varjag2007su (varjag2007su) wrote,
varjag2007su
varjag2007su

На Украине сегодня отмечают годовщину захвата Савур-горы


Ровно три года назад, 7 августа 2014-го, над легендарным курганом был поднят украинский флаг

Саур-Могила находится в Шахтерском районе Донецкой области. Это стратегическая высота (278 метров), откуда просматривается территория в радиусе 30—40 километров, так что можно прекрасно контролировать большой участок границы с Россией, а в хорошую погоду видно Азовское море, что в 75 километрах к югу (это фактически выход к морю).

В этих местах летом 1943 года в течение полутора месяцев шли кровавые затяжные бои. По словам очевидцев, танки пробуксовывали на… телах. Останки погибших солдат находят по сей день.

В сентябре 1967 года на кургане возвели 36-метровый обелиск, у подножия которого установили девятиметровую фигуру советского солдата. К комплексу вела широкая лестница, по ее бокам — четыре огромных многофигурных пилона, а с левой стороны надпись: «Берегите, берегите, берегите мир!»

В День Победы и в День освобождения Донбасса к мемориалу съезжались ветераны со всех уголков Союза, молодожены и выпускники школ возлагали цветы, туда обязательно привозили иностранные делегации. Так могло продолжаться не один десяток лет…

В июле-августе 2014-го украинские военные и добровольцы сражались за эту высоту с пророссийскими террористами. О победном штурме «ФАКТАМ» рассказал участник событий, комбат батальона «Крым» Иса Акаев.

— Иса, до 7 августа наши бойцы не раз безуспешно пытались взять Саур-Могилу. Как удалось это сделать? Вы в качестве кого участвовали в штурме? Батальон «Крым» уже был создан?

— Батальона еще не было, туда отправилась группа моих земляков-добровольцев.

Сначала немного расскажу предысторию. В начале марта 2014 года я с другом приехал из Симферополя в Киев. Мы уже понимали, что все потеряли, и хотели с единомышленниками начинать партизанское движение в Крыму. Мустафа Джемилев отговорил: «Ребята, никуда не лезьте. У нас есть армия, есть СБУ. Все под контролем».

Встречался с тогдашним генпрокурором Яремой. Он сказал, что таких радикалов, как мы, вооружать нельзя: «Вы завтра против нас начнете воевать». Ответил ему, что если бы захотели, уже воевали бы, ничего не удержало бы, что мы неглупые люди (среди нас есть экономисты, инженеры, другие специалисты) и понимаем, что Крым — неотъемлемая часть Украины, что надо искать, что нас объединит, а не то, что разъединит. Бог в Священном Писании мусульман сказал: «Я вас создал разными народами, чтобы вы познавали друг друга».

В мае познакомился с военным аналитиком Алексеем Арестовичем. Он поддержал нашу идею создания батальона крымских татар или такого подразделения в одном из батальонов. Но, пока проходили организационные перипетии, многие ребята просто не дождались: кто-то вступил в «Правый сектор», кто-то — в другие формирования.

В июне мы начали тренироваться. Нас учили хорошие инструкторы. Потом уже мы помогали обучать других. Под Мариуполем участвовали в нескольких стычках с боевиками.

Когда я встретился с начальником разведки АТО генералом Гордийчуком (Герой Украины. — Авт.), то изложил ему концепцию создания мусульманского батальона. Игорю она понравилась: «Четкая идея!» Он один из немногих наших офицеров, которые учились на Западе, поэтому знает, что там аналогичные формирования эффективно работают. В будущем, после освобождения Крыма, мы с ним планировали создать там крымскотатарский корпус, чтобы впредь никто даже не помышлял об аннексии.

На Донбасс отправились девять моих земляков. В Краматорске познакомились со спецназовцами ГУР (Главное управление разведки. — Авт.), много тренировались.

Через неделю заместитель Гордийчука Альберт Митрошкин сказал: «Выбери шесть своих ребят. Выезжаем на боевое задание». — «У нас же нет оружия!» — «Все будет нормально».

В вертолет села наша группа, Митрошкин и генерал Назаркин с охраной из девяти человек. Нас высадили в сорока километрах от нужного места — боялись, что борт могут сбить. Залегли в лесополке (лесополосе. — Авт.). Спустя время за нами приехал БМП. Но я так и не смог понять, куда нас везут.

[Spoiler (click to open)]

— Вам не говорили?

— Нет. Хотя, когда летели, видел вдалеке монумент на Саур-Могиле. Приехали в какое-то село. Командир подразделения ВСУ спросил: «Куда направляетесь?» Объяснили, что толком не знаем. «А чем отбиваться собираетесь?» Завел в подвал, показал кучу трофейного оружия: «Выбирайте. А на обратном пути здесь оставите».

Мы и спецназовцы из сопровождения Назаркина глубокой ночью заехали в лесополку. Фонарики включать запрещено. На ощупь нашли землянку. Как-то переспали. Утром проснулись от канонады. Опять выехали и долго блукали.

— Тогда же карт не было практически ни у кого.

— Ну да. Большая проблема. Вернулись в село, где были накануне. Часть группы пересела на БМП, часть — на грузовик. По дороге БМП сломалась. Добирались на грузовике.

В Петровском (село неподалеку от кургана. — Авт.) выпрыгиваю из машины, стоит Гордийчук: «Иса, надо взять вот эту высоту. Готов к штурму?» — «А для чего мы сюда приехали? Конечно, готов. Но ты мне хоть объясни, чтобы я понимал, где что». Дал полчаса, чтобы мы привели себя в порядок. Ведь ехали по полям, по пыльным дорогам. Жара стояла адская.

Потом подошел какой-то офицер: «Отбой, вы никуда не едете». Взяли вещи и пошли в местный клуб, там базировались ребята из других подразделений.

— Местные жители как реагировали на бойцов?

— Кроме ребятишек никого вообще не видел. Одни вояки там были. Вдоль улицы — БМП, БТРы, танки…

Только успели умыться, прибежал парень: «Гордей зовет». Пришли. Гордийчук: «Ты куда пропал? Тебе кроме меня никто не может приказы давать. Сейчас поедете на штурм».

Самый крайний дом в Петровском был штабом. За ним — пустырь и дорога на Саурку. На этом пустыре стоял большой длинномер с белым кузовом. «Лезьте туда, вам все по дороге объяснят». В кузове человек 12—15 разного возраста. Все молчали. Видно, что настрой серьезный.

Ребята мои спрашивают: «Что делать?» — «Просите Бога, чтобы укрепил, чтобы мы в бою вели себя как мужчины».

Не видели, куда везут: борта машины выше человеческого роста. Около двух-трех часов дня оказались у подножия кургана. Стоят «катюши», танки, артиллерия, машины времен Второй мировой войны. Фамилии погибших красноармейцев выбиты на мраморе…

— Все еще было более-менее целым?

— Да. Но стела вся в дырах, а от фигуры солдата одна нога осталась.

— Боевики наверху, а вы — как на ладони…

— Конечно. Сепары засели за парапетом.

— Это смотровая площадка комплекса.

— Их минометы стреляли по нам. А мы с «калашами»… Правда, наши БМП и танки периодически выезжали и стреляли в сторону кургана.

На штурм пошли 15 десантников 25-й бригады и мы вшестером. Прикрывала всех группа Максима Музыки («ФАКТЫ» писали о нем в прошлом году. — Авт.).

Все побежали со стороны, где пилоны, а мы в открытую — прямо по аллее. Добрались до верха. В этот момент ранило командира вэдэвэшников, еще одного бойца — легко в плечо, а третьему осколок попал в лицо, он умер на месте. Вэдэвэшники начали откатываться назад.

Мы тоже за ними спустились. Сидим под пилоном. А по нам гатят из всего подряд. Минут двадцать вообще высунуться не могли. Слышу разговор десантуры: «Попали в такое пекло. Давайте все оставим, а завтра еще раз пойдем». Говорю ребятам: «Хлопцы, мне пятьдесят лет. Взобраться третий раз сил уже не будет. Коль приехали, доведем дело до конца». На том и порешили.

Где-то около шести часов вечера закрепились наверху окончательно. Содрали «дээнэровскую» тряпку. Вэдэвэшники на торчащей арматуре от стелы повесили знамя своей бригады и наш украинский флаг.

Расскажу об очень смешном моменте. Когда мы практически были уже на вершине, по нам начали стрелять снизу. Но там же свои!

Оказалось — «правосеки». Они прибыли в Петровское. Им сказали: «Там хлопцы штурмуют Саур-Могилу, если хотите, помогите им». Они приехали, увидели, что наверху маячат люди, и открыли стрельбу.

— Да уж, обхохочешься.

— Они не предполагали, что штурм может завершиться так быстро.

— И что вы им сказали?

— Что не надо так делать (смеется).

— Местные жители рассказывали, что весь курган был усеян телами.

— Не знаю. Видели лишь несколько трупов.

— Россиян или «ополченцев»?

— Я лично держал в руках документы погибшего «ополченца» из батальона «Восток».

— Кого-то в плен взяли?

— Нет. Даже их раненых не было.

Мы предполагали, что сепаров засыпало щебнем в каком-то помещении внутри стелы.

— Там был музей боевой славы.

— Туда невозможно было попасть. Наверное, они туда залезли, и их там накрыло. Не видели, чтобы кто-то убежал.

— Говорят, боевики прятались в немецких дотах, оставшихся после Второй мировой.

— Не видел ни одного дота, честное слово. Самое хорошее укрепление там — бетонный водопроводный люк с чугунной крышкой. В таком люке — как у Христа за пазухой.

…Решили остаться ночевать на кургане. У нас выбора не было. Куда деваться? Машины-то все уехали.

— Почему?

— Артиллерия сепарская работала.

— Там же спрятаться негде.

— Копать ничего не пришлось (это практически невозможно — там ведь, по сути, скала), прятались в норах, которые от сепаров остались.

— А с водой и едой как?

— С собой почти ничего не брали. Штурмовали налегке. Но у сепаров на вершине были большие запасы. А в подвале кафе «Дубок» нашли сгущенку, тушенку, сигареты. Все российского производства.

В первую ночь более-менее поспали. А под утро они нам устроили хороший «праздник».

— Максим говорил, что лупили из трех точек — со стороны Тореза, Снежного и России.

— Сначала работал миномет, потом САУ, потом «Град», потом танки. После этого — два-три часа затишья. Такое повторялось каждую ночь.

На следующий день приехали отцы-командиры: «Вы герои. Молодцы, свою работу сделали».

После поздравлений стали собирать трофеи: оружие, боеприпасы, еду, питье.

— Много было?

— Больше чем достаточно. Сепаров вооружили очень хорошо. Мы взяли четыре АГС, одну систему «Партизан» (это такой ручной «Град» на треноге), два пулемета «Утес» на треногах, «калаши».

Ребята из 25-ки и мы отсидели там трое суток. Танкисты 51-й бригады нас всегда четко поддерживали. А в Мануйлово прямо под лесополкой стояли наши САУшки. Если что, сразу давали ответку. Мы корректировали их огонь.

Ночами видели, как заходят колонны из России: длинная «змея» ползла в один город, второй, третий (города Снежное, Шахтерск, Торез. — Авт.).

— А 24 августа Саур-Могила опять перешла к боевикам. Почему отдали?

— Не могу сказать. Наверное, потому что войска все отвели. Если бы нас не остановили, мы бы к границе вышли.

Но был приказ уехать. Гордийчук пообещал: «Будем продолжать то, о чем говорили. Надо ваше подразделение развивать». Позже его очень тяжело ранило под Иловайском, эту историю все знают. Он настоящий офицер.

Но мы все-таки создали батальон «Крым». В нашем подразделении были не только мусульмане, но и христиане. Кроме граждан Украины также представители Узбекистана, Таджикистана, России. Они отлично понимали, откуда угроза. Если Украина падет, судьба остальных — дело времени.


*Иса Акаев: «Если бы нас не остановили, мы бы к границе вышли» (на следующий день после победного штурма Саур-Могилы, крайний слева сидит — Иса Акаев)

Мы работали как диверсионно-разведывательные группы вместе с гуровским спецназом и с 73-м центром специальных операций — это наши «морские котики».

— В каком районе?

— Куда отправят. Базировались в Краматорске. Когда появился приказ о расформировании всех добробатов, не вошедших в состав ВСУ, «Крым» хотели раскидать по разным частям. Но нас это не устроило. Мы, согласно закону, сдали оружие на хранение и вышли из зоны АТО.
Полностью http://fakty.ua/242414-kombat-kryma-isa-akaev-kogda-bezhali-k-vershine-saur-mogily-po-nam-snizu-nachali-strelyat-pravoseki

Одним словом, так как с горой Маковкой и "блестящей победой" галицких усусов на малороссами в составе русской армии:  28 – 29 апреля ряд формирований УСС захватили гору Маковка и короткое время смогли ее удерживать. А уже 1 мая русские части взяли гору, а в месте с ней выживших бойцов УСС и австрийцев взяли в плен.

Subscribe

Recent Posts from This Journal

promo mgu68 15:09, Четверг 65
Buy for 110 tokens
Cобытия на Юго-Востоке Украины, которые уже сейчас можно смело называть массовым геноцидом, и ничем иным, пробудили, если задуматься, не только нашу нацию. Погибший ополченец Мангуст, премьера фильма о котором состоялась на днях, говорил о том, что ополчение Донбасса - это те, кто проснулись от…
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 4 comments