varjag2007su (varjag2007su) wrote,
varjag2007su
varjag2007su

Categories:

Под Иловайском погибло 366 человек, - волонтер Павел Нетесов


Знаете, когда меня спрашивают про Иловайск – как, мол, вы оцениваете – я всегда говорю, что это чудо – то, что так мало погибших.

- Мало?

- Мало. Иловайск на сегодня – это, по-моему, 366 человек. Говорю неточно, потому что 29 августа истекает три года. И до сих пор идет опознание. Вы знаете, что такое "Книга памяти"?

- Да. Это наиболее полное собрание имен погибших в этой войне бойцов.

- Если вы заходите в "Книгу памяти", там есть схема расположения сборных кладбищ неидентифицированных останков. Всех неопознанных бойцов хоронят там. Таких кладбищ в Украине два: Краснопольское в Днепре и Кушугумское в Запорожье.

Сейчас в "Книге памяти" значится 3 550 погибших (на момент публикации интервью – 3 570 человек, - "Апостроф"). Раньше сюда добавлялись только боевые потери. Сейчас же будут добавляться и те, кто погиб в небоевых условиях. И вот если мы откроем схему, скажем, Краснопольского кладбища – во многих местах мы увидим слово "перепохований". Значит, личность человека установлена – и родные забрали его останки домой.

И есть, допустим, "ячейки" с номерами. Это значит, что у нас еще нет окончательных результатов, но мы уже, в принципе, знаем, кто это. Задержка – в том, что либо родственники должны сдать ДНК, либо они должны согласиться с результатами... Потому что у многих дважды ДНК сошлось, а они не соглашаются. Не хотят. Или не могут – психологически.

И если семья не сдает образцов – нужен человек, который придет к родственникам, поговорит, объяснит, расскажет – чтобы они поняли, почему нельзя отказываться идти на экспертизу. Этот парень ведь никому не нужен, кроме своей семьи. Понимаете? Его никто не заберет. И нет такого человека, который бы им это объяснил.

Вот сейчас работа поисковика переходит больше в эту плоскость – работы с семьями погибших.

- Почему это смещение происходит? Неужели стало меньше поисковой работы?

- Нет, знаете, поисковой работы сейчас очень много. Мы сейчас сменили полностью состав, и с военными сейчас работают житомирские ребята. Они спокойно заезжают на ту территорию, сепары с ними спокойно разговаривают. Потому что я где-то что-то не так сказал, плохо отозвался. И есть риск, что если мы еще раз заедем – можем оказаться на подвале. И я, и те, кто поедет со мной. Так зачем оно надо?

Мы больше работаем сейчас на нашей территории, работаем на "нуле" и работаем в "серой зоне", потому что не все на это соглашаются, это очень опасно.

Последняя работа, которой непосредственно наша поисковая группа занималась: мы развозили части погибших. Вот представьте ситуацию, что в могиле – под крестом – лежит нога, рука, часть человека… Помню, к примеру, историю с погибшим в донецком аэропорту Володей Бузенко. В его случае похоронили одну руку – по суду.

- Родные не признавали, что он погиб?

- Они признали, что он погибший, потому что была куча свидетелей того попадания, в результате которого он погиб… Они признали. Но это тоже редкий случай. В основном, не признают, ничего не хотят даже слышать. Даже когда все совершенно очевидно…

Так вот, мы доставляли его ногу, ботинок и часть тазовой кости… Это все было. Была возможность заехать в ДАП под сопровождением сепаров. Заехали – и забрали. Это был 2015 год, на секундочку – запомните.

Захоронено это все было на Краснопольском кладбище в Днепре. Мы едем, проводим эксгумацию (военные договорились – это ведь целая процедура), забираем эти останки и звоним сестре Володи, потому что мама его вообще тогда разговаривать не могла. Они в шоке, потому что чтобы дозахоронить – это ж надо могилу разрывать, а никто не хочет этого делать. В результате мы убедили, что немножко надо…

Привезли им это все в небольшом красном гробике – как те, в которых останки красноармейцев до сих пор перевозят. Говорю: "Оля, смотреть будете?" Она: "Конечно, будем". Открыли. Сестра берет в руки ботинок – и говорит: "Это тот, который я ему передавала…"

И все, для них все сомнения уже отпали. Они-то согласились раньше, но мама-то продолжала верить, что сын – живой. А тут уже и для сестры, и для мамы все стало понятно. И мы стоим, я все анализирую – и думаю: а мы ведь сейчас у мамы отобрали надежду… Но при этом вся остальная семья как-то выдохнула, что ли. И потихоньку-потихоньку горе у них найдет какой-то выход. Например, в общественной работе. Я тогда еще им подсказал в школе музей сделать – и каску погибшего туда передать. Зачем ее хоронить? Пусть люди смотрят, пусть помнят…. Они забрали эту обожженную, обугленную, вонючую каску, которую я им посоветовал проветрить и потом в витрину положить…

Отсюда https://apostrophe.ua/article/society/accidents/2017-08-27/posle-ilovayska-nam-govorili-ukraintsyi-bog-dal-vam-znak-ne-boyatsya---volonter/14070

Tags: армия, гражданская война
Subscribe

Recent Posts from This Journal

promo varjag2007su февраль 18, 2019 14:57 28
Buy for 100 tokens
Друзья и читатели моего блога! Вы все знаете, что все годы существования моего блога мой заработок не был связан с ЖЖ. Т.е. я не была связана и не имела никаких обязательств материального характера ни перед какими политическими силами и различными группами, кроме дружеских уз и благодарности…
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 14 comments

Recent Posts from This Journal