varjag2007su (varjag2007su) wrote,
varjag2007su
varjag2007su

Первую украинскую книгу написал московский патриот-державник

Файл:Виргилиева Энеида СПб 1809 by Russianname.jpg




http://www.ljplus.ru/img3/m/a/major_hartmann/e3_14.jpg




http://oursong.narod.ru/eneida/e7_31.jpg


http://oursong.narod.ru/eneida/e2_7.jpg


http://oursong.narod.ru/eneida/e1_3.jpg


Прийшла Венера... Малюнок Анатолія Базилевича


Уже ж було не без гріха!. Малюнок Анатолія Базилевича


Зо всіми миттю побратались...


Три голови мав пес сей мурий...


Жаль було на них глядіть...


Гнучка, юрлива, молода


І крикнув, як на гончих псар.


І диким голосом завила: — О сину! світ моїх очей!. Малюнок <br ></img>Анатолія Базилевича.


І з смутним видом об'являє, Що мертвих треба поховать


Прочесть "Энеиду" Котляревского и насладиться иллюстрациями Базилевича можно здесь.

Немного об украинском, великорусском языках народном украинском наречии, Иване Котляревском и "Энеиде"

После воссоединения на Переяславской Раде 1654 года Великой и Малой Руси в единое русское государство множество малороссийских учёных, богословов и литераторов переехало в Москву, сделав огромный вклад в развитие русского языка. Того самого, на котором написана эта статья.

Вот как сами «политические украинцы» описывали данный процесс. Филолог Иван Огиенко (впоследствии митрополит Канадский – УАПЦ – Илларион) писал так: «... За XVIII столетие постепенно в Московии складывается новый литературный московский язык, и создают его в основном украинцы... Новый московский литературный язык возник в результате долгой борьбы языка украинского и московского: в него вошли и старый литературный московский язык, и язык московский приказов, и литературный язык украинский, и украинский актовый язык. Вот так умер наш старый украинский литературный язык, и так воскрес он уже литературным московским языком» (Огієнко І. Українська культура. – К., 1918. — с.254).

Другой украинский исследователь – эмигрант Зиновий Когут пишет: «Поскольку большая часть украинской знати всё ещё обучалась грамоте по славянскому Псалтырю и иным книгам Священного писания, старо-российский книжный язык звучал для них как родной. Для украинского мелкопоместного дворянства постепенная замена староукраинского языка старороссийским, то есть русским, была практически незаметной». (Когут 3. Розвиток малоросійської самосвідомості і українське національне будівництво // Зустрічі. -1991.-№2.-с 168-169.)

Особенно метко, хотя и с кое-каким преувеличением, роль украинского компонента в развитии общерусской культуры обозначил князь Николай Трубецкой: «... На рубеже XVII-XVIII веков произошла украинизация великорусской духовной культуры. Различие между западнорусской и московской редакциями русской культуры было упразднено путём искоренения московской редакции, и русская культура стала едина. Эта единая русская культура послепетровского периода была западнорусской, украинской по своему происхождению, но русская государственность была по своему происхождению великорусской, а потому и центр культуры должен был переместиться из Украины в Великороссию. В результате и получилось, что эта культура стала ни специфически великорусской, ни специфически украинской, а общерусской. Всё дальнейшее развитие этой культуры в значительной мере определялось именно этим переходом от ограниченного, местного к всеобъемлющему, общенациональному». (К украинской проблеме.// Кн. Трубецкой. Н. Наследие Чингисхана. Сб. –М.,1999)

Таким образом, учитывая всё вышеупомянутое, а также роль, которую играли и продолжают играть украинцы в русской культуре, можно утверждать, что формировавшийся на основе старомосковского и староукраинского книжных языков, а также народных наречий русский литературный язык является общерусским, то есть общим восточно-славянским наследием. Тем самым выбивается почва из-под тезиса политиканствующих демагогов из среды «свідомих українців» о чужеродности русского языка на Украине.

Но в конце XVIII века на Украине появляются первые произведения на народном малорусском языке. Примечательно, что употребление народного языка связано с распространением классицизма. Описывая украинский классицизм, украинский литературовед Дмитрий Чижевский говорит: «Авторы этого времени впервые начали последовательно употреблять народный язык – не всегда даже в сочинениях уважаемых жанров. Частично это забава, частично подражание чужим литературам, где в такой самой (травестийной, гротескной, бурлескной) функции употреблялись диалекты и языки, которые ещё не имели своей литературы...».(Чижевський Д. Історія української літератури. Тернопіль, 1994. с. 351-352)

В другом месте Чижевский замечает, что зачастую «украинский язык использовался ещё и для пародий ...или «салонных» подражаний народным песням» и «авторы употребляют не настоящий народный язык, а вульгарный, относясь к языку, как до всего народного, с определённым презрением и пренебрежением». (Чижевський Д. Історія української літератури. Тернопіль, 1994. с. 315)

Так вот, именно в таком качестве и рождалась «Энеида» Котляревского.

Эта поэма являлась типично классицистским произведением в жанре «бурлеск и травестия». Приступая к написанию, Иван Петрович следовал опредёленной традиции. В европейских культурах классицизма существовало уже к тому времени несколько пародийных переделок «Энеиды». Наиболее известные из них – Блюмауэра на немецком языке, Скарона на французском, несколько версий на французских диалектах, а также русская версия Осипова.

Чижевский характеризует «Энеиду» Котляревского следующим образом: «Содержание её заимствовано у Вергилия: это история странствий троянцев, которые после гибели Трои бежали с одним из младших членов царской семьи Энеем и после разных приключений нашли новую родину в Италии, где, победив местного царька Латина, положили начало позднейшей римской державы ... «Энеида» была избрана как произведение общеизвестное. Сюжет травестированных «Энеид» интереса не представлял, ибо весь ход событий был уже известен читателю... То, что было новым и привлекало внимание читателя, представляло собой вариации отдельных сцен и эпизодов поэмы. Традиции травестии состоят в том, что определённая историческая и национальная окраска произведений авторами травестий заменялась другой, Котляревский делает из троянцев – и, собственно представителей других народов, – украинских казаков, а с другой сферы, которую воспевала поэма, с греко-римских богов, – мелких украинских панов. Все подробности переведены в плоскость повседневной украинской жизни». (Чижевський Д. Указ. Соч. с. 319)

Сочиняя «Энеиду», Котляревский и не думал становиться основоположником новой литературы. Для него это была просто забава. Издавать «перециганеную Энеиду» (как сам называл её Котляревский), Иван Петрович не собирался, это была просто фривольная литературная поделка, которую автор читал друзьям. Тем не менее, произведение имело колоссальный успех и в рукописных вариантах ходило по рукам. Но опять же – именно как «пикантное чтиво». Даже в страшном сне Котляревский не мог представить, что его произведение по идеологическим причинам будут впаривать в школе детям...

Однако некоторые из украинских классиков не столь высоко оценивали творчество Котляревского. Тарас Шевченко писал, что «твір «Энеида» добрий, а всеж-таки сміховина на московський шталт». Пантелеймон Кулиш назвал Котляревского выразителем «антинародных образцов вкуса», от души поиздевавшимся в своей «Энеиде» над «украинской народностью», выставившем напоказ &laquo;всё, что только могли найти паны карикатурного, смешного и нелепого в худших образчиках простолюдина», а язык поэмы назвал «образцом кабацкой украинской беседы». (Кулиш П. А. Обзор украинской словесности // Основа. 1861. № 1. С. 244, 246. 247.)

Следует заметить, что первые деятели украинской литературы и не имели мысли создавать какую-либо отдельную литературу, культуру или язык и не мыслили себя вне общерусского литературного и культурного контекста. Примечательно, что первые самостийнические произведения появляются на русском языке («История Руссов») тогда, как украиноязычные авторы проявляли свои верноподданнические чувства.

Дабы не быть голословным, позволю себе процитировать высказывание украинского публициста Юрия Охримовича о первых украинских писателях, оставляя на совести автора некоторые эмоциональные оценки: «Отец украинской словесности, масон Иван Котляревский, несмотря на свой либерализм, был всё-таки монархистом и московским патриотом, далёким от политического украинства, хотя у него замечаем тоску за старыми казацкими порядками».

Второй пионер украинской литературы, профессор Гулак-Артемовский, вступил в своих украинских стихах российским империалистом, посылая проклятия в адрес французов, турок и англичан во время Севастопольской войны и прославляя генерала Паскевича, выдавившего весь жир из польских повстанцев 1831 года. Это не мешает ему говорить: «Чи є в світі мати друга, як та Україна», ибо московский патриотизм сливается у него с украинолюбством... Отец украинской прозы Григорий Квитка-Основьяненко также являлся убеждённым монархистом и, что называется, московским патриотом – державником. Известный украинский лирик, типичный романтик Метлинский, который до умопомрачения любит родной язык и плачет над руинами и могилами Украины, этот же самый поэт в другом месте, находит успокоение своей тоски в Российском империализме и патриотизме...»

Российскими патриотами-империалистами были и все другие писатели и поэты, что лучше всего видим из их патриотических стихотворений, написанных, в основном, по поводу трёх событий: изгнания французов из России в 1812 году, подавления Польского восстания 1831 года и Севастопольской войны.

«Бесконечную и подлую лесть русскому оружию воспевали все тогдашние поэты и писатели – Котляревский, Квитка, Гребинка, Артемовский, Чужбинский, Бодянский, Максимович, Корсун, не говоря уже о второстепенных писателях» (Охрімович Ю. Розвиток української національно-політичної думки. — Львів, 1922,-с.11-14.)

Не вина Котляревского, что его легкомысленное детище в руках не совсем корректных и честных деятелей стало орудием разрыва жителей украины с их древней литературной традицией и послужило толчком для отделения украинского языка от общерусского. И тут воистину оказался прав другой поэт – Фёдор Тютчев: «Нам не дано предугадать, Как слово наше отзовётся».
Отсюда
Tags: искусство, литература, личность, россия, украина, язык
Subscribe

Recent Posts from This Journal

promo varjag2007su february 18, 2019 14:57 10
Buy for 100 tokens
Друзья и читатели моего блога! Вы все знаете, что все годы существования моего блога мой заработок не был связан с ЖЖ. Т.е. я не была связана и не имела никаких обязательств материального характера ни перед какими политическими силами и различными группами, кроме дружеских уз и благодарности…
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 2 comments