varjag2007su (varjag2007su) wrote,
varjag2007su
varjag2007su

Энергетическая нищета: французы, живущие в холоде.

У нас на майдане скакали за то, чтобы жить "как на Западе". Что ж, они своего добились, и теперь могут жить так, как многие живут на Западе.

По данным INSEE (
Национального института статистики и экономических исследований) 5,9 млн французов живет в «энергетической нищете». За этим технократическим выражением - разные  человеческие судьбы. Арендаторы или владельцы, живущие без электричества или без отопления, затыкают окна своей квартиры тряпками, страдая от влаги, которой пропитываются стены …

Побываем у них вместе с Стефани Лакомб, фотографом, и социологом Бруно Марека.

У Гийома.

«Мне никогда еще в жизни не было так холодно, как с тех пор, как я самовольно устроился в эту квартиру, которая пустовала. Я пытаюсь обустроиться: для сна я поставил палатку, утеплил ее изнутри тканью и поставил  электрический нагреватель. Я сплю в шапке, колготках, носках и пижаме Thermolactyl, и кладу в постель бутылки с горячей водой. Но холод, идущий с бетонного пола, все-равно пробирает".

Гийом, 50 лет, неженатый, безработный, живет в парижском регионе.

(фото: Stéphanie Lacombe / Picturetank)

У Валери.

« В 2007 мы купили дом под капитальный ремонт. Фирма, которая должна была делать ремонт, обанкротилась, и мы потеряли все. На протяжении трех лет мы жили в  холодном, влажном, с заплесневелыми стенами доме, полном сквозняков ... в 2011 году, мы поставили на нашем участке этот домик на колесах.  С пола идет холод, в общей комнате 12  градусов, а в спальнях - 8. Продукты в кухонном шкафу замерзают".

Валери, 44 года, замужем, четверо детей, профессия - детская воспитательница, на инвалидности.  Проживает в Даммари-ан-Пюизэ, департамент Луарэ.

(фото: Stéphanie Lacombe / Picturetank)

У Жерара и Маризы.

"В зимний период, мы моемся по пятницам, вечером, после ужина, по очереди."

Жерар, 67 лет, холостяк, бывший фермер на пенсии. Его сестра, Мариза, 63 года, незамужняя, пенсионерка, домохозяйка. Владельцы дома в Питивье (Луарэ).

(фото: Stéphanie Lacombe / Picturetank)

У Кристиана.

"Я живу в деревне в горах. Я грел дом с помощью дровяной печки, но, заболев грыжей межпозвоночного диска, я больше не мог таскать дрова ... Я продал печь и купил керосиновый обогреватель, который я включаю, когда становится очень холодно. Один знакомый помогает мне занести в дом 25-ти литровый баллон с керосином. Я, как и все, стараюсь экономить, поэтому пользуюсь электрическим отоплением совсем мало ".

Кристиан, 62 года, холостяк, коммерческий агент. Квартирант дома в Вайокес (департамент Эро).

(фото: Stéphanie Lacombe / Picturetank)

У Франсуазы.

« Я купила этот дом в 2011 под капитальный ремонт. Я надеялась, что сын займется ремонтом, но он уехал, забрав мои сбережения - 15 000 евро - чтобы оплатить свои долги. У меня нет ни электричества, ни воды, ни туалета. Я пользуюсь свечами, затыкаю окна тряпками, и греюсь керосиновым обогревателем. На жизнь мне остается 50 евро в месяц. Зимой здесь спать очень тяжело. "

Франсуаза, 56 лет, разведенная, мать троих детей, санитарка на пенсии, владелица дома в Ганж (департамент Эро).

(фото: Stéphanie Lacombe / Picturetank)

У Романы.

"Мы поселились в эту квартиру шесть месяцев назад. С тех пор моя дочь постоянно болеет:  бронхиты, бронхиолиты, до воспаление легких … В ее комнате холодно, я ставлю термостат на 25 °, но он еле добирает до 17 °. Ее матрас черный от плесени, и на стенах пятна от влажности.  Хозяин квартиры не обязан делать ремонт, хотя наше жилье в списке непригодных для жизни.  Это ужасно. Пока проблема не решится, мы вынуждены спать втроем  в гостиной ".

Романа, 22, замужем, один ребенок и ждет второго. В поисках работы. Квартирантка  в Мэзе (департамент Эро).

(фото: Stéphanie Lacombe / Picturetank)

У Надин.

« Столовая - это единственная отапливаемая комната в этом доме. У меня есть керосиновый обогреватель, который стоит у камина. Я не хожу в гости, потому что  не могу в свою очередь пригласить к себе. У меня слишком холодно."

Надин, 71 год, вдова, мать 2-х детей, продавец на пенсии.

Владелец в Вексен (департамент Валь-д'Уаз).

(фото: Stéphanie Lacombe / Picturetank)

У Беранжэр.

"Котел сломан, хозяин дома не хочет ремонтировать. В доме холодно и влажно. Тяжелее всего ночью, когда я просыпаюсь и чувствую оледеневшие ноги моего ребенка. В эпоху интернета мы живем как наши деды.  Я устала. Когда идет дождь, внутри все промокает. Мы успокаиваем себя тем, что у нас хоть какая-то крыша над головой, хоть и разваливающаяся".

Беренжер, 35 лет, замужем, 4-ро детей. И она и муж - безработные. Снимают дом в Дуэ ( департамент Нор (Север))

(фото: Stéphanie Lacombe / Picturetank)

У Коринны.

"Эта квартира относится к категории помещений, непристойных для жилья:  влажность, встроенные шкафы, стены и окна в плесени, одежда тоже. Я живу на пособие (RSA). После оплаты коммуналки, у меня остается 70 евро. Иногда в моем доме холоднее, чем на улице. Бывает, что во время каникул моя дочь не вылезает целый день из-под одеяла, вместе с кошками, которые ее греют. А по вечерам, иногда, мы вместе с ней садимся на пол у батареи, но все-равно холодно, ведь всего 16  градусов."

Коринна, 40 лет, мать-одиночка 4-х детей. Безработная. Снимает квартиру в Сэт (департамент Эро).

(фото: Stéphanie Lacombe / Picturetank)

( источник:  «Le Nouvel Observateur» 17/12/2016  http://tempsreel.nouvelobs.com/galeries-photos/photo/20161216.OBS2789/grand-format-precarite-energetique-ces-francais-qui-ont-froid.html )

Tags: капитализм, социоцид, франция
Subscribe

Recent Posts from This Journal

promo varjag2007su октябрь 18, 16:50 20
Buy for 100 tokens
Друзья и читатели моего блога! Вы все знаете, что все годы существования моего блога мой заработок не был связан с ЖЖ. Т.е. я не была связана и не имела никаких обязательств материального характера ни перед какими политическими силами и различными группами, кроме дружеских уз и благодарности…
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 30 comments