January 20th, 2018

Варяг

Светское и политическое сектанство


Юрий Ткачёв пишет:

"Как-то запустил я процесс ознакомления достопочтенной публики с методами психологического насилия, применяемыми сектами - и, в частности, политическими, или светскими сектами.

Напомню, отличие сект от других объединений состоит в стремлении к получению полного контроля над мыслями, чувствами и действиями человека через разрушение его личности и создание новой. Значительная часть воздействий этого рода базируется на теории когнитивного диссонанса.

Автором теории когнитивного диссонанса является Леон Фестингер. Именно он предположил, что психология человека устроена так, что ищет гармонии между убеждениями, мыслями и действиями человека, в оригинале "между тем, что он делает, что он знает и чему верит".

Если все три составляющие пребывают в гармонии, то это называется консонансом - это естественное состояние человеческого сознания. Если же консонанс разрушается, то наступает диссонанс - неблагоприятное, некомфортное состояние, и сознание пытается вернуться в состояние консонанса.

Самое интересное свойство состоит в том, что если нарушается ЛЮБАЯ из трёх составляющих, то остальные две изменятся для того, чтобы вернуться к консонансу. Следствие: если так или иначе заставить человека делать нечто, что противоречит его взглядам и идеалам, то взгляды и идеалы соответствующим образом изменятся. Правда, произойдёт это через некий период психологического кризиса, который будет вызван когнитивным диссонансом.

К примеру (я подбираю примеры из наиболее близких мне сфер) если человек долгое время вынужден говорить (писать) что Янукович - мудак, Путин напал, а жители Донбасса - сплошь серое быдло, то через некоторое время он сам в это поверит. Причём поверит на полном серьёзе: когнитивный диссонанс сознание разрешит как бы само. Это - защитный механизм психики.

Однако секты используют принцип когнитивного диссонанса намеренно - для того, чтобы сломать, уничтожить старую личность.

Например, членов сект заставляют вести себя странным, непривычным, новым для них образом. К примеру, их могут заставлять носить непривычную одежду (или вообще ходить голыми), делать странную причёску (или бриться налысо), вести непривычный образ жизни (жить на природе или за пределами знакомых мест, иметь непривычный режим питания и сна, заниматься тяжёлым физическим трудом или, напротив, искусственно ограничивать физическую активность), заниматься сбором пожертвований на улицах, обращаясь с просьбами к совершенно незнакомым людям и т.п. - в общем, делать то, что вызовет когнитивный диссонанс. Конечно, самым простым способом разрешения этого диссонанса является прекратить диссонирующие действия - например, вообще уйти из секты. Однако хитрость состоит как раз в том, что к тому моменту, как манипуляторы прибегают к такому приёму, человек уже подсажен на секту. Для него секта - это место, где его любят, ценят, где им восхищаются. И уход из этой секты сам по себе будет травмой.

Хитрость состоит в том, что от человека не требуют сразу многого, чтобы не вызвать слишком уж сильный диссонанс. Секта действует принципами "тысячи крошечных уступок", когда действие, которое требуется совершить сейчас, противоречит установкам человека, но не очень сильно. Грубо говоря, дискомфорт, причиняемый диссонансом, должен быть слабее, чем дискомфорт от мысли об уходе из секты. Более того, если человек всё-таки совершает то, что от него требуется, он получает "воздаяние" в виде похвал и восторгов - достойная плата за "небольшой" дискомфорт.

Но проблема в том, что когнитивный диссонанс никуда не девается. Человек понимает, что ведёт себя "не так". Но поскольку он продолжает так себя вести, сознание ищет выход - и находит его в расшатывании базовых установоко. Человек как бы говорит себе: это не действия "не такие", а это его убеждения и мысли раньше были "неправильными". Сознание начинает меняться.

Каждая такая перемена, к слову, дополнительно "расшатывает" сознание: оно становится более гибким, мобильным в плане установок. В следующий раз человеку уже будет проще пойти на уступки, и его разум урегулирует диссонанс быстрее и с меньшими потерями.

У "опытного" сектанта сознание настолько мобильно, что почти сразу реагирует на любые перемены. Классическим является пример секты, в которой членов убеждали в неизбежной гибели мира от потопа и заставляли бросать свои семьи, продавать имущество и селиться в общине, которая, как уверяла лидер секты, спасётся. В назначенный день никакого потопа не состоялось, и по идее секта должна была распасться. Однако лидер секты заявила, что потопа не случилось потому, что бог оценил усердие членов секты и пожалел человечество. Сознание членов секты было уже настолько мобильным, что моментально разрешило диссонанс путём усвоения новой установки - это и понятно, ведь в противном случае им пришлось бы признать себя полными идиотами, да ещё и подвергнуться травле со стороны большинства.

А теперь давайте вспомним историю с ношением кастрюль, которая так нас веселила. С точки зрения теории когнитивного диссонанса это выглядит уже вовсе не смешно.

Человек понимает, что носить кастрюлю на голове - противоестественно, глупо и попросту стыдно. Но он надевает её потому, что так делают его друзья по майдану. Стоя на площади в кастрюле на голове, он ощущает диссонанс - но видит, что вокруг него стоят другие люди в кастрюлях, которые демонстрируют ему симпатию и поддержку. Ему комфортно в их компании, и сознание разрешает когнитивный диссонанс предельно простым способом: оно "переписывает" базовую установку, и человек и правда начинает думать, что в этом нет ничего смешного или глупого. Тем более, что со сцены ему предлагают вполне логичное объяснение того, зачем это надо делать - в знак протеста против "драконовских законов" ("потопа не было, потому что бог пожалел мир ради нашего благочестия").

[Spoiler (click to open)]

Отметим, что к тому моменту сознание активистов было уже достаточно расшатано "тысячей маленьких уступок", сделанных ранее. И хотя когнитивный диссонанс, который у них возникал, должен был быть довольно серьёзным, "тренированное" сознание с лёгкостью его разрешило - и расшаталось ещё сильнее, будучи готовым в следующий раз совершить ещё более сильное отклонение от привычного поведения.

Именно так многие (не все! методы сект вообще работают не на всех людей!) активисты перешли от "милых глупостей" вроде кастрюль на голове к откровенным злодействам (или одобрению злодейств).

Правда, повторюсь, методы сект работают не на всех - а точнее, не на всех работают одинаково. Я видел массу людей, которые вынуждены были изменить свой образ действий и свои мысли, но остались верны своим изначальным убеждениям на глубинном, внутреннем уровне, потому что эти убеждения уж очень укоренились. Эти люди вынуждены были жить в состоянии когнитивного диссонанса даже не месяцы, а годы. Стоит ли удивляться тому, что у них развивались мозные психологические кризисы (дополненные к тому же дополнительными стресс-факторами - гибелью товарищей, неприятием их позиции со стороны друзей и родных и т.п.), приводящие иногда попросту к деградации личности - например, злоупотреблению алкоголем и т.п.? Эти люди, попавшие "на конвейер" светской секты, оказались "бракованным товаром", не нужным ни секте, стандартам которой они так и не смогли начать соответствовать до конца, ни прежнему миру".


promo varjag2007su февраль 18, 2019 14:57 10
Buy for 100 tokens
Друзья и читатели моего блога! Вы все знаете, что все годы существования моего блога мой заработок не был связан с ЖЖ. Т.е. я не была связана и не имела никаких обязательств материального характера ни перед какими политическими силами и различными группами, кроме дружеских уз и благодарности…
Варяг

Венгрия будет блокировать проведения заседания НАТО-Украина


Министр иностранных дел Венгрии Петер Сийярто заявил, что Венгрия не будет способствовать проведению заседания НАТО-Украина на уровне министров обороны.

Об этом он заявил после встречи с председателем Общества венгерской культуры в Закарпатье и народным депутатом Верховной Рады Василием Брензовичем, сообщает "Радио Свобода".

Сийярто сообщил, что позиция Венгрии, как и ранее, остается неизменной: Будапешт не поддержит евроинтеграционные стремления Киева, "пока им нарушаются европейские и международные права".

Как утверждает венгерский министр Венгрия готова к консультациям и заключения договоренностей с Киевом в вопросе закона об образовании, но лишь в случае, если их содержание совпадает с интересами и желанием венгерского меньшинства на Закарпатье.

Министр отметил, что официальный Будапешт и в дальнейшем рассматривает образовательный закон Украины как такой, что направлен против международных и европейских норм, двусторонних договоренностей и базового договора между Венгрией и Украиной.

По словам Сийярто, это все совпадает с ожиданиями Евросоюза, согласно которым, уже добытые нацменьшинствами права нельзя отбирать.

Министр добавил, что со времени принятия решения Венецианской комиссией никаких консультаций между украинской властью, правительством Венгрии и представителями венгерского меньшинства на Закарпатье не было.

Он подчеркнул, что в Будапеште с тревогой следят за дальнейшим рассмотрением в Верховной Раде законопроектов, которые, по его мнению, дискриминируют права нацменьшинств. Сийярто сказал, что уже началась предварительная работа по подготовке закона о среднем образовании в Украине, но этого не было консультаций с Венгрией и закарпатскими венграми.

[Spoiler (click to open)]

Напомним: отношения между Украиной и Венгрией обострились в связи с новым украинским законом об образовании, который вступил в силу 28 сентября прошлого года. Норма закона относительно языка образования, государственной, вызвало критику в некоторых кругах в Украине и за рубежом.

Варяг

Немного статистики


Пишет Алексей Анпилогов:

"Немного вам статистики в ленту. Итак, согласно сообщениям Госстата Украины, за январь-ноябрь 2017 года на Украине родилось 336,5 тысяч детей, что на 29 тысяч детей меньше, чем годом ранее.

Коэффициент рождаемости в расчёте на 1 женщину составляет на Украине 1,506 (2015 год), гендерный состав более-менее ровный - женщин 53,8%, мужчин - 46,2% (2015 год, Банк данных Госстата Украины)http://database.ukrcensus.gov.ua/Mult/Database/Population/databasetree_uk.asp).

Если принять, что Госстат прав и на Украине сегодня проживает 42 млн. 403 тыс. человек, то у нас путём несложного подсчёта выйдет, что среди них 22 млн. 812 тысяч женщин.
Из них в возрастной когорте 16-40 лет, относящейся к детородному возрасту, пребывает 7 млн. 217 тыс. женщин (Банк данных Госстата Украины)
Средняя продолжительность жизни на Украине - 71,2 года (2015 год, Всемирный банк). Попробуем просто сравнить общие когорты по всем поколениям и "перебить" их на детородный возраст, чтобы получить, насколько перекошена возрастная пирамида. Получается 22,812/71,2*25 = 8 млн. 009 тысяч женщин детородного возраста. В реальности, напомню, их по данным Госстата 7 млн. 217 тысяч.

"Исчезнувшие" 800 тысяч женщин детородного возраста - это результат постепенного снижения рождаемости. Старые поколения (старше 41 года) получаются чуть больше, чем новые. Разница уже составляет около 10%, ни о каком "демографическом буме" речь не идёт, страна вымирает вот уже на протяжении четверти века.

Но ещё интереснее ситуация, если попробовать использовать коэффициент рождаемости. Поскольку он у нас считается на всё время жизни женщины, выходит, что каждый год у нас должно рождаться

22,812*1,506/71,2=482 тысячи детей.

Поскольку женщины детородного возраста у нас уже в 10% дефиците, оценку можно снизить до 434 тысяч рождений в год.

В реальности же у нас 336,5 тысяч детей за 11 месяцев 2017 года, или же приблизительно 367 тысяч за 2017 год.

Так что, по мне - Госстат Украины врёт. В стране живёт максимум 35,8 миллионов жителей, если только женщины на Украине не передумали рожать вовсе.
Варяг

Киевский патриархат запустил в краны жителей Луцка "святую воду"


Нарочно не придумаешь!

В "Луцькводоканале" "освятили" воду. Следовательно у лучан из кранов будет литься "святая" вода, сообщает volyn24.

19 января на Дубновском водозаборе КП «Луцкводоканал» прошел обряд "освящения" воды, который вот уже десятый год подряд проводит "митрополи"т Луцкий и Волынский Михаил Киевского патриархата. Считается, что в этот момент она приобретает особой целебной силы, - сообщает пресс-служба "Луцкводоканала".

Обращаясь к собравшимся священнослужитель поздравил коллектив с «профессиональным» праздником со словами:

«Сегодняшний праздник – это профессиональный праздник работников водоканала.Поэтому желаю, чтобы иорданская вода, которую мы сегодня освятили, была для всех полезной, чтобы мы чувствовали свое тело, свою душу и свою жизнь счастливыми, пусть она наполнит наши тела здоровьем и даст энергии и сил на целый год! Радуемся, потому что все, что сегодня потребляем, является очищенным божественной благодатью, имеет свою особую целебную силу».
Варяг

Фейкошторм: ТОП-5 ложных заявлений об УПЦ


«Когда началось проповедование христианства, они попытались оклеветать Евангелие, говоря, что христиане приносили в жертву младенцев и ели их плоть».

Ориген «Против Цельса»

Такое количество фейков, инсинуаций и лжи в адрес УПЦ, сколько мы увидели и услышали за последние две недели, сложно вспомнить за весь прошлый год. Тем, кто еще не утратил способность критически мыслить, мы предлагаем самим оценить масштаб.

Не на того напали

Именно трагическая история с погибшим мальчиком из Запорожья стала для СМИ главным поводом для масштабной атаки на УПЦ. С подачи активиста Юрия Гудыменко, волонтера Валентина Бурого и недобросовестных журналистов она обросла множеством фейков и недостоверной информацией.

В частности, вызывает иронию тот факт, что, раскручивая всю эту историю, «неполживые» СМИ опубликовали в новостях информацию о священнике, который вообще не имеет отношения к указанному случаю. Никто из журналистов даже не удосужился выяснить, что в Запорожской епархии УПЦ есть два клирика с одинаковыми именем и фамилией.

Это лишний раз подчеркивает непрофессионализм СМИ, нападающих на УПЦ, а также их нежелание вникать в истинное положение дел.

Ложное избиение и учитель-боевик

Одним из раскручиваемых фейков стал сюжет о запорожской общественной организации «Радомир», из которой попытались изобразить чуть ли не частную военную кампанию с вооруженными до зубов боевиками.

Сначала запустили фейк о том, что члены этой организации якобы избили АТОшника, который пришел выразить свой протест к храму УПЦ. Автором этого фейка стал «волонтер» Валентин Бурый, который рассказал, как члены организации «Радомир», которых он назвал «боевым крылом церкви», якобы «запинали ногами» пришедших к храму мужчин. После этого заявления Бурый тут же призвал приносить «много канистр» к «церкви на малом рынке». Правда, спустя какое-то время, вероятно осознав то, что написал, прибавил примечание, мол, «про сжечь речь не шла».

Позже полиция Запорожской области заявит, что приехавшая на вызов группа не обнаружила у храма ни… пострадавших, ни нападавших. По факту «заведомо ложного сообщения о совершении преступления» было открыто уголовное дело. Но, как говорится, информация уже пошла гулять в массы, подготовив почву для последующих информационных провокаций.

И они не заставили себя ждать. В СМИ появился очередной сюжет о проведенных обысках у членов «Радомира», во время которых якобы нашли «незарегистрированное оружие», «пророссийскую символику» и «антиукраинские материалы». Также сообщалось, что организация занимается охраной храмов Запорожской епархии УПЦ.

Как впоследствии оказалось, никакого отношения к охранной деятельности эта организация не имеет, занимается она благотворительной помощью… школам. Возглавляет ее простой школьный учитель, а оружие, охотничий карабин, зарегистрировано в соответствии с законом – его можно свободно купить в любом оружейном магазине.

«Однако кому-то нужно было создать "образ врага" – и в статьях прозвучали и "оружие", и "символика"», – подчеркнул правозащитник Олег Денисов.

[Spoiler (click to open)]

Прокуратура против УПЦ

Кто потом будет проверять высосанные из пальца «факты», если в создании таких псевдо-фактов участвуют те, кто как раз проверять должен, а именно – правоохранительные органы. Казалось бы, призванные устанавливать истину и восстанавливать справедливость, они не могут опускаться до уровня желтой прессы. Но, к сожалению, и такое возможно.

Как известно, 11 января прокуратура Запорожской области заявила о начале расследования в отношении совершения «отдельными представителями Запорожской епархии», а также ОО «Радомир» действий, направленных на разжигание религиозной вражды.

НПО «Общественная правозащита» подчеркнула, что «в соответствии с нормами международного права Генеральная прокуратура Украины вообще не имела права давать подобные комментарии, так как создала впечатление о том, что якобы существуют какие-то виновные в преступлении лица и эти лица принадлежат к УПЦ МП. Это не так, в Украине признается презумпция невиновности и официальные лица должны воздерживаться от комментариев, которые могут стать поводом для информационной манипуляции».

По мнению правозащитников, заявление прокуратуры спровоцировало фейковые сообщения в СМИ о том, что против конкретных клириков УПЦ якобы возбуждено уголовное дело.

Однако ни одному человеку официально подозрение предъявлено не было! Что это означает? То, что их никто ни в чем не обвинял, не опрашивал, объяснений не требовал, обстоятельств не выяснял. Однако же прокуратура заявила, что уже успела что-то «установить». А именно то, что Церковь «допускает» (!) избирательный подход к проведению обрядов, предоставляя преимущество крещенным именно в УПЦ.Таким образом у общественности формируется ложное представление о том, что это нарушение закона. Однако избирательный подход к осуществлению религиозных обрядов не запрещен действующим законодательством Украины и является устоявшейся практикой во всем мире, которая уважается и признается международным правом.

Более того, статья 180 Уголовного кодекса Украины гласит: «Принуждение священнослужителя путем физического или психического насилия к проведению религиозного обряда – наказывается штрафом до пятидесяти необлагаемых минимумов доходов граждан или арестом сроком до шести месяцев».

Святогорская лавра, оружие и кадыровцы

Накануне праздника Обрезания Господня СМИ опубликовали интервью с генерал-майором ВСУ Игорем Гордийчуком. И снова прозвучали бездоказательные утверждения и откровенно грязные инсинуации в адрес духовенства УПЦ – о том, что в Святогорской лавре скрывались отряды чеченского спецназа, прятали оружие, боеприпасы и т.д. Интересно то, что подобные фейки муссировались и раньше, но снова были вытянуты из нафталина, как говорится, в нужный момент.

«В церквях Украинской Православной церкви Московского Патриархата (УПЦ МП), в Святогорской лавре на Донбассе размещались террористы и боеприпасы… Потом все это начало подтверждаться, когда начали проверять все церкви Московского Патриархата. Там оружие, боеприпасы, снаряжение, боевики, эти священники двойного назначения. Они как бы и священники, и боевики», – заявил генерал-майор.

Нелепость такого заявления очевидна. Если Гордийчук действительно является свидетелем подобных вещей, почему бы ему не заявить то же самое под присягой в суде? Если бы СБУ действительно обнаружила такие факты, то давно уже были бы открыты уголовные дела, стала бы известна какая-то конкретика. Кто прятал, где, в каком храме? Без этого – это все это байки, направленные на разжигание ненависти к Церкви.

Интересно, что, когда в ходе интервью журналистка подняла вопрос о «зраде» против «добровольцев» в высшем руководстве Украины, генерал вдруг резко сменил риторику: «Мы демократическая цивилизованная страна… Тут нельзя говорить «вообще», тут нужно конкретно, каждый случай рассматривать, конкретные фамилии, конкретные случаи… для этого есть прокуратура, суд, каждый должен делать СВОЮ работу».

А Церковь, значит, можно обвинять кому попало, «вообще», без доказательств, без суда и следствия? Двойные стандарты и лицемерие обвинителей УПЦ давно уже набили оскомину.

Чей Крым?

Фейк о том, что наместник Киево-Печерской лавры митрополит Павел якобы заявил, что Крым – не украинский, понесли десятки интернет-ресурсов. Фейк очевидный и легко опровергаемый. Однако же, кто заставит фейкометов извиниться?

Если внимательно посмотреть видео диалога между владыкой Павлом и радикалами С14, становится понятным, что слова «Крым никогда не был украинским» владыка сказал не в утвердительном, а в вопросительном смысле. А через некоторое время сказал утвердительно: «Крым был, есть и будет украинским».

– То есть Вы считаете, что Крым – не украинский, правильно?

– Украинским был, есть и будет. Ставрополь тоже украинский!

Душераздирающий крик собаки

4 декабря в Свято-Николаевском соборе города Каменское произошел инцидент, о котором в СМИ пишут до сих пор. Местного священника отца Иоанна обвиняют в том, что он избивал кирпичом по голове беззащитную собачку. Далее легенда разветвляется: одни СМИ сообщают, что убил, вторые – что «довел до шокового состояния». Информацию начала распространять местная организация по защите животных – Зоощит. Особо проникнувшиеся рассказами зоощитников журналисты и вовсе написали, что хозяин животного прибежал на «душераздирающий крик собаки» (прямая цитата). Да. Собака, умеющая кричать, наверняка – душераздирающее зрелище.

Но как все было на самом деле? Прихожане неоднократно жаловались, что боятся входить на территорию собора из-за агрессивных собак, принадлежащих одному из сторожей. Секретарь Каменской епархии отец Макарий сообщил СПЖ, что, еще за три недели до случившегося, неоднократно просил сторожа убрать собак либо прибегнуть к мерам безопасности: цепь, намордник. Сторож ответил, что животные помогают ему охранять территорию. Как позже выяснилось, в том числе и от прихожан собора.

СПЖ пообщался с обвиняемым в жестокости священником – отцом Иоанном.

«Вместе с прихожанами мы пришли к храму в 6 утра, – рассказал священник. – Псы вели себя очень агрессивно. Мне пришлось прикрыть людей спиной, а самому отгонять собак. Я поднял с земли кирпич, чтобы их отпугнуть. После этого одна из собак убежала сразу, а от второй я отбивался минут пять. Так получилось, что попал в лапу. Собака забилась под забор. И только тогда вышел сторож и забрал ее. Все это видели испуганные прихожане».

Заключение

Наблюдая настоящую фейковую бурю, на ум приходит картина гонений первых христиан и мысль о том, что так и до обвинений в «поедании младенцев» недалеко. В своем стремлении уничтожить УПЦ ее враги уподобляются таким вот первым клеветникам на христиан.

В ответ им хочется привести слова «киборга» Сергея Билошицкого, командира первой роты 90-го отдельного десантного штурмового батальона 81-й аэромобильной бригады, которая в 2014 году участвовала в боях за Донецкий аэропорт: «Я являюсь свидетелем того как УПЦ, несмотря на противодействие власти, на агрессию части украинского общества, на равнодушие людей к проблемам друг друга. Не только постоянно молится за мир и процветание Украины, но беспрестанно ищет путь к освобождению наших героев из плена… Я прошу общество прекратить нагнетать атмосферу в религиозном вопросе, потому что это прямой путь к обострению внутренних конфликтов, в которых проиграем прежде всего мы все с вами – Украинцы!».
Источник

Варяг

Василий Муравицкий находится в СИЗО в нечеловеческих условиях, - адвокат



Судебное заседание по делу обвинённого в госизмене житомирского журналиста Василия Муравицкого в очередной раз было перенесено. Кроме этого, сторона защиты готовит обращение в международные организации по факту нечеловеческих условий, в которых находится журналист.

Такую информацию корреспонденту «ПолитНавигатора» рассказал адвокат Василия Муравицкого Андрей Гожый.

«Сегодня сторона защиты заявила отвод одному из судей, поскольку на стадии досудебного следствия он брал участие в деле. Коллегия отвод удовлетворила и направила дело в канцелярию для перераспределения и формирования нового состава суда. Заседание снова было отложено. Дату объявят позже», – отметил Андрей Гожый.

К сожалению, условия, в которых находится обвинённый в госизмене украинский журналист, оставляют желать лучшего.

«Условия, в которых находится Василий, просто ужасные: температура в камере составляет +5-10 градусов. Ребята спят в зимней одежде. Темно и тесно. Водятся клопы и сколопендры».

Андрей Гожый замечает, что не оставит без внимания данный инцидент, и сторона защиты Василия уже готовит обращение в международные организации.

«Радует только одно: с сокамерниками проблем нет. И там (в Лукьяновском СИЗО, где вместе с Василием для оказания психологического давления в камере находились АТОшники, –Ред.), и здесь (в Житомире) отношения нормальные. Все понимают, что Василий – невинная жертва режима», – подытожил адвокат.

Варяг

Рука Кремля атаковала украинское посольство "коктейлями Молотова" в Греции, - Климкин

В ночь на 20 января неизвестные предприняли попытку атаки на украинское посольство в Греции в Афинах.

Об этом заявил министр иностранных дел Украины Павел Климкин. "Ночью была попытка атаки на наше посольство в Афинах бутылками с зажигательной смесью. Наверное, радикалы под влиянием России. Никто не пострадал. С греками договорились о взаимодействии и круглосуточной охране", – написал Климкин в Twitter.

Он добавил, что меры безопасности принимаются в украинских посольствах и в других странах.




Варяг

В центре Киева избили британского туриста, приехавшего "открывать для себя новую страну"


В центре Киева неизвестные избили 23-летнего британского туриста Лиама Энтони, который приехал "открыть для себя новую страну".

Как сообщает Громадське, парень провел в столице два дня и уже собирался назад, в Великобританию, сдал съемную квартиру с чемоданом вышел на улицу, чтобы прогуляться по городу перед отлетом.

Около Михайловского собора у Трехсвятительской, 13 на него напали неизвестные. Сначала они начали бросаться снежками, толкнули ногой чемодан, а потом повалили и начали избивать.

Лиама в крови обнаружила киевлянка, психолог Мария Макуха.

"Я спросила по-английски:"Что случилось?" Он рассказал, что на него напали трое молодых людей. Их внешность он не смог распознать. Помнит, что у одного была зеленая куртка. Лица у них были прикрыты капюшонами или шапками. Далее я вызвала полицию. Полиция сказала, что нужно заехать за "скорой" сначала, взять справки. Мы это сделали", - рассказала Мария Макуха.

На своей странице в фейсбуке она также добавила, что никто из полицейских или сотрудников не смог ответить Лиаму по-английски. Ее удивило, что когда они с избитым молодым человеком заходили в ближайшие офисы и просили позволить ему умыться, большинство офисов не хотели их пускать, как-то связываться с этой ситуацией.

"Мы узнали, что у него были трещины зубов, трещина в носу, к счастью, без смещения, было подозрение на трещину или перелом плечевой кости, но был просто задет нерв, был сильный ушиб плеча", - рассказала Мария Макуха о результатах осмотра Лиама врачами.

По ее словам, она имела немного времени, поэтому решила сопровождать Лиама в полицию и пыталась его успокоить.

"Очевидно было, что это не грабеж (у мужчины не исчезла ни одна вещь - ред.), что это из-за нетерпимости, так как человек выглядел, скажем так, достаточно трансгендерно - с розовыми волосами, пирсингом в носу, такой молодой парень, возможно, студент", - пояснила Мария Макуха.

Сам Энтони также прокомментировал инцидент на своей странице в фейсбуке.

"Я на самом деле думал, что сейчас умру. Они умудрились загнать одну из моих пирсингових украшений внутрь моей губы, и теперь ее надо разрезать хирургам, под моим глазом болезненный порез, миллиметр от глаза. Мой нос (к счастью) только частично поврежден, хотя кровоточит уже десять часов (времени, как это случилось). Моя правая рука достаточно забита, но терпимо, ⅚ моих передних зубов полностью разбиты и сильно болят, даже просто от дыхания. Но вне этого, я ... окей, как я думаю, просто много боли именно теперь, особенно сильно - мои зубы", - написал он.

Варяг

В США прекратило работу федеральное правительство.

Федеральное правительство США прекратило работу из-за отсутствия средств. Как сообщает CNN, это первый в современной истории "шатдаун" в условиях, когда обе палаты Конгресса контролирует одна партия.

Это означает, что в неоплачиваемый отпуск уйдут до миллиона сотрудников федеральных ведомств.

Причиной стало то, что истек срок действия принятой в конце декабря прошлого года резолюции о временном финансировании федеральных министерств и ведомств, теперь они будут вынуждены прекратить выполнять ряд своих функций из-за отсутствия средств, так как полноценный бюджет на 2018 год не принят.

Это произошло в ночь с пятницы на субботу.

Для принятия законопроекта о продолжении финансирования в Сенате нужны были 60 голосов, тогда как республиканцы контролируют лишь 51. Голосовали в последний момент: технически в полночь процедура еще продолжалась, но "против" уже проголосовали достаточно сенаторов, чтобы законопроект не был принят. Республиканцы и демократы не договорились по ряду параметров.

Последние, в частности, требовали включить в резолюцию меры по защите от депортации незаконных иммигрантов, въехавших в Соединенные Штаты несовершеннолетними.

Журналисты пишут, что Трамп и его представители назвали событие "закрытием Шумера" по имени лидера меньшинства Сената Чака Шумера, но демократ из Нью-Йорка быстро назвал его "выключением Трампа".

Трамп упрекнул демократов в намеренном блокировании резолюции с целью нивелировать успех проведенной республиканцами налоговой реформы. «Выглядит нехорошо для наших великих обороны и безопасности на очень опасной Южной границе», – написал Трамп в Twitter.
В Белом доме считают, что сенаторы-демократы поставили политику выше интересов национальной безопасности страны. «Это поведение неудачников-обструкционистов, а не законодателей», – заявила пресс-секретарь Белого дома Сара Сандерс.

Политолог Владимир Можегов назвал случившиеся элементом тяжелейшего кризиса, который инициирован существующей в стране системой власти. «Здесь все взаимосвязано: и экономика, и политика.

[Spoiler (click to open)]


То, что мы понимаем под демократией, неизбежно порождает подобные вещи, тем более когда президент фактически находится в состоянии полуимпичмента и сама Республиканская партия объявляет ему войну», – сказал Можегов газете ВЗГЛЯД, добавив, что происходящее можно представить началом глобального кризиса.

Как отмечали эксперты, если конгресс США не контролируется одной партией, то у президента не хватает инструментов для проведения сложных реформ. С учетом того, что бюджет – это вопрос согласования, то при разногласиях его можно торпедировать. Подобная тактика приводит к «блэкаутам» и «шатдаунам». С годами противостояние демократов с республиканцами становится более фундаментальным, оно затрагивает уже не только проблемы уровня допустимости-недопустимости абортов, но и экономической составляющей..

Варяг

Четыре года назад. Начало конца. Майдан со стороны "Беркута"

Ровно 4 года назад. Улица Грушевского.

Сергей Рулев вспоминает:


"4 года назад так называемая мирная акция в Киеве под названием "майдан" перешла в свою заключительную, агрессивно-вооружённую фазу.
В воскресенье на крещение 19.01.2014г. в 12.00 на Майдане началось 11 народное вече, на котором с трибуны яценюк-кличко-тягныбоки в открытую призвали толпу свергнуть законную власть с помощью оружия. Власть утёрлась и промолчала.
Что произошло за этим я могу вам показать, на рассказы у меня нет ни времени, ни желания. 20 января 2014 года во второй половине дня я сделал 4 ролика на Грушевского в районе КМУ и Мариинского парка.
После этого я стал каждый день бывать на Грушевского с благотворительной помощью. Мои видео-отчёты за полученные деньги я стал выкладывать в ютуб и соцсети. Впоследствии эти мои непрофессиональные видеоролики стали единственным правдивым изложением событий на майдане."

Кажется Сергей Рулев был действительно единственным репортером, который снимал со стороны сил правопорядка и законной украинской власти. Впоследствие его фото и видео разошлись по всему миру. Их показывали и российские СМИ.





1.


[Spoiler (click to open)].
2.


3.


4.


5.


6.


7.


8.


9.


10.


11.

.

12.


13.


Варяг

Свидомые: в трагедиях в российских школах виноват культ Дня Победы

Привет от "небратьев".

Есть такое сообщество в фейсбуке - "Антиватник".
Так вот, по поводу трагедий, которые в последние дни разыгрались в российских школах они издали свой "вердикт": в этом виноват культ Дня Победы!




Варяг

Как украинские писатели расправлялись с коллегой Виктором Некрасовым. Серия 1



Протокол закрытого партийного собрания первичной парторганизации при журнале “Радуга” от 16 сентября 1968 года.

Предисловие участницы тех событий Изольды Антроповой.

...Идя в свое время на это собрание, я, честно говоря, коллективного письма в защиту Черновола, которое подписал и Некрасов и которое вызвало негодование властей, не читала и даже не слышала о нем. Не уверена, что знала и повестку собрания.

Во-первых, у меня был грудной ребенок, занимавший меня больше, чем партийные проблемы, а во-вторых (а может, и во-первых?), я была довольно невежественна в смысле политическом — разумеется, не до такой степени, как, скажем, героиня фильма “Тоталитарный роман”, но все же... “Голосов” не слушала, самиздат почти не попадался (верхом крамолы считала пародии на Кочетова да песню о парнях, которые “сегодня водку пьют, а завтра планы продают родного советского завода.

[Spoiler (click to open)]Сегодня парни в бороде, а завтра — где? В энкавэде! Свобода, блин, свобода, свобода...”). Отношение к происходящему сублимировалось в анекдотах, которые рассказывала и слушала, не задумываясь и не предполагая, что это может быть “чревато”, а явные уродства строя считала нарушением ленинских принципов, с чем следовало бороться, и лучше всего — изнутри, то есть находясь в рядах партии. (Много лет спустя я узнала, что и генерал Григоренко поначалу говорил лишь о нарушении ленинских норм.)

Искренне негодуя, даже разразилась наивным стишком (не помню, читала ли его кому-нибудь, но не выбросила, и до сих пор где-то лежит), который кончался так: “Встань, Великий, и глянь, встань, посмотри на это: мразь, подхалимы и дрянь — это ль Страна Советов?! Ударь по столу рукою, громко крикни: не смейте!.. Но, к несчастью, счастью такому не случиться на этом свете...”

При этом Декларации прав человека в глаза не видела и ничего не знала ни о правозащитниках, ни, разумеется, о правах человека. Но знала (это объяснила мне, тогда еще студентке, взявшая надо мной шефство бывшая фронтовичка Людмила Вячеславовна Харламова, которая заведовала в “Радуге” отделом критики), что люди делятся на тех, кто сажает, и тех, которых сажают, и была на стороне “тех, которых...”, хотя и не предполагала, что человека нельзя судить за убеждения, за произведения, — то есть не думала, что это незаконно. Борцом, безусловно, не была.

Признаться, не уверена, что решилась бы в те времена подписать, если бы мне предложили, коллективное крамольное письмо, но абсолютно уверена, что не подписала бы документ, клеймящий инакомыслящих.

Теперь мне кажется, что, промолчав, не обязательно попасть в стукачи или выйти в начальники, — дело в том, “за что” или “против чего” молчать. В любом случае стоит прислушиваться к собственной совести — разумеется, если она есть. Не всякий способен броситься на амбразуру, но и не швырнувшие камень “приближали как могли” иные времена...

Сменив в 60-е годы название “Советская Украина” на более яркое и символизирующее дружбу двух братских народов, журнал, конечно же. остался советским. Его задачей было “популяризировать достижения украинской культуры среди русских читателей, публиковать произведения русских писателей на Украине, переводы произведений украинских писателей, освещать общественную и культурную жизнь республики”.

Миновав период некоторого разрешенного либерализма (при Леониде Вышеславском), “Радуга” — то ли падчерица, то ли внебрачное дитя республиканской литературы — под руководством Виктора Кондратенко постепенно все активнее стала выполнять функции некой военизированной писательской охраны советского бытия. Стоящие у руля отставники отдавали предпочтение (пренебрегая литературными критериями) тому, что именовалось военно-патриотической тематикой, и немногочисленные таланты вытеснялись многочисленными “полковниками”.

Каждый член партии (естественно — коммунистической, поскольку других не имелось) был прикреплен к какой-либо первичной организации: пенсионеры —по месту жительства, при ЖЭКах, работающие — по месту работы, а вольных литераторов группировали вокруг органа, где им надлежало печататься. Таким образом, “радужная” партячейка состояла из сотрудников, членов редколлегии и авторов, преимущественно так называемых русскоязычных. Большинство ее представителей родились еще до революции, практически все прошли Великую Отечественную — люди, судя по их военным орденам и медалям, храбрые и мужественные. Честно исполнявшие приказы и привыкшие не обсуждать их.

Дело, конечно же, не в том, когда (и даже — где) они родились, а в совершенно неправдоподобной концентрации почему-то именно внутри и вокруг “Радуги” исполнителей (разного возраста), что впоследствии сказалось на качестве и репутации журнала.

Всего лишь 4 из 24 присутствующих (не считая самого Виктора Платоновича, занятого протоколом В. Александрова и “бесправного” зав. отделом прозы Б. Дружинина), отмолчавшись, тем самым не присоединились к своим воинствующим собратьям по перу и по партии. Хочется верить, что и не пришедшие на собрание сделали это, чтобы не участвовать в шабаше.

Меня буквально потрясло (до сих пор не могу забыть этого ощущения) то, с каким энтузиазмом инженеры человеческих душ швыряли поленья в костер, разведенный под их коллегой (от некоторых я просто не ожидала такого, потому что тогда еще не знала, что можно думать одно, а говорить другое), как прежде заискивавшие перед Некрасовым фамильярно пеняли ему: дескать, напрасно ты, Вика, не обратился за советом ко мне...

Они злобно поносили если и не его самого, то Ивана Дзюбу, Святослава Караванского, Вячеслава Черновола (на всех 137 “подписантов” пороху не хватило).

Но вот имена посмевших свое суждение иметь и даже отстаивать его известны не только их соотечественникам, а имена этих литературных партийцев хранит лишь чудом уцелевший протокол, который и сегодня страшно читать, да еще и библиографический справочник писателей Советской Украины, где список произведений каждого предваряется отметкой о принадлежности к КПСС.

Любопытная штука: кого только нет в этом справочнике, где практически каждый писавший не стихи гордо именуется прозаиком! А вот Виктора Некрасова нет. Потеряли — в 1970 году еще был, а в издании 1988 года не упомянут...

Судьба Некрасова зависела от результатов голосования. Собственно, вариант был один: строгий выговор, но выглядел как два — с занесением в учетную картонку (досье каждого члена партии) и без оного. Третьего не дано: об оправдании и речи быть не могло.

За этими двумя мерами таилось нечто, понятное лишь искушенным: выговор “с занесением” означал в результате исключение из партии, ибо был уже не первым, “без занесения” — позволял и дальше оставаться в ней.

Это сейчас легко иронизировать, а тогда мне казалось очень важным не допустить исключения, и, понимая, что каждый голос может оказаться решающим, я дергалась, но не уходила с нескончаемого собрания, хотя уже пора было кормить ребенка.

А стоило ли вообще ломать копья? Во имя чего? Ради чего? Все равно ведь в конце концов Виктор Платонович оказался в Париже, а его юный друг и последователь Семен Глузман, исполнив четыре года спустя свой профессиональный и гражданский долг (он провел заочную судебно-психиатрическую экспертизу, опровергшую официальное мнение своих коллег относительно невменяемости Петра Григоренко), — в лагерях, так же как и Светличный, Дзюба, Сверстюк и другие диссиденты...

Наверное, не я одна была так наивна: перевес в два голоса означал, что большинство сочло заблудшую овцу достойной пребывать в стаде.

Кстати, неголосовавших было трое, а не двое, как указано в протоколе: дама, активно дружившая с В. П., говорила мне, что избежала участия в голосовании, потихоньку ускользнув якобы по естественной надобности. Впрочем, при подсчете все сошлось как надо. Правда, секретарь парторганизации очень нервничал и требовал, чтобы обязательно записали, кто как голосовал, и реплика относительно того, что подобное не предусмотрено процедурой, повергла его в ужас: “А что я скажу в парткоме?!”

Надо отметить, что “аутсайдеры” репрессиям не подверглись. На отчетно-перевыборном партсобрании тогдашний секретарь парткома Василь Козаченко, не прибегая к политическим обвинениям и ярлыкам, лишь вскользь упомянул о “незрелых выступлениях некоторых старых и молодых коммунистов”. Меня, например, никуда не вызывали, ничем не попрекали. (Да, собственно, из-за чего? По сравнению с тем, что совершили другие, это просто жалкий комариный писк.) Разве что — гораздо позже — пару раз “припоминали”. Однажды не выпустили (смешно сказать!) по турпутевке в Болгарию.

Потом выжили из редакции (“Так тебе и надо, — по-отечески сказали “наверху”, — нечего было тогда язык распускать”), потом не утвердили в должности заместителя главного редактора издательства, за что благодарю и всю оставшуюся жизнь буду благодарна автору этих, как сейчас выражаются, подставок. Говорят, что теперь он пишет (и вроде бы даже публикует) проникновенные воспоминания о Викторе Платоновиче, которого так хорошо знал и любил — ну совсем как ветеран из анекдота, рассказывающий о последней встрече с Чапаевым (“Как выстрелил — он под воду ушел, и больше, дорогие детки, я его не видел...”). Да он и неоригинален: когда “стало можно”, все оказались если не самыми близкими друзьями, то чем-то вроде этого.

Собственно говоря, о писателях судят по их произведениям (кстати, и стилистика, и даже орфография и пунктуация позволяют судить об авторах этой “протоколоверсии” собрания). А вот биографические сведения, приведенные здесь, — всего лишь скупые анкетные данные, похожие, “как близнецы-братья”.

Я сочла неуместным прибегать к сугубо личным, а следовательно, более резким оценкам еще и потому, что, перелистывая протокол, вдруг поняла: пожалуй, все участники этого собрания уже ушли из жизни, а из выступавших осталось не более пяти, и как минимум двое — далеко не молоды и вряд ли обладают железным здоровьем. Да и не в моем мнении дело...

Куда красноречивее то, чту каждый счел нужным сказать тогда, 16 сентября 1968 года.

Изольда Антропова

***

ПРОТОКОЛ

Закрытого партийного собрания первичной парторганизации при журнале “Радуга” от 16 сентября 1968 года

Присутствовало: 24 члена КПСС.
Президиум: М.И. Наумов — председатель;
Ю. Черный-Лиденко, В.Александров — секретарь.

Повестка дня: Персональное дело коммуниста В. П. Некрасова.

Слушали: 1. Информацию секретаря парторганизации

т. Роготченко А. П. о потере политической бдительности коммунистом В.П. Некрасовым, выразившейся в подписании коллективного письма, которое используется за границей буржуазной пропагандой во враждебных нам целях. В заключение тов. Роготченко объявляет собранию, что на партбюро поступок коммуниста Некрасова был тщательно рассмотрен и обсужден. Большинством голосов решено объявить ему строгий выговор с занесением в учетную карточку. Это решение и предлагается на обсуждение собрания первичной парторганизации.

2. Объяснение коммуниста В. П. Некрасова по существу вопроса повестки дня.

Тов. Некрасов заявил, что факт подписания им письма в числе 137 лиц он не отрицает, полностью разделяя текст данного письма. После чего В.Некрасов зачитывает текст первого письма; кроме того, он зачитывает и второе письмо, подписанное “пятью лицами” (в том числе и самим Некрасовым), адресованное главному редактору газеты “Лiтературна Україна”, в ответ на опубликованную в названной газете статью А. Полторацкого “Ким опiкуються деякi гуманiсти”. Далее он заявил: “Мне всегда казалось, что долг каждого коммуниста обращаться в вышестоящие советские и партийные органы, вплоть до ЦК КПСС, по острым и волнующим общественность вопросам. Я и до прочитанных здесь вам писем неоднократно подписывал коллективные письма и обращался с ними в вышестоящие органы власти и партии. Так, например, я в числе других лиц подписал письмо об инвалидных колясках (о бесплатном предоставлении инвалидам Великой Отечественной войны мотоколясок). Также подписал коллективное письмо XXIII съезду КПСС о возможном рецидиве культа личности. Подписывал и другие письма. Я придерживаюсь мнения, что совершенно неважно, кем в данном случае подобные письма написаны. Важно главное: смысл текста письма, его правильность и справедливость. Если ко мне пришли представители общественности и предлагают подписать письмо и я считаю, что затронутые в нем вопросы справедливы и животрепещущи и что моя подпись может ускорить решение вопроса, я такое письмо подпишу со спокойной совестью.

После известных всем вам процессуальных нарушений из недавнего прошлого процесс Черновола во Львове был грубым нарушением правовых норм и прямым продолжением процессов периода культа личности. Это нас возмутило, и мы написали письмо в высшие инстанции нашей партии и власти (тт. Брежневу, Косыгину, Подгорному) с просьбой повлиять своим авторитетом на ответственных за советское правосудие лиц, чтобы подобные процессуальные нарушения были изжиты и впредь не повторялись. Второе письмо вызвано возмутительной статьей А. Полторацкого, напечатанной в “Лiтературній Українi”. В своей статье этот автор с сомнительной гражданской чистоплотностью грубо перетасовал факты.

А. Полторацкий и в прошлом не отличался объективностью. Было время, когда он печатно выступил против Остапа Вишни, объявив его ярым буржуазным националистом. А когда Остап Вишня занял в истории украинской литературы почетное, по праву принадлежащее ему место, тот же Полторацкий спешил доказать, что Остап Вишня — выдающийся украинский писатель-гуманист. Этот же прием огульного шельмования Полторацкий использовал в своей статье против Черновола, в статье, где 137 авторам письма приписываются слова и мысли, никогда ими не произносимые и под которыми они не ставили своих подписей. Была ли в наше первое письмо из двух страниц вставлена третья — я не знаю. Может быть, об этом знает Полторацкий, потому что он об этом пишет. Или же редактор “Лiтературноi Украпнi” Зуб, потому что он печатает то, что ему предлагает Полторацкий. Я же, повторяю, не знаю. Я знаю только одно и выступаю всегда за то, чтобы наши законы, законы социалистического государства, строго соблюдались каждым членом нашего общества”.

Председательствующий Наумов: Информация секретаря парторганизации и объяснения коммуниста Некрасова прослушаны. Какие будут к нему вопросы?

Бродский: У меня вопрос к секретарю. Было ли партийному бюро известно, что в Тегеране на конференции фигурировало письмо, подписанное т. Некрасовым?

Наумов: У меня вопрос к Некрасову. Понимаете ли вы, что в интересах государственной безопасности внутри государства могут быть закрытые процессы?

Черный-Лиденко: Знаете ли вы, как были использованы подобные коллективные письма враждебной нам буржуазной пропагандой?

Осьмак: Известно ли вам, что сейчас по Киеву ходят по рукам тексты и второго вашего письма — в “Лiтературну Украпну”?

О. Мельник: Были ли вы лично знакомы с Черноволом?

Лобанов: Известно ли вам, когда и каким путем отослано письмо в ЦК КПСС и был ли ответ?

Отвечают на вопросы.

Роготченко: Я могу ответить: нашему партбюро было известно, что в Тегеране на Конференции в защиту прав человека письмо, которое подписал и т. Некрасов, фигурировало в качестве одного из основных документов, порочащих наш государственный строй.

Некрасов: Отвечу на вопросы по порядку. 1. На процессе Черновола не было таких вопросов, которые бы затрагивали наши государственные интересы, а тем более тайны нашей страны. Считаю, что весь его ход мог бы быть полностью обнародован в печати. 2. Знал из печати и радио. Но ни в коем случае письмо, которое я подписал вместе с другими, не связывалось с теми письмами, которые вы имеете в виду.

3. Не знаю, что второе письмо, подписанное мною вместе со Сверстюком, Дзюбой, Л. Костенко и М. Коцюбинской, ходит по Киеву. Но я, если меня спрашивают его содержание, всем рассказываю. 4. С Черноволом я лично не знаком. 5. Письмо отослано в марте сего года. Ответа до сего дня еще нет.

Обсуждение.

Шкаровская: За какое письмо из прочитанных должен нести ответственность Некрасов? Что касается второго письма, то оно, я считаю, написано в рамках наших общественных и партийных норм. Оно адресовано в редакцию “Лiтературноi Украпнi”, и право пяти авторов требовать его опубликования. Что же касается реплики т. Осьмак, то я могу предположить, что второе письмо, по всей вероятности, если и ходит по Киеву, то только в узком кругу литераторов. Что же касается первого письма, то я уверена, что Виктор Платонович руководствовался самыми благими намерениями, но они, эти намерения, сыграли не в его пользу. И хотя Виктор Платонович заявил, что письмо им было подписано в здравом смысле, я считаю, что в данном факте был явный элемент легкомысленности. Именно за это, что он легкомысленно поставил подпись под письмом, не поинтересовавшись, куда, как и кем оно будет отправлено, — он и должен нести ответственность.

Гордеев: Я полагаю, что Некрасову должно быть ясно — коллективное письмо и вопросы, поднимаемые в нем, — это не его личный взгляд, а уже платформа, позиция определенной группы. Вопрос этот обостряется тем более, что за Черновола и ему подобных цепляются одни и те же личности с националистическим душком. Всем нам памятно выступление, когда секретарь ЦК КПУ тов. Овчаренко раскрыл перед нами истинные лица Черновола, Караванского и др. А тут — опять новое письмо Некрасова и его соавторов, а в письме все те “герои” фигурируют, кем на Украине сегодня подогреваются и поддерживаются националистические настроения. Я думаю, что партийное собрание даст надлежащую оценку поступку Некрасова, тем более что и сам, как я вижу, Виктор Платонович уже понимает свою ошибку. Я считаю решение партбюро правильным — за притупление политической бдительности Некрасову надо вынести строгий выговор с занесением в учетную карточку.

Серпилин: Об этом письме в СПУ говорят с апреля. И я рад, что сегодня услышал его в первозданном виде. Следует здесь, однако, отметить две неточности. Во-первых, тов. Роготченко неточно заявил, что это письмо было обращено к киевской общественности, и, во-вторых, что письмо это по своему содержанию направлено к четко выраженной цели: к защите правовых норм нашего государства, как я понимаю, а не к защите националистов. И вот вопрос: за что же обвиняют Некрасова? Я внимательно прослушал письмо и убедился, что написано оно спокойно, разумно, деловито. Имел ли право коммунист обратиться к вышестоящему партийному руководству с волнующими его вопросами? Безусловно, имел.

Относительно же коллективного обращения — Устав такого не исключает (Устав КПСС, п. 33). Так в чем же все-таки обвиняется Некрасов? Видимо, он, скорее всего, нарушил партийную этику. А раз это нарушение — то коммунист, разумеется, должен нести определенную ответственность. А тот факт, что письмо фигурировало в Тегеране в качестве документа, — Некрасов в том абсолютно неповинен. Это, по-моему, всем ясно. А значит, и вины его личной в том нет. Что же касается статьи Полторацкого, то я солидарен с авторами второго письма — она возмутительна, и отклик на нее был вполне естествен. Еще один попутный вопрос. Когда мы обсуждали персональное дело Хинкулова, к нам на партсобрание пришел секретарь райкома. Мне кажется, что сегодняшний случай важнее и сложнее Хинкуловского дела, а посмотрите — даже представителя парткома нет на нашем партсобрании. Все поручено тов. Роготченко. А ведь и Алексей Петрович не может сам ответить на все волнующие нас вопросы.

Источники - «Вопросы литературы» 2002, №3 и Аргумент

Источник

Продолжение



Варяг

Как украинские писатели расправлялись с коллегой Виктором Некрасовым. Серия 2

Начало.


На фото слева направо: Андрей Сахаров, Виктор Некрасов, Лев Копелев, Елена Боннэр, Москва, 1973. www.profi-forex.org

Осьмак: Формулировка “к киевской общественности” возникла на партбюро. В своем объяснении употребил ее т. Некрасов. Если же говорить по сути дела, надо обратить внимание на то, с чего начал т. Роготченко свою информацию. Действительно, Некрасов утратил связи с партийной организацией, в которой состоит на партучете, оторвался от партийной жизни и редакции, и Союза писателей. Этим, по-видимому, и объясняется политическая ошибка, допущенная Некрасовым. Ничего нового я вам сейчас не скажу.

Я лишь повторю то, что уже говорилось на партактиве и в выступлениях т. Овчаренко и т. Ботвина на партсобраниях в СПУ, на которые не являлся В. П. Некрасов. Я хочу суммировать эти данные. Итак, кто такой Караванский, здесь уже говорилось. Кто же такой Черновол, за которого вступился в обоих письмах т. Некрасов? Кстати, об этом заступничестве, как отметил т. Роготченко, сейчас шумит вся буржуазная националистическая печать, ваше имя, В. П., поминается в качестве иллюстрации борьбы на Украине против “политики Москвы”.

Так вот, Черновол, о котором т. Некрасов говорит как о честном человеке, журналисте, комсомольском работнике в прошлом, в действительности занимался тенденциозным подбором, подготовкой порочащих советскую действительность материалов, распространял их. За это он предупреждался органами КГБ, ему указывали, что деятельность его опасна и граничит с подрывными актами против нашего государства. Но Черновол не внял этому предупреждению. Он составил документы о процессе, состоявшемся во Львове в 1965 году, на котором были осуждены люди, создавшие свою партию, программой которой была агитация за выход Украины из состава СССР, у этой группы лиц было изъято оружие.

Именно по поводу этого процесса ратует Черновол, а вслед за ним и т.Некрасов в числе остальных 136 товарищей, подписавших письмо, — они считают, что процесс должен был проходить “открыто” и широко освещаться в нашей прессе. Но, по-моему, это был именно тот процесс, который вряд ли следовало широко освещать в нашей печати. Черновол пошел еще дальше.

Он собрал 20 биографий осужденных за националистическую агитацию “деятелей” и составил книгу “Лихо з розуму”. Сейчас эта книга издана за границей несколькими изданиями на украинском, французском и английском языках, широко используется нашими врагами как идеологическое орудие против нашей страны. В частности, на Тегеранской конференции украинские националисты вручили ее всем делегациям, приложив к ней на подтверждение письмо, под которым стоит и ваша подпись, Виктор Платонович.
[Spoiler (click to open)]
Сейчас, когда в мире обострилась идеологическая борьба двух систем, не надо быть дальновидным, чтобы понять, как заинтересованы наши враги в подобных “документах” о наших недостатках. Наивно полагать, что любое письмо, подписанное всемирно известным писателем, не заинтересует наших идейных врагов и не будет использовано ими, если в этом письме тенденциозно критикуются явления советской действительности. Это должен учитывать коммунист Некрасов, ставя свою подпись под каким-либо письмом, и, будучи зрелым человеком, отвечать со всей серьезностью за свои поступки. Но, как мы видим, появляется второе письмо — в редакцию “Лiтературноi Украпнi”.

Антропова: Но ведь это письмо не попало за границу.

Осьмак: А вы можете гарантировать, что оно туда не попадет, если сами авторы изъявляют свою готовность переписать его “сорок тысяч раз и размножить среди подписчиков газеты”? Я считаю, что решение партбюро — объективное.

Пархомов: Думаю, что наше обвинение должно быть сформулировано так: коммунист, подписавший письмо с беспартийными, нарушил партийную этику. Когда коммунист решает поставить свою подпись под коллективным письмом, то он должен знать, с кем он его подписывает. А такая вина, на мой взгляд, должна быть наказана только выговором. Тем более, что т. Некрасову уже однажды выносился строгий выговор, который, кстати, снят парторганизацией, но до сих пор не снят вышестоящими партийными органами. Мое предложение о вынесении взыскания — выговора должно помочь коммунисту впредь задуматься, с кем он собирается подписывать аналогичные документы. Таким образом, по-моему, вина Некрасова заключается не в том, что его слово использует враждебная пропаганда (он в этом невиновен), а в том, чтобы наш коммунист понял, что[бы] подобные письма он впредь не подписывал.

Черный-Диденко: Когда персональное дело Некрасова обсуждалось на партбюро, мы отнеслись к нему очень внимательно. Всем нам хотелось помочь Виктору Платоновичу осознать совершенный им проступок. Если вдуматься, что часть лиц, подписавших письмо, имела самые благородные намерения, то каждый из них мог бы лично обратиться в органы власти и партии по всем волнующим их вопросам и ждать ответа. Вот Виктор Платонович сказал здесь, что коллективное письмо отослано в марте, но до сего дня нет ответа.

А кому, собственно, должны ответить на это письмо? Какой конкретно такой “киевской общественности”? Выходит, 137 подписавшихся — “киевская общественность”, а остальные, хотя бы присутствующие здесь, — не “киевская общественность”. Послушав объяснения т.Некрасова, я могу сказать только одно: жаль, что он не желает осознать, что его имя может быть использовано и используется во враждебных нашему общему делу целях. Он упоминал о коллективном письме относительно инвалидных колясок.

За это письмо его несомненно благодарят и поминают добрым словом инвалиды Великой Отечественной войны, получившие эти коляски. а вот то, что в сыновей тех, кто сидит в этих колясках до сего дня стреляют в Чехословакии контрреволюционеры пулями, отлитыми из слов подписанного вами письма. Вас не беспокоит это? Не волнует? Вот об этом вам следовало бы сегодня серьезно и по-партийному задуматься. Что касается решения партбюро — то строгий выговор с занесением [запись обрывается].

Наумов: Мне очень горько, что наш крупный писатель, я бы сказал — герой Сталинграда, оказался в положении сдающего свои позиции. Что же получается? Запад наступает, а Некрасов сдает позиции, отступает. Ведь каждому из нас должно быть ясно, что всякое письмо, берущее под защиту действия националистов, будет обращено против нас. Сейчас вопрос национализма — самый острый, и то, что Некрасов взял себе в советчики явных националистов и тем самым проявил беспринципность, — его вина. Вы, коммунист Некрасов, начали отступать на идеологическом фронте, Если вы и дальше будете придерживаться такой же беспринципной позиции, то тем самым поставите себя на грани исключения из партии. Мое мнение таково: вам пора заострить свое перо, направив его против наших идейных противников. Вам надо наступать.

Антропова: Обвинять Виктора Платоновича в беспринципности по крайней мере наивно. Я считаю, что мы в своем доме должны говорить только правду. Ведь не секрет, что в нашей печати нередко появляются критические статьи о различных нарушениях законов, в том числе и судебных. И правильно делают те редакции, которые печатают такие материалы, так как, не вскрывая недостатков, их нельзя исправить. И я считаю, Виктор Платонович правильно поступил, что поставил подпись под письмом, которое осуждает незаконные нарушения судебной практики.

Наумов: Вы, Изольда, и с Дзюбой пойдете “исправлять” наши недостатки?

Антропова: Я пойду с Некрасовым.

Лобанов: Меня удивляет, что т. Некрасов прислушался к информации Дзюбы и Костенко, которые приехали из Львова и информировали его о суде. А все мы сейчас знаем, что Дзюба написал книгу “Интернационализм или русификация”, в которой национальную политику, проводимую нашей партией и правительством, он называет великодержавным шовинизмом и утверждает, что она — продолжение империалистической политики русского царизма.

Всех русских Дзюба называет в этой книге “москалями” и “красными держимордами”, проповедуя при этом, что Украина — для украинцев. Ведь Некрасову была ясна позиция его информаторов. Вот и выходит объективно, что вы, Виктор Платонович, подписывали письмо, в котором ставится под сомнение правильность ведения судебных процессов не как таковых, а именно тех, на которых судились ярые националисты. Именно за это мы вас сегодня разбираем, именно за это вы должны нести ответственность.

Он. Мельник: Иногда бывает так, что любого человека, который выступает в защиту украинской культуры, голословно объявляют националистом. Это между прочим. Но я не зря спросил т. Некрасова, знал ли он Черновола. Я думаю, прежде чем защищать человека, надо его хорошо знать. Я знал Черновола по совместной работе в редакции. И если бы мне дали подписать письмо в его защиту, то я бы такого письма не подписал. Черновол всей своей сутью ненавидит наш общественный строй и порядок. Во всех своих действиях он проявляет свою “сверхзаботу” об украинской национальной культуре, а по существу это неприкрытый, махровый национализм. Я считаю, что т. Некрасов допустил ошибку, не зная Черновола, подписав письмо в его защиту.

А. Бродский: Когда я недавно был в Польше, польская писательница-литературовед Подзелевская подробно расспрашивала меня о Викторе Платоновиче. Узнал также, что она пишет о нем монографию. Об этом я сейчас говорю потому, что имя Виктора Некрасова широко известно как в нашей стране, так и за рубежом. И это имя с удовольствием используют наши идейные противники. В. Некрасов охотно подписывает письма сомнительного содержания вместе с людьми, известными всем своим националистическим прошлым и настоящим. А вот своих товарищей по парторганизации он обходит. А Виктор Некрасов должен, как я понимаю, использовать свое имя в наших интересах, и я бы советовал ему, как его друг, откровенным, обоснованным и доказательным письмом отмести всех, кто использовал его имя в целях, нам враждебных.

Ковальчук: Я вполне уверен, что Черновол причастен к распространению националистической литературы. Об этом, возможно, Некрасов и не знал, но он должен был бы насторожиться, когда ему предложили подписать текст письма те лица, которые — и это он отлично знал — были замешаны в пропаганде буржуазного национализма. Так что предложение партбюро о взыскании Некрасову вполне обоснованно и справедливо.

Палийчук: Когда я узнал, что подпись Некрасова стоит среди подписей лиц, определенная часть которых явно заражена духом буржуазного национализма, я удивился. Ведь большинство подписавшихся — непристойная компания. Вот за это обидно, что он не увидел, где его друзья, а где — недруги. За эту его неразборчивость мы и должны сегодня с него спросить и наказать. У меня, однако, есть свое мнение о мере наказания. Я предлагаю объявить ему строгий выговор без занесения в учетную карточку.

Ковалев: Тов. Осьмак в своем выступлении дала интересную исчерпывающую справку: ясно, как за рубежом наши противники используют письма и подписи под ними наших видных, но беспринципных деятелей. Виктор Некрасов — человек с большим горизонтом, и я уверен, что он вполне отдает отчет в своем поступке. Отрицать это — значит умалять интеллект зрелого писателя. Я считаю, что В. Некрасов подписал первое и второе письмо вполне сознательно. И я не могу быть уверен в том, что, если бы мы сегодня не разбирали его персонального дела, он завтра не подписал бы третьего письма — более махрового содержания.

Я знаю Виктора Некрасова как большого советского писателя, и я не могу понять, почему он идет в одном строю с Дзюбой и его сомнительной компанией. Ведь и чехословацкие националисты шли тем же путем — дайте нам абсолютную свободу слова, печати и другие средства массовой пропаганды. К чему все это привело, мы все тому сегодня свидетели. А ведь и письмо, подписанное Некрасовым, тоже того же звучания, как и выступления чешской контрреволюции. Некрасов, являясь членом Коммунистической партии, не может иметь другого лица, и у него есть единственный к исправлению своей ошибки путь — он должен здесь на собрании и в печати выступить с позиций коммуниста, с позиций нашей партии.

Бейлин: Ваше острое оружие, Виктор Платонович, — ваше имя. И этим оружием пользуются сегодня наши идейные противники. Мне кажется, что сейчас на нашем партсобрании должна идти борьба за убеждения Виктора Платоновича. Что такое национализм — мы все хорошо понимаем и знаем. И особенно хорошо это знают солдаты. Я многие годы простоял за хирургическим столом, и я знаю, что такое кровь. Я видел наших людей, которые висели на деревьях и столбах. Их подло убили бандеровцы.

А вот вы, Виктор Платонович, подписав письмо, объективно защищали и оправдывали поступки лиц, которых совсем не знаете. Кроме того, вы, подписывая это письмо, вы знали, куда и как оно будет направлено в первую очередь. Этот факт вы сейчас должны признать, ибо факт этот железный и против него идти невозможно. В нашей действительности есть немало промахов, и с ними надо бороться, но иным способом. Надо умело выбирать оружие и объекты защиты. Надо разбираться в главном — что принесет критика, содержащаяся в коллективных письмах, пользу или вред. И вам, Виктор Платонович, надо это глубоко понять и осознать.

Серпилин: Я от Бейлина не раз слышал такую фразу: “Мы, врачи...” Но это не имеет значения в писательской судьбе Некрасова. Я помню, как оценивалась рукопись романа “В окопах Сталинграда”: в Киеве ее игнорировали, а порой и обливали грязью. А когда в Москве нашелся умный человек — Всеволод Вишневский и напечатал этот роман в “Знамени”, то и тогда в “Известиях” была напечатана по существу погромная статья. Когда же Виктору Некрасову за роман “В окопах Сталинграда” присудили Сталинскую премию, то критиканы несколько поутихли. Однако потом, улучив момент, снова обрушивали на Виктора Платоновича зло и желчь необоснованной критики. Спрашивается: когда же мы, коммунисты парторганизации, поддержали своего коммуниста, помогли оградить его от напраслин, когда мы чутко отнеслись к его творчеству? Давайте, товарищи, подумаем сначала, прежде чем сейчас поднимем руки за наказание, давайте еще раз проконтролируем себя, правильно ли мы поступаем.

Осьмак: Я абсолютно несогласна со вторым выступлением т. Серпилина. Вы, Леонид Семенович, пытаетесь провести параллель между критическими выступлениями по адресу Некрасова в прошлом и сегодняшним партсобранием. Невольно вы стараетесь подготовить присутствующих здесь к мысли, что и сегодняшнее партсобрание — это продолжение гонений, возведение напраслин. Это в корне неверно. Относительно того, что Некрасов уже много лет не печатался на страницах “Радуги”: будучи заведующей отделом прозы, я в течение целого года неоднократно обращалась непосредственно к Виктору Платоновичу и через его друга — М. Пархомова с просьбой дать что-нибудь из своих произведений для нашего журнала. Но он остался глух к нашим просьбам и не передал ни единой строчки.

Черный-Лиденко: Выступление т.Серпилина очень эмоционально, но, я полагаю, преждевременно. Мы еще не слушали заключительного выступления самого Виктора Некрасова.

Бродский: Я хочу, Виктор Платонович, чтобы на наших партсобраниях обсуждались не коллективные письма, подписанные вами, а ваши новые книги.

Краснопольский: Товарищи, я не могу понять, что мы сегодня обсуждаем, о каком проступке Некрасова идет речь? По-моему, он поступил правильно и гуманно, подписав тревожное письмо по поводу нарушения советского законодательства. Я, повторяю, не могу понять, о каком персональном деле идет речь? Объясните мне.

Роготченко: Прежде всего о замечании тов. Серпилина по поводу отсутствия на нашем собрании представителя парткома. В парткоме мне накануне сказали, что наша партийная организация вполне зрелая и коммунисты, которых она объединяет, вполне способны сами решить вопрос, поставленный на повестку дня сегодняшнего собрания. Теперь несколько слов по ходу выступления, я считаю, что т. Некрасов должен сегодня сделать для себя вывод: не тот друг его, кто спешит объявить его поступок проявлением легкомыслия и ограничиться минимальным взысканием.

А тот, кто сегодня боролся за его имя, за его авторитет, за его слово и перо писателя-коммуниста. Я и раньше в беседе с Некрасовым просил его, чтобы он снял свою подпись под этим письмом, чтоб он в печати отмежевался от тех, кто со злым умыслом, используя его имя, клевещет на наш строй и законы. С этим предложением я обращаюсь к вам, Виктор Платонович, и сейчас. Вот за что должны были бы болеть те, кто сегодня называли себя вашими друзьями.

Некрасов: Я внимательно выслушал все, что здесь говорилось в течение трех с половиной часов. Теперь настал черед высказаться мне в отведенные мне десять минут регламентом. Слушал я, но так и не понял, кто я есть? То ли русский писатель, то ли беспринципный коммунист, то ли буржуазный националист, то ли сионист (не удивляйтесь, и такое обвинение было, не здесь, правда, а после моего короткого выступления в годовщину расстрела в Бабьем Яру; кстати, там выступал и Дзюба, и я бы очень хотел, чтобы с этим выступлением, которое могло быть произнесено только интернационалистом, ознакомились бы все здесь присутствующие, я думаю, что такое выступление сделало бы честь любому из наших писателей), то ли я бесхребетный и легкомысленный человек, то ли тот, который льет воду на чужую мельницу.

Я постараюсь объяснить, кто я. Постараюсь доказать, что я не только русский писатель, но и принципиальный человек. Здесь т.Серпилин несколько опередил меня, но я не могу не вспомнить тех нелегких для меня дней, когда меня исключали из партии. На всю жизнь запомнилось то собрание в Октябрьском дворце, которое вел Корнейчук. Были среди присутствующих и такие, которые называли себя моими друзьями, в том числе (жаль, что его нет сейчас здесь) и Виктор Кондратенко. До начала собрания он мне прочувствованным голосом говорил и тряс руку: “Крепись, Вика, ведь ты настоящий боец-сталинградец”.

Я крепился. И когда вышел на трибуну, чтобы защитить свои взгляды и то, что я думаю по поводу раскритикованных Хрущевым своих путевых очерков, то Корнейчук грубо оборвал меня, крикнув: “Нас не интересует то, что вы думаете! Вы лучше скажите нам, как намерены вы выполнить указание Никиты Сергеевича?” Зал молчал. И я почувствовал, что здесь я один. А потом выступали, и я слышал те же самые слова, что произносились сегодня, — и беспринципный, и бесхребетный, и то, что я лью воду на чужую мельницу. Я слушал и понимал лишь одно: всё, оказывается, упирается в вопрос, как я отношусь к выступлению Хрущева.

А потом голосовали. И все подняли руки за то, чтобы исключить меня из партии. В том числе и Кондратенко, который, впрочем, после подошел ко мне и так же проникновенно сказал: “Понимаешь, я не мог иначе. Но я, Вика, был мысленно и сердцем с тобой”. Минули годы. Хрущев сейчас занимается фотографией, а те самые, раскритикованные им, мои путевые очерки изданы, но этой книги вы уже на прилавках не найдете — проданы. И скажу со всей откровенностью, мне не стыдно за эту книгу.

А тем, кто сегодня беспокоился о моей позиции, отвечу прямо: остаюсь на той же принципиальной позиции, на которой все время стоял и стою, а именно: считаю, что я вправе обращаться в любые советские и партийные инстанции по любым волнующим меня вопросам. А то, что сегодня нам сообщила т. Осьмак, я хотел бы прочесть в нашей открытой печати. Несколько слов о тех 137 лицах, кто вместе со мной подписал письмо. Их здесь всех огульно объявили чуть ли не темными личностями.

А к вашему сведению, среди них есть и видные ученые, и известные писатели, и талантливые художники. Какой же вывод могу сделать я для себя, прослушав ваши выступления? О своей позиции я уже сказал. Еще более укрепилось убеждение, что самое важное сейчас, особенно для нас, литераторов, — научиться умно писать обо всех острых моментах нашей общественной жизни. А отказаться от своей подписи, как предлагает т. Роготченко, — я не откажусь и с письма ее не сниму. И не потому не сниму, что не хочу отказаться от факта коллективного письма, а потому что “там” подобное мое действие могли бы использовать тоже против нас: мол, Некрасова вызвали, нажали на него и принудили снять свою подпись. К чему все это? И последнее. Вины своей, на которую многие товарищи здесь так старательно хотели открыть мои глаза, я не вижу.

Постановили:

Заслушав информацию т. Роготченко и выступления коммунистов по персональному делу члена КПСС В. П. Некрасова, партийное собрание вынесло на голосование два предложения:

за потерю политической бдительности, выразившуюся в подписании коллективного письма, которое используется за границей буржуазной пропагандой во враждебных нам целях, вынести

1) — строгий выговор с занесением в учетную карточку;
2) — строгий выговор без занесения в учетную карточку.

За первое предложение проголосовали 10 членов КПСС, за второе — 12 членов КПСС (2 члена КПСС в голосовании участия не принимали — это сам В. П. Некрасов и не состоящий еще на партучете зав. отделом прозы журнала “Радуга” Б. В. Дружинин).

Таким образом, т. Некрасову по большинству голосов объявлен строгий выговор без занесения в учетную карточку.

Председатель собрания М. Наумов
Член президиума Ю. Черный-Диденко

В. Александров.

***

ПАРТИЙНАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА

члена КПСС НЕКРАСОВА Виктора Платоновича
Виктор Платонович Некрасов, 1911 года рождения, член КПСС с 1944 года.

Тов. Некрасов — писатель, член правления СП Украины, лауреат Государственной премии за 1947 год, автор романа “В окопах Сталинграда”, “В родном городе”, повести “Кира Георгиевна”, книг путевых очерков “Первое знакомство”, “По обе стороны океана”, “Месяц во Франции”, многочисленных рассказов, широко известен советскому и зарубежному читателю.

Тов. Некрасов — участник Великой Отечественной войны, принимал непосредственное участие в обороне Сталинграда, в боях на Дунайском плацдарме, в освобождении Польши, дважды тяжело ранен, награжден орденом “Красная Звезда” и медалями.

Своим творчеством тов. Некрасов доказал свою преданность Советской Родине.

Однако, проявив политическую незрелость, тов.Некрасов поставил свою подпись под коллективным письмом в защиту лиц, осужденных за антисоветскую деятельность, которое было использовано вражеской пропагандой за границей. Партийная организация журнала “Радуга” осудила этот поступок тов. Некрасова.

Осуждая поступок тов.Некрасова, партийная организация считает, что он своей литературной деятельностью способен исправить допущенную им серьезную политическую ошибку.

Данная характеристика утверждена в присутствии тов. Некрасова В. П. на общем партийном собрании журнала “Радуга”.

Секретарь партбюро первичной парторганизации журнала “Радуга” А. Роготченко.

***
Приложение

1. АЛЕКСАНДРОВ Bиктор Евгеньевич, 1917. Прозаик. Более
25 лет служил в армии, воевал. Закончил институт. Член СП с 1959 года. Бывший зав. отделом прозы “Радуги”, бывший зам. главного редактора, член редколлегии. (Не сказал ни единого слова, очевидно потому, что был озабочен ведением протокола.)

2. БЕЙЛИН Павел Ефимович, 1910. Прозаик.
Хирург, кандидат медицинских наук, участник войны. Член СП с 1934 года.

3. БРОДСКИЙ Александр Исаакович, 1913. Поэт. Автор книг для детей.
В 1939 году окончил пединститут. Инвалид войны. Член СП с 1946 года.

4. ГОРДЕЕВ Семен Михайлович, 1902. Поэт.
Был рабочим на заводе “Арсенал”, рабкором. Участник войны. Член СП с 1935 года.

5. КОВАЛЕВ Федор. Ни его отчества, ни его самого никто не помнит. Вроде бы майор из Гражданской обороны, писал рассказы. Вскоре “выписался” в свою парторганизацию.

6. КОВАЛЬЧУК Александр Владимирович, 1924. Прозаик.
Воевал, был разведчиком. По образованию филолог. Член СП с 1974 года.
Ответственный секретарь “Радуги” — до 1987 года.

7. КРАСНОПОЛЬСКИЙ Анатолий Борисович, 1935. Поэт. Автор очерков о театре.
Человек в высшей степени неравнодушный, главной бедой считал наркоманию и алкоголизм, был убежден и пытался убедить других в том, что это — проблема государственная. Верил, что все всё поймут, прочитав его роман (“Не лги себе”), над которым работал с фантастическим упорством. Ушел из жизни, так и не став членом
СП, — во всяком случае, ни в одном справочнике он не значится.

8. ЛОБАНОВ Леонид Григорьевич, 1921. Поэт.
Воевал, в результате тяжелого ранения потерял зрение. В 1947 году окончил Киевский университет. Член СП с 1947 года.

9. МЕЛЬНИК Онисим Петрович, 1923. Поэт, прозаик.
Учился в пединституте. Участник войны. Писал по-украински. Как попал к “русскоязычным”, непонятно. Член СП с 1962 года.

10. НАУМОВ Михаил Иванович, 1908. Прозаик. С 1933 по 1960 год — кадровый командир внутренних и пограничных войск. Генерал. Герой Советского Союза (его именем назвали одну из киевских улиц). Член СП с 1961 года. Член редколлегии “Радуги”.

11. ОСЬМАК Валентина Григорьевна. В 1968 году ей было, наверное, лет 30—35. Работала корреспондентом, что при ее амбициях вряд ли могло ее удовлетворить. Приблизительно с полгода исполняла обязанности зав. отделом прозы “Радуги” — наверное, это было в период междуцарствия между Александровым и Дружининым. Потом ушла завлитом в какой-то театр.

12. ПАЛИЙЧУК Борис Дмитриевич, 1913. Поэт, прозаик.
Окончил Харьковское авиаучилище. Участник войны. Член СП с 1939 года. До 1964 года главный редактор журнала “Советская Украина”. Член редколлегии “Радуги”.

13. ПАРХОМОВ Михаил Ноевич, 1914 (друг Виктора Платоновича, о чем не преминула сказать в своей пламенной речи В. Осьмак). Прозаик.

По образованию инженер-строитель. Участник войны. Член СП с 1935 года. Член редколлегии “Радуги”.

14. РОГОТЧЕНКО Алексей Петрович, 1919. Прозаик.
Участник войны. В тридцать четыре года окончил исторический факультет Нежинского пединститута. Гуттаперчевый человек, неспособный изменить своим принципам, поскольку вряд ли когда-либо имел их. Вопреки “субординации”, благодаря поддержке главного редактора “Радуги” Виктора Кондратенко (и партийного функционера Ивана Солдатенко) стал его заместителем, еще не будучи официально принятым в советские писатели. За что позже и отблагодарил своего шефа, всячески способствуя его изгнанию из журнала.
Бессменный и вдохновенный секретарь парторганизации.

15. СЕРПИЛИН Леонид Семенович, 1912. Прозаик.
Архитектор, журналист. Во время войны — корреспондент, ответственный секретарь главной республиканской газеты. Потом — редактор газеты “Лiтературна Украпна”, зам. главного редактора газеты “Культура i життя”. Умный, образованный, язвительный. Член СП с 1947 года, член редколлегии “Радуга”.

16. ЧЕРНЫЙ-ДИДЕНКО Юрий (Диденко Вячеслав Лукич), 1907. Прозаик.
Выпускник горно-промышленного училища. Участник войны. Член СП с 1935 года, член редколлегии “Радуги”.

17. ШКАРОВСКАЯ Ирина Исаевна, 1916, Прозаик, публицист. Автор книг для детей. Родилась в семье еврейского писателя. В 1940 году окончила Киевский университет. Член СП с 1956 года.

Вступительная заметка и публикация И. Антроповой


Источники - «Вопросы литературы» 2002, №3 и Аргумент
Источник


Варяг

От турецких авиаударов по Африну пострадали дети



Появились данные о первых пострадавших в результате турецких авиаударов по сирийскому Африну в рамках операции «Оливковая ветвь», среди раненых есть дети.

В совете курдского кантона сообщили, что 10 человек получили ранения, в том числе трое ранены тяжело, а двое пострадавших – дети, передает РИА «Новости».

Городские власти призвали жителей сдавать кровь для пострадавших.

Тем временем глава МИД Турции Мевлют Чавушоглу сообщил, что Анкара письменно информирует Дамаск о ходе операции в Африне. Кроме того, по его словам, информация об операции направляется всем заинтересованным сторонам, в том числе в ООН.

Напомним, в субботу турецкий генеральный штаб объявил о начале операции «Оливковая ветвь», направленной против формирований курдов в сирийском Африне.

В Москве с озабоченностью восприняли информацию об этом и призвали противостоящие стороны «проявить взаимную сдержанность». В Минобороны подчеркнули, что развитию кризиса способствовали провокационные шаги США, направленные на обособление районов с преимущественно курдским населением.






Варяг

Тот самый священник из Запорожья: боюсь за семью, но поступил бы так же


Священник из Запорожья Евгений Молчанов, наверное, и не подозревал, что окажется причиной грандиозного скандала вокруг УПЦ, а заодно главным врагом национал-радикалов и провластных масс-медиа.

Руководствуясь канонами Церкви, к которой принадлежит, батюшка отказался отпевать ребенка, крещенного в Киевском патриархате и тут же стал мишенью тех, кому, казалось, был нужен только повод. Дальше все было как в кошмарном сне — куклы на воротах храмов, угрозы и наконец уголовное дело, которое на отца Евгения завели СБУ и прокуратура Запорожской области.

Во избежание новых происшествий отец Евгений старается лишний раз не показываться на людях, а его интервью стало первым за две недели после случившегося.

История маленького человека, который невольно стал катализатором больших проблем.

- Могли бы воспроизвести события того злополучного вечера, который положил начало всей этой ситуации?

— Начал переживать еще как только узнал, что погиб ребенок. Но в этот раз я буквально почувствовал что-то неладное. Обычно, когда еду на похороны, то про себя начинаю службу отпевания, пою специальные стихиры, готовлюсь духовно. Но в этот раз я просто забыл все песнопения, которые знаю наизусть — ехал и не мог ничего вспомнить. Приехав на отпевание, просто спросил имя ребенка и уже хотел было начать службу, но мать ребенка почему-то решила принести свидетельство о его крещении. Если б не этот момент, то я совершил бы отпевание и уехал. Но даже тут Господь показал и предостерег. Понятно, что реакция родителей на отказ отпевать ребенка была соответствующей…

— Я сразу сказал, что этот вопрос можно решить, но мать сразу упала на колени. Было так больно, что я уже сам хотел встать перед ней на колени. Когда уехал, было так тяжело на душе, что невозможно передать.

- Что подумалось, когда вся эта история начала активно раскручиваться в СМИ?

— Мне буквально сразу начали названивать журналисты, и я поначалу пытался донести какую-то правду. Но уже скоро увидел, что СМИ пытаются представить эту историю как будто священник зверь и садист пошел против Божьей заповеди о любви. Что бы то ни было, но есть такие моменты, когда нельзя преступать каноны Церкви. Вот и я тогда, даже если бы и хотел, просто не смог совершить отпевание.

- Окажись вы сейчас в такой же ситуации, изменили бы свое решение, зная, чем в итоге это может для вас обернуться?

— Поступил бы точно так же. И это решение исходило бы не от моего отношения или моих чувств, а от канонов Церкви. Потому что я может был бы и рад сам вместо этого ребенка лечь в могилу…

-  СБУ и прокуратура Запорожской области завела на вас уголовное дело по ст. 161 УК за "нарушение равноправия граждан".

— Не буду врать и говорить, что я ничего не боюсь. С другой стороны, всю жизнь я старался жить по принципу того, чтобы никогда никого не обижать. Если прокуратура посчитала необходимым открыть дело, значит она на чем-то основывается. Что ж, на все воля Божья. Хоть церковь в Украине и отделена от государства, к сожалению, государство не отделено от церкви. Везде и повсюду нами потихоньку начинают командовать. В СМИ священников опустили уже до такого, что их ставят на уровень работников филармонии или телемастера. Часто приезжаешь на похороны, а люди настроенные масс-медиа, просто отворачиваются.


[Spoiler (click to open)]- Угрозы от радикалов поступают?

— К счастью или, к сожалению, СМИ настолько увлеклись своей ложью, что стали выставлять фотографии и адреса других священников. Угрозы расправы поступали моему полному однофамильцу, который тоже служит в Запорожской епархии УПЦ. У вас семья, дети, внуки. За них не боитесь? — Естественно, страшно. Тем более, что уже проходили призывы к тому, что эта ситуация отразилась не только на мне, но и на моих близких… Как думаете, кому сегодня выгодно раскручивать скандалы вокруг Украинской православной церкви? — Кому надо чтобы Церковь Божья была в поношении? Ответ ясен — дьяволу. Люди, которые участвуют в этих бесчинствах — лишь игрушки в его руках я не хочу никого осуждать. Просто прошу прощения у всех, что невольно дал повод к тому, чтобы в душах людей появилась злость и ненависть.

Источник


Варяг

ШУТЕРЫ И ФАЙТИНГИ. Агитпроп 20.01.2018



"Про коммунизм нам, может быть, и врали, но все, что говорили про капитализм, оказалось правдой". Грустный анекдот эпохи "святых" 90-х все чаще приходит на память тем, кто в силу возраста еще застал карикатуры журнала "Крокодил" и наивные фильмы о загнивающем Западе, снимавшиеся на улицах Вильнюса или Риги.

Теперь, однако, никто уже не смеется Не очень правдоподобная сказка стала вполне осязаемой былью. И мысль о том, что у нас с цивилизованным западом отныне одинаковые болезни, вряд ли может утешить того, кто еще вчера был по большинству показателей здоров.

РИЧМОНД ТАЙМС-ДИСПЭТЧ:

Семья старшеклассницы и подающей надежды спортсменки из округа Амелия, в штате Огайо, не знает, кто и по какой причине расстрелял семнадцатилетнюю Ханну Грин вечером в субботу.

CBS WTVR:

Пресс-секретарь шерифа собщил, что девушка была обнаружена с проникающим ранением живота, но в сознании, она общалась со своими сопровождающими по дороге в госпиталь Чиппенхэм. Позднее, в госпитале Грин скончалась.

MACOMBDAILY:

Две школы в районе Хэйзл Парк были эвакуированы после того, как в непосредственной близости от них раздались выстрелы. Полиция арестовала Брайана Ричардсона, 29-летнего стрелка, ранее угрожавшего расправой своей сожительнице и детям.

POST AN COURIER:

Несовершеннолетний учащийся школы в Саммервилле, штат Южная Каролина, был арестован во вторник вечером, после того, как в социальных сетях он начал угрожать устроить в классе стрельбу. Об этом сообщили в местном управлении полиции.

Это не соринка в чужом глазу, а случайная сводка новостей только за последнюю неделю. То есть это уже 2018-й. То есть первые три его недели. А если интересна статистика по предыдущим, то она тоже не является секретом, и её не спишешь ни на русских хакеров, ни на ЦРУ. Количество непредотвращенных массовых расстрелов исчисляется сотнями.

Более подробные данные любезно предоставляет информационный портал gunviolencearchive.org Вот столько в уже наступившем году расстреляно детей

Это, что называется, оборотная сторона медали. Медали, украшающей и нашу, далеко не спортивную шею. Аргументами "зато у вас линчуют негров" от этого уже не отмахнуться. Где теперь не линчуют? Есть два подхода к проблеме. Первый — засунуть голову в песок и признать ситуацию в целом нормальной. Да, бывают эксцессы, издержки Но нельзя ведь запретить компьютерные игры и фильмы ужасов? Такова цена глобализации, а значит, надо просто быть настороже, усиливать безопасность, наращивать школьные заборы. Тренировать взрослых.

Новейшая компьютерная игра, симулятор, разработанный в лаборатории EDGE, совместно — американским министерством обороны и министерством внутренней безопасности. Цель — в декорациях виртуальной реальности морально подготовить учителя на случай нападения очередного вышедшего из себя подростка.

[Spoiler (click to open)]

.

ТАМАРА ГРИФФИТ, СПЕЦИАЛИСТ АРМЕЙСКОЙ ЛАБОРАТОРИИ, ОРЛАНДО:

Чем больше у тебя опыта, тем больше шансов выжить. Это помогает тебе тренироваться. Ты будешь знать, что работает, что нет.

Надо заметить, этот опыт многим кажется прогрессивным. Поскольку вся наша жизнь с некоторых пор — игра, без соответствующих образовательных компетенций в ней невозможно добиться успеха. К примеру, недавно комиссия по физической культуре и популяризации здорового образа жизни при Общественной палате совместно с Федерацией компьютерного спорта обсуждала, не пора ли сделать компьютерные "шутинги и файтинги — "стрелялки и драчки", если по-русски — олимпийским видом спорта.

ЕЛЕНА ИСТЯГИНА-ЕЛИСЕЕВА:

Почему возникло такое дискуссионное живое обсуждение? По распространенному обывательскому мнению, это самые кровавые и самые агрессивные виды компьютерных игр. Специалисты-эксперты, чемпионы мира, чиновники министерства спорта, эксперты минобороны говорили о том, можно ли включать или есть противопоказания....По итогам принята резолюция, рекомендующая министерству спорта обратить внимание на шутеры и файтинги.

По данным Елены Истягиной-Елисеевой, «Россия стала первой страной мира, признавшей киберспорт, а всего в ней насчитывается около 2 млн киберспортсменов". Ясно, что если решение примут, никакие МОК и ВАДА помешают ребятам отстоять свое олимпийское достоинство. Критики и скептики, напротив, убеждены, что затея сомнительная, а надо бы накинуть намордник и на производителей кровавых игр, и на игроков, и на весь интернет в целом.

Есть и третий подход, совершенно не популярный у нас лет двадцать пять уже. Он утверждает, что в первую очередь необходимо бороться не со следствиями, а с причинами. С причинами, вызывающими социальные язвы и патологии. С причинами, делающими молодых людей шутерами и файтерами, а не "друзьями, товарищами и братьями".

Аналогичным образом, бомбить террористов всегда проще, чем искоренять порождающие террористов безработицу, нищету и неравенство. Ведь в этом случае придется признать сам факт наличия и того, и другого, и третьего. А это даже для виртуальной реальности сегодня — слишком дерзкая задача.

ГАРДИАН:

28-летний депутат британского парламента, назначенный зампредом партии консерваторов, предложил кастрировать безработных, чтобы они не производили на свет детей, которых не смогут прокормить. В своем блоге Бен Бредли утверждал, что Англия скоро захлебнется в море "безработных нищебродов", если они продолжат заводить по четыре-пять детей, в то время как богатые семьи ограничиваются двумя. Протеже Терезы Мэй, представляющий новое поколение британских полоитиков, уже принес извинения и заявил, что раскаялся и пересмотрел свою точку зрения.

Если бы Бен Брэдли знал, как много у него единомышленников среди тех, кого по недоразумению называют иногда цветом российского общества, наверное, не стал бы ничего пересматривать, а просто взял бы билет до Москвы.
Агитпроп

.