varjag2007su (varjag2007su) wrote,
varjag2007su
varjag2007su

Звездная мечта Николая Кибальчича


15 апреля отмечается  еще одна знаменательная дата, к сожалению, прошедшая совсем незамеченной и на Украине, и в России. Годовщина  со дня смерти Николая Ивановича Кибальчича, революционера-народовольца разработчика первого в России проекта реактивного летательного двигателя.

15 апреля 1881 года в Санкт-Петербурге на Семеновском плацу были повешены за организацию покушения на императора Александра II народовольцы: Софья Перовская, Андрей Желябов, Николай Кибальчич, Тимофей Михайлов и Николай Рысаков. За несколько дней до казни Николай Кибальчич потребовал бумаги и чернил и поведал миру свою мечту о ракетном полёте...

В славной плеяде ученых, проложивших столбовую дорогу к космическим "звёздным россыпям", одно из лидирующих мест по праву отведено Николаю Ивановичу Кибальчичу. Всего двадцать семь лет и пять месяцев было отпущено судьбой этому гениальному ученому для того, чтобы навеки войти в отечественную и всемирную историю...

Будучи студентом Петербургского института инженеров путей сообщения, затем — Медико-хирургической академии, сын украинского православного священника, выходец из села Короп (Черниговской области), не мог и не хотел отгораживаться от общественной жизни — знаменитого "хождения в народ" и всё возраставшего протеста интеллигентской молодёжи против царского гнёта, крепостнических пережитков и наступления "чумазого" капитализма. Неудивительно, что в течение почти трех лет Кибальчич находился в тюрьмах Киева и Петербурга. Вспоминая пережитое, писал: "Тюремное заключение оказывает на неустановившихся людей одно из двух влияний: одних заставляет отречься от всякой деятельности в будущем; других же, наоборот, закаляет, заставляет выработать серьёзное отношение к делу, которое представляется теперь главной задачей жизни. Я принадлежу к числу вторых".

[Spoiler (click to open)]После освобождения, пребывая на нелегальном положении, примкнул к группе "Свобода или смерть" (позднее — к партии "Народная воля") и, полностью оправдывая свой партийный псевдоним "Техник", возглавил динамитную лабораторию, где буквально перед носом жандармских шпионов, ежечасно рискуя взлететь на воздух, производил мины с электровзрывателями, собственноручно начиняя их динамитом. К середине сентября 1879 года кустарным способом им было изготовлено около 100 килограммов взрывчатки.

15 июня 1879 года в Липецке собрались руководители группы "Свобода или смерть", которые приняли единодушное решение: тиран и палач император Александр II "не должен продолжать жить и творить своё злодейство"! 26 августа в Петербурге исполнительный комитет "Народной воли" утвердил смертный приговор императору Александру II. Самодержца осудили за массовые казни революционеров, хронический террор, корыстное покровительство международным банкирам, изменническую продажу Соединённым Штатам Северной Америки (так тогда назывались США) Аляски и Алеутских островов — земель, открытых, изученных, описанных, освоенных и частично заселённых русскими.

1 марта 1881 года на Екатерининском канале в Санкт-Петербурге приговор был приведён в исполнение. Взрывом бомбы, которую метнул студент Петербургского технологического института Игнатий Гриневицкий, император Александр II (а с ним и Гриневицкий) был смертельно ранен.

Начались повальные аресты. 17 марта на выходе из библиотеки был арестован Николай Кибальчич, выданный бывшими народовольцами, провокаторами Гиршей Гольденбергом и Иваном Окладским.

Процесс по делу "первомартовцев" был неоднозначным. Охраны созвали больше, чем присутствующих и подсудимых. Прокурор Н. В. Муравьёв оказался другом детства обвиняемой Софьи Перовской, которая в далёкие годы спасла ему жизнь, когда он едва не утонул в реке. Сентиментальные воспоминания не тронули душу прокурора.

В ходе судебного разбирательства Кибальчич полностью признал свою принадлежность "Народной воле", участие в террористических актах, в том числе цареубийстве. Но что характерно: эксперты, приводя в бешенство председателя суда, принялись восхищаться его метательными снарядами и выразили сожаление, что таких гранат нет на вооружении российской армии! А герой обороны Севастополя (в Крымской кампании) и Русско-турецкой войны генерал Эдуард Тотлебен так отозвался о Кибальчиче и : Желябове: "Что бы они ни совершили, таких людей нельзя вешать! А Кибальчича я бы засадил крепко- накрепко до конца его дней, но при этом предоставил бы ему полную возможность работать над своими техническими изобретениями..."

Судебный процесс показал всем, что Николай Кибальчич — не столько революционер, сколько талантливый и перспективный учёный. Именно здесь, в сыром полумраке одиночной камеры (шесть шагов вперёд, шесть назад), перед ним выкристаллизовалась идея пилотируемого реактивного летательного аппарата, на многие годы опередившая технические дерзания человечества. Выполняя последнюю волю смертника, тюремщики вынуждены были принести чернила и бумагу. Кибальчич пишет и чертит без сна и отдыха. Ему было необходимо успеть во что бы то ни стало закончить чертежи. Человек должен уметь летать на любых высотах и в любых направлениях, даже к звездам!

За несколько дней до казни проект был завершен. На схеме твердотопливного многозарядного двигателя импульсного горения для космического летательного аппарата Кибальчич изобразил саму ракету, камеру сгорания (могущую поворачиваться на специальных стойках), сопло, особую пороховую "свечу" — движущий состав ракеты, герметический корпус. Он разработал устройство порохового ракетного двигателя, обосновал управление полётом путём изменения угла наклона двигателя, вывел программный режим горения, проанализировал обеспечение устойчивости аппарата. Исследуя вопрос устойчивости полёта, отметил, что стабилизация аппарата может производиться как соответствующим расположением масс, так и при помощи крыльев-стабилизаторов. Затронул и проблему торможения аппарата при спуске. В конце высказал мысль о том, что успех в решении проблемы зависит от выбора соотношения между массой полезного груза, габаритами пороховых шашек и геометрическими размерами камеры сгорания двигателя (впоследствии двигатель разработанного Кибальчичем типа получил название твердотопливного реактивного двигателя — ТРД).

Защитник Кибальчича на суде, присяжный поверенный Герард был потрясён, когда, придя в камеру, увидел, что подзащитный озабочен не изысканием способов защиты, а разработкой проекта какого-: "воздухоплавательного снаряда". Накануне смерти его тревожила лишь судьба его проекта, подобно тому как Архимеда в своё время — судьба его кругов ("Не тронь моих кругов" (то есть чертежей) — таковы, по преданию, последние слова Архимеда, адресованные заставшему его за размышлениями вражескому воину, намеревавшемуся его убить.)

Завершив математические расчёты, Кибальчич отправляет свой проект начальству. В сопроводительном письме пишет: "Если моя идея будет признана исполнимой, то я буду счастлив тем, что окажу громадную услугу Родине и человечеству. Я спокойно тогда встречу смерть, зная, что моя идея не погибнет вместе со мной, а будет существовать среди человечества, для которого я готов был пожертвовать своей жизнью".

Заключённого заверяют, что проект будет передан на расследование комиссии компетентных учёных. И Кибальчич ждёт. Позади — суд, впереди — казнь. Изобретатель так и не узнает, что во избежание "неуместных толков" жандармы вложили его рукопись в конверт, запечатали его, подшили к делу и... спрятали среди вороха бумаг Департамента полиции Министерства внутренних дел в тайном архиве царской жандармерии. Слуги царизма проигнорировали законную просьбу человека, обречённого на смерть и не просившего о пощаде. Человека, который, доживая на земле последние часы, думал о звёздах, летательных аппаратах, космических кораблях, славе и величии своего Отечества.

Офицер-монархист Л. А. Плаксон, участвовавший в конвое, сопровождавшем героев-"первомартовцев" на смертную казнь, так описал поведение Кибальчича: "...На его застывшем лице нельзя было прочесть ни страха, ни гордости, ни презрения, ни следа другого чувства, которое могло волновать его в подобную минуту; это было лицо учёного философа, решавшего в эту минуту какую-то сложную проблему".

Утро 15 апреля 1881 года. На эшафоте — пятеро: Андрей Желябов, Николай Кибальчич, Тимофей Михайлов, Софья Перовская; Николай Рысаков. Дважды срывается с виселицы Михайлов... Даже среди солдат, стоящих в охранении, раздается ропот: мол, необходимо помиловать. Этих служивых немедленно отправляют под арест, а казнь всех пятерых всё же приводится в исполнение...
Когда на шее Кибальчича затянулась петля палача, в могилу сошел не только революционер, а прежде всего гениальный ученый.

Кибальчичу было всего двадцать семь. Среднего роста, с небольшой темно-русой бородкой, большим лбом и зачесанными назад густыми прямыми волосами, он всегда вызывал к себе симпатию. По воспоминаниям современников, Николай Иванович был опрятен, вежлив и горделиво скромен. Семейное положение — холост ("Женщины любят, чтобы за ними ухаживали, а я этого не умею, да и некогда мне"). Имел двух родных братьев — Степана и Федора и сестер — Ольгу и Катерину. Ему были чужды мелочность, обывательщина, кичливость своими знаниями. Что же касается доброты — другого такого человека, пожалуй, трудно было найти: он буквально все отдавал нуждающимся, а сам зачастую сидел без хлеба. Он был олицетворением простоты, скромности, доброты и более всего желал процветания своей Отчизне. Яркое свидетельство тому — его студенческий ответ на вопрос, почему он выбрал Для своей учебы именно Институт инженеров путей сообщения: "Для России железные дороги — теперь самый насущный, самый жизненный вопрос. Покроется Россия частой и непрерывной сетью железных дорог, и мы процветем. Торговля, промышленность, техника обнаружат изумительный, еще небывалый прогресс, а с ним вместе будут расти и развиваться просвещение и благосостояние народа. Цивилизация в России пойдет быстро вперед. И мы, хоть и не сразу, догоним передовые страны Западной Европы... Вот почему я поступаю в Институт инженеров путей сообщения... чтобы иметь потом право сказать, когда расцветет наша страна: и моего меда тут капля есть!" И если он примкнул к революционерам, то лишь потому, что убедился в невозможности иным путем изменить господствующие самодержавные порядки...

В течение долгого времени его проект, одна из самых смелых технических идей, какие когда-либо рождались в уме человеческом, лежал безвестно в архивной пыли и был опубликован лишь в 1918 году в журнале "Былое". Он получил высокую оценку передовых учёных. Сам Константин Эдуардович Циолковский, отдавая Кибальчичу дань глубокого уважения, писал: "Трогательно, что человек перед страшной казнью имеет силы думать о человечестве".

Семена науки, посеянные молодым изобретателем, дали невиданные всходы. Это искусственные спутники Земли, вымпел Советского Союза на Луне, снимок обратной стороны Луны, советские космические корабли... И всякий раз, когда на небе появляется очередной искусственный спутник, когда к далеким мирам мчится космический корабль, миллионы людей вместе с именем Циолковского вспоминают и пионера ракетного воздухоплавания Николая Ивановича Кибальчича, нашего земляка.
Леся ТУРОВСКАЯ.
Tags: космизм, космос, личность, революция, россия, терроризм
Subscribe

Recent Posts from This Journal

promo varjag2007su october 18, 16:50 22
Buy for 100 tokens
Друзья и читатели моего блога! Вы все знаете, что все годы существования моего блога мой заработок не был связан с ЖЖ. Т.е. я не была связана и не имела никаких обязательств материального характера ни перед какими политическими силами и различными группами, кроме дружеских уз и благодарности…
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 42 comments