varjag2007su (varjag2007su) wrote,
varjag2007su
varjag2007su

Советский диверсант Святогоров взорвал Люблинскую диверсионную школу под видом члена СС "Галичины"



Я бы не возвращалась сснова к теме выставки во Львове, посвященном "величию духа" эсэсовской дивизии ваффен СС "Галичина", если бы не прочитала вот эту статью:

""Меня поражает эта цифра - 83 тыс. добровольцев, - это люди, которые по зову сердца согласились в 1943 году на призыв Украинского центрального комитета. Эти ребята шли с верой в будущее украинское государство, они мечтали стать ядром будущей армии всей Украины. Ни один солдат дивизии "Галичина" не запятнал себя предательством или позорным поступком ", - отметил заместитель председателя Галицкого Братства воинов дивизии "Галичина" Игорь Иваньков".

Если под "предательством и позорным поступком" иметь в виду переход на сторону советских вооруженных сил, то переходили как миленькие!  Об одном таком  случае в знаменитой операции, когда благодаря перешедшему на сторону советского диверсионно-разведываетльного партизанского отряда "Победители"  под руководством легендарного советского диверсанта Александра Святогорова, бывшего впоследствии куратором Богдана Сташинского во время ликвидации Стефана Бандеры, взорвали Людблинскую разведшколу с руководством и руководителями, члена дивиизии СС "Галичина", расскажу, цитируя самого героя.


Диверсанты Люблинской разведшколы с шефом Люблинского гестапо Акардтом, июнь 1944 г., взорванные группой Александра Святогорова "Зарубежные"

"Под «прикрытием» бойцов СС «Галичина»

— Когда вас направили во вражеский тыл?

— Вскоре после освобождения Киева меня в качестве руководителя диверсионно-разведывательной группы десантировали на территорию Польши, в Люблинское воеводство. Нужно было продолжить начатое Николаем Кузнецовым дело — проникнуть в такие фашистские службы, как гестапо, абвер, диверсионная школа.

Один из местных партизанских отрядов стал нашей базой. Мы там быстро освоились и начали проводить операции.

— В чем они заключались?

— Мы готовили разведчиков, сочиняли им легенды, изготавливали немецкие документы... Затем засылали наших агентов во вражеские службы для осуществления диверсий, убийств.

— Вы готовы рассказать о том, как в Польше, будучи руководителем диверсионно-разведывательной группы, сами действовали как боец дивизии СС «Галичина»?

Начиналось все так. В августе 44-го под Бродами дивизию СС «Галичина» разгромили. Но ее остатки находились на территории оккупированной немцами Польши. И к нам на партизанскую базу приходили группы и говорили примерно так: «Ми прийшли до вас добровільно. Ось наша зброя. Так, ми служили німцям, але зрозуміли, що вони нас обдурюють, що збудувати самостійну Україну вони ніколи нам не дозволять. Бандеру вони вже заарештували. Ви нам довіртесь — і ми вам допомагатимемо...»

И я со своим помощником Толей Коваленко отобрал из них наиболее пригодных ребят и задействовал в операциях. При этом сообща действовали под прикрытием, что являемся бойцами дивизии СС «Галичина».

Тогда же я охотился за Эрихом Кохом, гауляйтером Восточной Пруссии и рейхкомиссаром Украины. В Ровно был его штаб. К нему подбирался Кузнецов...

[Spoiler (click to open)]

— Разведчик Кузнецов стал легендарной личностью.

— Я уверен, что всю правду о Николае Кузнецове в силу определенных обстоятельств общественность узнает не скоро.

Так вот, после его гибели мой начальник генерал Савченко, посылая меня в Польшу, подчеркнул: одна из твоих главнейших задач — разыскать и ликвидировать Эриха Коха.

В то время Эрих Кох из Ровно бежал в Восточную Пруссию, а оттуда в Краков, в резиденцию Ганса Франка (замок Вавель). Мы заслали в замок разведчика Болеслава Матеюка по кличке Лех. Он был ксендзом и в резиденции вскоре стал своим человеком. Болеслав дал нам подробнейшую схему замка, план комнат, в которых должен был располагаться Кох. К сожалению, один из моих агентов по кличке Электрик оказался предателем, выдал противнику наши планы. Мы его ликвидировали, но всю операцию пришлось срочно сворачивать. Так что Эриха Коха ни Кузнецову, ни моей группе убить не удалось.

А дальнейшая судьба Коха сложилась так. После войны он симулировал сумасшествие, потому что знал: умалишенных не расстреливают. Содержался в одной из тюрем ГДР. Его допрашивали, где находится Янтарная комната, ведь это он ее вывез. Но он не сказал... И умер своей смертью в тюрьме.

— Как вам удалось взорвать Люблинскую разведшколу?

— В этом суперсекретном учебном заведении гитлеровцы готовили для засылки в нашу страну диверсионные группы, созданные из власовцев и других предателей. Это осиное гнездо нам было поручено уничтожить. Мои люди проникли в нее, все разузнали, а когда в школу прибыл шеф люблинского гестапо Акардт, мы провели боевую операцию. Все разгромили, почти всех расстреляли, захватили документы и нескольких инструкторов, которые на допросе дали ценные показания. К сожалению, Акардта живым взять не удалось: он погиб в перестрелке.

— Один ваш друг рассказал мне по секрету, что вам удалось взять в плен личного представителя адмирала Канариса — Вальтера Файленгауэра. Как это было?

— В июле 1944 года разведчик нашего отряда поляк Станислав Рокич, в совершенстве владевший немецким языком, проник в фашистское логово как гауптман Фридрих Краузе. Он познакомился с машинисткой и переводчицей Таисией Брук, от которой получал интересующую нас информацию. От нее же узнал, что в Люблин прибывает личный представитель адмирала Канариса именитый абверовец Вальтер Файленгауэр, опытный разведчик.

— И вас заинтересовало — зачем?

— Вот именно! Зря такую важную птицу не прислали бы. Вместе с ним приехала и его личный секретарь Зофия Зонтаг, которая оказалась знакомой Таисии Брук. И у нас возник смелый план. Гауптман Краузе срочно «объясняется в любви» своей «невесте», назначается помолвка, на которую Таисия Брук приглашает Зофию Зонтаг. Мы знали, что Файленгауэр ревнив и не отпустит Зофию на вечеринку одну. Наш расчет оправдался.

— Неужели обошлось без выстрелов?

— Конечно, нам не хотелось поднимать шум, но стрелять пришлось. Мы сняли охрану, ворвались в дом, где в разгаре была попойка.

— Так с какой же целью прибыл посланец Канариса?

— Он оказался одним из организаторов операции под кодовым названием «Сатурн». Под его руководством готовились для заброски в наш тыл диверсионные группы. Несколько уже было заброшено. О них он и рассказал. Вскоре эти группы мы ликвидировали.

— Затем, насколько я знаю, была Словакия. Унтер-офицер дивизии СС «Галичина», в качестве которого вы действовали на территории Польши, снова стал руководителем разведывательно-диверсионного отряда, теперь уже под названием «Зарубежные». Вы участвовали в Словацком национальном восстании, в разработке дерзкой операции по освобождению из фашистских застенков коммунистических лидеров Чехословакии, организовывали теракты против высокопоставленных гитлеровцев...

— Обстановка в Словакии особенно обострилась в августе 1944 года. Приближение советских войск к границам Чехословакии вызвало подъем антифашистского движения. Многие словацкие солдаты открыто выражали готовность вступить в борьбу с режимом Йозефа Тисо. Они сотнями пополняли ряды партизанских отрядов. 29 августа правительство Тисо обратилось к Гитлеру с просьбой оказать помощь в борьбе с нарастающим партизанским движением. Вспыхнувшее вооруженное восстание в ночь на 29-е предупредило оккупацию Словакии немецко-фашистскими войсками.

Наша диверсионно-разведывательная группа из 12 человек под моим руководством высадилась на базу партизанского соединения Алексея Егорова в районе Банска-Бистрицы 16 октября 1944-го. Группе присвоили название «Зарубежные», а я действовал под псевдонимом Зорич. Мы занимались подбором и подготовкой разведчиков-диверсантов для выполнения особых заданий.

Во время пребывания в Банска-Бистрице мне довелось неоднократно общаться с прославленными руководителями восстания Карелом Шмидке, Густавом Гусаком (будущим президентом Чехословакии), Алексеем Асмоловым. Они нам всячески помогали. В свою очередь Шмидке попросил нас оказать содействие в освобождении из гестаповских застенков генерального секретаря компартии Словакии Вильяма Широкого и члена ЦК Юлиуса Дюриша. Их побег нам удалось организовать при активном участии отважного разведчика Сергея Каграманова.

— В работе вы опирались и на местные кадры?

— Да. К примеру, главным связующим звеном группы «Зарубежные» был братиславский портной Штефан Халмовский. Ежедневно рискуя жизнью, этот бесстрашный человек и его супруга принимали и отправляя наших связных, передавали ценнейшие сведения, которые затем пересылались в Центр.

Его мастерскую часто посещал связной Эмиль Дуцкий. Однажды ночью он наскочил на немецкий патруль. Разведчик сумел убедить фашистов, что допоздна задержался у девушки. Рассказ о свидании понравился патрульным, но они все же пожелали проверить, где ночной гуляка живет, и пошли за ним. Эмиль оказался в трудном положении, так как никакого жилья в Братиславе у него не было. Но он проявил исключительную находчивость: проходя мимо барака, где строившие мост рабочие гуляли на вечеринке, решил заглянуть туда. Смело открыл дверь, подошел к столику, за которым сидели сильно подвыпившие рабочие, обратился к одному из них как к старому знакомому, выпил с ним стакан водки и, подхватив «приятеля» за пояс, повел его в другую комнату укладывать спать. Эта сцена вполне успокоила немцев, и они оставили Эмиля в покое.

Нашим разведчикам удалось проникнуть в близкое окружение Тисо, а также в управление госбезопасности, где добыли ценные документы."
Полностью здесь


Tags: великая отечественная, разведка, спецслужбы, сс галичина
Subscribe

Recent Posts from This Journal

promo varjag2007su february 18, 2019 14:57 17
Buy for 100 tokens
Друзья и читатели моего блога! Вы все знаете, что все годы существования моего блога мой заработок не был связан с ЖЖ. Т.е. я не была связана и не имела никаких обязательств материального характера ни перед какими политическими силами и различными группами, кроме дружеских уз и благодарности…
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 2 comments