varjag2007su (varjag2007su) wrote,
varjag2007su
varjag2007su

Адвокатский комментарий по делу Германа. Бабченко по материалам дела , таки, убит.



Комментарий юриста dmi_try к заседанию Шевченковского суда, где рассматривался вопрос об аресте главы СП "Шмайсер" Бориса Германа.

КОММЕНТАРИИ К ВИДЕОФИКСАЦИИ ЗАСЕДАНИЯ ПО АРЕСТУ ГЕРМАНА ПО ДЕЛУ ОБ «УБИЙСТВЕ» БАБЧЕНКО

Участники заседания: судья Шевченковского суда Виктория Светлицкая, прокуроры Главной военной прокуратуры Кравченко Р.А., Цид(Цит?) Р.Я., адвокаты Солодко Е.В., Поваров В. В.
Хронометаж видео дан по записи: https://www.youtube.com/watch?v=E7Gwr6w56lY

0.13.58«повлекло смерть». Бабченко как себе хочет, а по материалам дела он, таки, убит. А если серьёзно – вопиющая ошибка в уголовно-правовой квалификации, недопустимая для второкурсника! Ч. 3 ст. 258 УК Украины – т.н. «материальный» состав, требующий наступления предусмотренных законом последствий, а не только преступного действия самого по себе. Проще всего это объяснить на примере подобных, но более распростанённых составов: нарушение ПДД, повлекшее смерть или умышленное причинение тяжких телесных поврежений, повлекшее смерть по неосторожности. Если никто не умер, то квалификация по этим статьям невозможна. Вменять в вину наступление особо тяжких последствий по преступлению, пресечённому на стадии приготовления – это вершина юридической логики! К счастью, для меня недосягаемая…

0.26.35 – «возраст, состояние здоровья и социальные связи подозреваемого позволяют скрыться с территории Украины», а следовательно, дают основания для ареста. Вот так: не стар, не калека – в кутузку! Ибо всякий, кто может сбежать – сбежит от отечественного правосудия, если верить доводам обвинения.

0.27.20 –«способен уничтожить, спрятать или исказить любые предметы и документы, важные для расследования». Прокурор, не понимая сути процессуальных норм и плохо владея украинским языком, входит в раж и приписывает Герману сверхъестественные способности. Здесь следовало объяснить что-то вроде: значительная часть доказательств представляет собой файлы на электронных носителях, идентификация файлов и получение доступа к удалённым облачным носителям потребует у следствия времени, а подозреваемый, находясь на свободе или даже под домашним арестом, будет иметь возможность моментально предотвратить получение ценной для следствия информации. Но нет, прокурор не понимает, что риски нужно обосновывать применительно к Герману и доказательствам по данному конкретному делу; тупо цитирует общее описание из кодекса, ненароком превращая подозреваемого в гибрид Джеймса Бонда и Воланда.

0.32-0.34 - Первый же довод защиты абсолютно очевиден и неопровержим: оснований говорить о терракте нет и быть, в юридическом смысле, не может: обвинение неспособно их получить из тех источников, на которые само ссылается. Закон признает террористическим актом действия, совершенные с одной из следующих целей: нарушение общественной безопасности, запугивание населения, провокация военного конфликта или международного осложнения, воздействие на решения властей, привлечение общественного внимания к взглядам и убеждениям самого террориста. Установить наличие любой из этих целей можно только из источников, прямо происходящих от заказчика или организатора террористических актов. Заказчик, согласно утверждениям обвинителей, неизвестен, организатор(Герман) показаний не давал, их переписка, даже если считать её подлинной, ограничивается списком будущих жертв и ни одну из указанных выше целей не упоминает, более того, негласные следственно-розыскные мероприятия были начаты уже после того, как, по утверждению обвинения, Герман обо всём договорился с заказчиком и, таким образом, запись этой договорённости не могла попасть в руки следствия в рамках дела. Так почему тогда речь идёт о терракте, а не о заказном убийстве?
Даже если предположить, что дополнительные доказательства у обвинения есть, а ходатайство просто коряво написано, суд не может принять этого во внимание при решении вопроса об аресте. Неверная квалификация автоматически исключает обоснованность подозрения, а следовательно, и меру пресечения.

0.49-0.50 - Адвокат отмечает ещё один момент из ходатайства об избрании меры пресечения, где прокурор снова цитирует закон, явно не понимая его неприменимости к данной ситуации: «имеются доказательства, что узнав об обращении обвинения к суду, подозреваемый предпринял действия, создающие риски, предусмотренные кодексом как основания для избрания меры пресечения». Подозреваемый был задержан и ничего подобного предпринять просто не мог. Но прокурор переписывал своё ходатайство из старого образца по другому делу, а разницы в ситуациях не уловил.

0.45-1.08 - Вообще говоря, дебаты о наличии или отсутствии рисков, предполагающих необходимость избрания меры пресечения – это разновидность спора о фарфоровом чайничке Рассела. Отсутствие рисков доказать вовсе невозможно, чисто с методологической точки зрения, а доказательства наличия таких рисков практически всегда спекулятивны и умозрительны. Но в данном случае у нас есть осколки чайничка, неопровержимо доказывающие, что, по крайней мере, этот конкретный предмет посуды больше не существует. Герман проходит подозреваемым по другому делу(о хранении оружия), внёс залог и является по всем вызовам следователя и суда. Бежать, запугивать или убивать свидетелей не пытается. О продолжении террористической деятельности речи быть не может: где он найдёт исполнителей после того, как генпрокурор и глава СБУ на весь мир раструбили о том, что Герман уже два месяца, как под полным надзором СБУ? Возможно, стоило бы рассмотреть реальность риска утраты доказательств по делу, но в том виде, в каком этот вопрос представлен обвинением («способен уничтожить, спрятать или исказить любые предметы и документы, важные для расследования»), всерьёз обсуждать его невозможно.

1.10-1.29 - Согласно пояснениям Германа, он является осведомителем контразведки Украины, контактировавшим с политическими силами РФ для вскрытия и срыва их планов. Привлечение его к ответственности рассматривает как элемент внутриведомственной борьбы различных подразделений СБУ. Заказчиком террактов выступал проживающий в Москве гражданин Украины Вячеслав Пивоварник, ответственный за организацию подрывной деятельности в Украине, финансируемой из «частного фонда Путина». Куратором со стороны СБУ – оперативный сотрудник по имени Дмитрий, способы связи с которым Герман, с его слов, сообщил при задержании, однако в открытом судебном заседании не назвал. Обвинение было вынуждено признать, что факт сотрудничества Германа с СБУ требует дополнительной проверки. Прокурор привлёк внимание суда к тому, что факт и содержание контактов между Германом и Цымбалюком(предполагаемым исполнителем теракта) достоверно установлены на основании свидетельских показаний. Защита указала на неполноту материалов негласных оперативно-следственных мероприятий, выдвинув в качестве версии, объясняющей эту неполноту, предположение о том, что факты, подтверждающие позицию подозреваемого, из материалов изъяты. Также указано на тот факт, что суду не представлено каких-либо доказательств связи между Германом и спецслужбами РФ и подозрение в этой части обоснованным считаться не может.

Оглашение судебного определения об избрании меры пресечения на видео не зафиксировано, текст определения в открытой базе Реестра судебных решений отсутствует. Тем не менее, известно, что ходатайство обвинения удовлетворено, в отношении Германа избрана мера пресечения в виде содержания под стражей на срок 60 суток без права внесения залога. Мотивировать такое решение трудно и апелляционных поводов в нём неизбежно будет более, чем достаточно. Таким образом, ближайшая перспектива дела – пересмотр определения об избрании меры пресечения в Апелляционном суде г. Киева. Ввиду очевидной политической значимости и широкого общественного резонанса данного дела, прогнозировать исход апелляции – дело неблагодарное. Однако, с профессиональной точки зрения позиция обвинения смотрится даже не уязвимой, а совершенно убогой. Исходя из этого, один прогноз дать всё-таки рискну: в ближайшее время режим рассмотрения дела станет закрытым.

PS. Можно добавить к вышесказанному, что согласно заявлениям Луценко, расследование займет минимум полгода, а то и больше, что врядли бы потребовалось, будь у СБУ серьезные улики указывающие на связь Германа с российскими спецслужбами, скорее наоборот - в силу политической целесообразности, их бы моментально потащили в СМИ, однако кроме комичного списка, который увеличивается на глазах, никакой конкретики СБУ предоставить не может, что лишний раз указывает на топорность исполненной провокации и какие-то внутренние противоречия внутри СБУ, когда права нога не знает, что делает левая.
Источник



Tags: право, провокации, спецслужбы
Subscribe

Recent Posts from This Journal

promo varjag2007su октябрь 18, 16:50 22
Buy for 100 tokens
Друзья и читатели моего блога! Вы все знаете, что все годы существования моего блога мой заработок не был связан с ЖЖ. Т.е. я не была связана и не имела никаких обязательств материального характера ни перед какими политическими силами и различными группами, кроме дружеских уз и благодарности…
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 1 comment