varjag2007su (varjag2007su) wrote,
varjag2007su
varjag2007su

Иван Ефремов - один из величайших ученых и лучших писателей фантастики в мире



Давно хотел написать  о Иване Ефремове...Но зачем что - то  писать, если он уже сам сжато рассказал о себе в своей автобиографии и интервью. Можно лишь чуть раскрыть и немного дополнить...

Автобиография:

Родился 22 апреля 1907 года в деревне Вырица, Троицкого района Ле­нинградской области, в семье купца II гильдии, (известного промышленника.)


Мальчик постарше Иван, младший Василий и их отец Антип Харитонович Ефремов.

(Утверждают, что согласно метрическим книгам он приписал себе год , на самом деле родился в 1908 году)

Детство провел в городе Бердянске /ныне Осипенко/и Мариуполь /ныне Жданов/, учился в 1-й Бердянской мужской гимназии до 1919 го­да.

(Научился читать в 4 года и с тех пор не расставался с книгами: Жюль Верн, Хаггард, Джек Лондон, Грин - были для него окном в большой мир.
В 1914 родители сняли дом в Бердянске, младший брат Вася был болезненным мальчиком, вот доктора и посоветовали семье сменить климат и отвезти ребенка на лечение грязями. Здесь осталась мать с тремя детьми, а отец вернулся в Вырицу, управлять своими предприятиями)


Варвара Александровна с  Васей, Ваней и  Надей.


С 1919 г. жил отдельно от семьи в г. Херсоне; в 1920-21г.г. был воспитанником 2-й автомотороты автобазы 6-й Красной Армии.




(Во время гражданской войны мать увлеклась красным командиром и когда подходили деникинцы к городу была вынуждена бежать, оставив детей у родственницы. Город переходил из рук в руки, кого тут только не было: красные, белые, немцы, англо - французская эскадра, различные атаманы - каждый устраивал резню истребляя своих противников и подвернувшихся под горячую руку заложников.
Случайный снаряд попавший в очередь за хлебом контузил ребенка, и с тех пор Иван немного заикался...
Родственница матери вскоре умерла от тифа и дети остались одни...

Город отбили  и в Херсоне расположилась 6 армия красных. Как раз в это время здесь появился Луначарский занимаясь ликвидацией беспризорщины.
Дети получили талоны на продукты...
Неподалеку на соседней улочке разместился автобат и Иван быстро освоил устройство различных автомобилей, помогал их чинить, вплоть до вытачивания необходимых деталей. В итоге по личному одобрению командарма его  приняли как "сына полка".
После участвовал вместе с армией в штурме Перекопа и переправе через Сиваш.)


В конце 1921 года (в 13 лет) вернулся на родину, в Петроград,

(
сюда детей забрал отец, но теперь он работал простым служащим на своей бывшей  лесопилке и Иван не хотел обременять семью еще одним голодным ртом)

где в 1922-; 23 годах окончил экстерном 23-ю сов.школу I и II ступени.



(При этом по ночам он разгружал вагоны на станции...)

«Я начал с разгрузки дров из вагонов на товарных станциях Петрограда. В одиночку удобнее всего выгружать «швырок» — короткие поленья по пол-аршина в длину. «Шестёрку»  один далеко не отбросишь, завалишь колёса вагона, и придётся перебрасывать её дважды. За разгрузку вагона в 16–20 тонн швырковых дров платили три рубля. Если втянуться в работу, то за вечер можно было заработать шесть рублей — примерно треть месячной студенческой стипендии. Но после такой работы домой приходил далеко за полночь, в беспокойном сне виделись бесконечные дрова, а на следующий день я почти ни на что не годился. Кроме того, такая работа требовала усиленного питания, потому что надо было жить и питаться не как студенту, а как грузчику, расходуя гораздо больше денег, чем зарабатывал.
Когда я сообразил, что не могу учиться в таких условиях, то перешёл на выгрузку дров с баржей. Отапливающийся дровами Петроград снабжался ими не только по железной дороге, но и по реке. Деревянные баржи подходили прямо к домам по многочисленным протокам-речкам, пронизывавшим весь город. Снимали решётку набережной, прокладывали доски, и дрова катали прямо на тачках во дворы. Тут можно было заработать в день рубля четыре и не уставать так сильно, как на выгрузке дров в одиночку. Катала дрова артель, поэтому работа шла с роздыхом и при ловком обращении с тачкой не была слишком тяжела.
И всё же при том напряжении, какого требовало учение за два класса сразу, так работать можно было только летом, и то эпизодически. Когда я стал регулярно засыпать над задачниками и видеть во сне белые булки, которые никак не удавалось съесть, я понял, что снова надо менять род работы.
И тут я нашёл товарища. Вдвоём мы стали ходить по дворам, пилить, колоть и укладывать дрова в обширные ленинградские подвалы, использовавшиеся как сараи. На этой работе можно было в любое время сделать перерыв и даже кое-что соображать по прочитанному из учебников, когда работа не требовала особого внимания. Так я прожил бы кустарём-дровяником, если бы не подвернулась вакансия шофёра в одном из артельных гаражей. Затем произошло повышение в должности до шофёра грузового автомобиля системы «Уайт» с цепной передачей, модели 1916 года.
С таким трудом найденную работу пришлось, однако, тут же оставить, чтобы сдать выпускные экзамены»


В этот же период и позднее /1924г./ работал помощником шофера и шофером в | разных гаражах Петрограда. В 1923 г. сдал на аттестат штурмана малого плавания при Петро­градских мореходных классах.

"Предъявитель сего, Ефремов Иван Антонович, действительно сдал экзамены за мореходные классы на весьма удовлетворительно и получил звание штурмана-судоводителя каботажных и речных судов."

(Параллельно с этим увлечен палеонтологией, биологией и геологией. Становится учеником биолога и геолога академика  Сушкина. Но поскольку тот уезжает в длительную коммандировку в США!, то Иван отправляется на Дальний Восток! Почему? А он познакомился с капитаном Лухмановым, который в свое время спас Добровольческий флот от захвата белогвардейцами и его рассказы о морской романтике, плюс совет попробовать себя моряком не могли остаться без ответа в душе юноши...

В зрелом возрасте Иван Антонович говорил, что человек может и должен быть работоспособным 18 часов в сутки. Сам же он работал,  гораздо больше... Учиться в школе, оканчивая два класса в год, заниматься у Сушкина, зарабатывать себе на жизнь шофёрской работой — и ещё окончить Петроградские мореходные классы!

И все это в 15 лет, сам без чьей- либо помощи! Напоминаю:  это 1924 год!)




P.S. На фото Иван Ефремов - старший матрос, командир гидрографического катера Ленкоранской лоцманской дистанции Каспийского моря в 1925 году.

P.S.S Курсивом  дополнения к автобиографии.

Источник



В летнее время 1924-1925г.г. плавал на Дальнем Востоке, у берегов Сахалина и на Каспийском море/Ленкоранской лоцдистанции/, где работал в система УБЕКО* Поступил в Ленинградский гос.университет в 1924г. на физматфак, биологическое отделение, где учился по 1926 год 2 позвоночных.

В этих нескольких строчках описаны невероятные события, когда юный парнишка был старшим матросом на "IIIинтернационале" - на развалюхе  кавасаки — парусно-моторном судне с командой набранной из портовых отбросов, которую нужно было заставить себя уважать. И он ходил из Владивостока к портам на побережье Японии, к  Сахалину и Курильским островам, узнал что такое тихоокеанские шторма и пережил цунами. А кроме того:

"В этой стране я познакомился с чрезвычайно милой девушкой. Она была моей возлюбленной четыре дня (и ночи), и я буду помнить о ней до конца своих дней…"

А после он возвращается в Ленинград, куда приехал из командировки академик Сушкин, поступает в университет на  биологическое отделение физико-математического факультета, гораздо позже обычного начала учебы,  экстерном догоняет товарищей от которых отстал, параллельно работает в студенческих артелях, ради хлеба насущного,  позже устраивается водителем,  успевает увлекаться академической греблей и футболом, а потом отправляется с экспедицией на Каспий  для зоологических исследований и, между прочим, для обследования мест, пригодных для заповедника в Азербайджане, в Ленкоранском и Кызыл-Агачском районах...



Выполнив задание Сушкина по сбору орнитофауны и подготовив схему будущего заповедника, экспедиция вернулась в Ленкорань.



А неусидчивый Иван стал командиром гидрографического катера Ленкоранской лоцманской дистанции УБЕКО Каспийского моря в чине старшего матроса. Спустя какое - то время пришло сообщение от академика Сушкина предложившего должность препаратора и Ефремов вернулся в Ленинград, где по результатам поездки в  иллюстрированном журнале охоты и рыболовства «Охотник» в одиннадцатом номере за 1925 год появилась первая статья за подписью И. Ефремова...

И опять же не забываем о учебе в университете... Все это он успел за каких - то 2 года!

Познакомился с самобытным алтайско - монгольским художником Гурским, учеником Шишкина.




Его картина "Озеро горных духов" превратится в будущем в рассказ Ефремова и открытие ртутного озера. А художник будет проводником экспедиции по маршрутом Трансгималайской экспедиции Н. К. Рериха и будет незримо присутствовать в жизни Ефремова...

Осенью 1925 года Иван подал заявление о переводе его с биологического на геологический факультет Ленинградского университета. Решение комиссии было утвердительным, но продолжить занятия означало оставить работу, которая давала средства к существованию. К тому же надо было деньгами помогать матери. Университет пришлось покинуть — до 1930 года.

Весной 1926 года сотрудники института отправились в экспедицию в Тургайскую степь.

После которой весной 1927 года Ефремов как сотрудник Академии наук получил отпуск. Но решил его потратить не на подготовку к сессии. Он помчался на Кубань — поработать трактористом в сельскохозяйственной коммуне «Звезда красноармейца».


Примерно как на этом фото.

Вернулся и в новую экспедицию теперь на север 20 июня 1927 года молодой охотник за ископаемыми выехал из Ленинграда стремясь попасть на излучины реки Ветлуги,



после открытий костеносных пластов отправился на новое место  к реке Шарженга, притоку реки Юга.



Общая длина маршрута составила 630 километров — пешком и на телегах...



В 1929 году Ефремов описал открытое им животное и назвал его Bentosaurus sushkini.



Правда название пришлось изменить на бентозуха — «донного крокодила, первое было уже занято».


Источник


1 октября 1928 года — дата начала первой пятилетки.Свернуть
Но в октябре большинство населения ещё не знало об этом крупнейшем событии. Только в апреле 1929 года, на очередной конференции ВКП(б), план будет представлен к обсуждению, а съезд Советов с энтузиазмом утвердит его. Мыслилось: промышленный переворот — вот то, ради чего свершилась революция. Пришло время посвятить все силы самоотверженной работе на благо народа!

В 1928 умер Сушкин от воспаления легких, а в  1929 году пришли известия о смерти отца и Василия Александровича Давыдова, школьного учителя математики, который первым поддержал Ивана в его стремлении к науке…



23 апреля 1929 года лёгкий на подъём палеонтолог отправился в путь. Надо было торопиться, пока в Джеты-Су, с киргизского языка переводящееся как «Семь Вод», Семиречье, не пришла летняя жара…
Фрунзе, Алма - ата, посёлок Илийский, в долине реки Или. Затем путь под знойным солнцем: горы Аркарлы — горы Карачеку — Алтын-Эмель — Баш-Чий — горы Калкан. Карачеку близ глинистых берегов Или. В широкой долине сухого лога разбросаны кости динозавров. Чёрные склоны долины сложены породами, богатыми железом. Кости динозавров блестят от пропитавшего их железа. На склонах почти нет растительности, а редкие маки, способные быть индикаторами присутствия железа, тоже выглядят чёрными, словно диковинные цветы иной планеты.
Дальнейший путь лежал через долину реки Конур-Улен и Койбынское ущелье, по реке Борохудзир на Джаркент.



В этих краях образовались целые «поля смерти», гигантские кладбища динозавров. Отсюда по круговому маршруту до Фрунзе. По пути в районе китайского Кетменя в одном из дворов когда Иван заглянул в поисках воды на него напал контрабандист опиума с вилами и ранил в ногу. Благо путешественник успел уклониться от неожиданного удара в спину и в итоге уложил  нападавшего ударом кулака...
В будущих рассказах "Белый рог", "Звездные корабли,"Тень минувшего"- описаны именно эти места. Разумеется не мог оставить Иван без внимания жемчужину Средней Азии Иссык - Куль и обследовал и эти края.




В отчёте Ефремов написал: «С прибытием 22/06 во Фрунзе маршрут был окончен. Все осмотренные напластования красноцветных толщ не содержат фауны позвоночных. В известных местонахождениях динозавров в этих толщах (урочища Карой, Карачеку, Калкан, Кок-Майнак и др.) кости залегают в нижних частях свиты Trt в виде разрозненных, изломанных и окаменелых фрагментов, мало пригодных для изучения. Образование этих местонахождений, по-видимому, автохтонное и совершенно отличное в фациальном отношении от монгольских находок Эндрьюса и западнокитайских Свен Гедина.



Ввиду того, что на всём протяжении маршрута не было обнаружено соответствующих фаций, можно считать, что вопрос о нахождении цельных скелетов динозавров, по крайней мере в пределах маршрута, разрешён в отрицательном смысле».
За два месяца Иван преодолел свыше 1300 километров по грунтовым дорогам и 800 километров без дорог, верхом и пешком. 22 июня маршрут был закончен. Ему было 22 года.Возвращение в Ленинград и пора отправляться в новую экспедицию в Оренбуржье на медные месторождения Каргалы, где он спускался в заброшенные старинные  шахты по канату.



"Я проводил в подземных работах дни и ночи, иногда по трое суток не выходя на поверхность. Помощники мои обычно отказывались спускаться вместе со мной из страха перед обвалом, и в большинстве случаев я работал один." Здесь он познакомился со старым потомственным штейгером из живущих потомков древних шахтеров рудашах,  Корнилой Корниловичем Хреновым , который показал забытые шахты и водил по лабиринтам подземелий...



На первой странице своей фундаментальной работы «Фауна медистых песчаников» (1954) Ефремов написал: «Посвящается безымянным горнорабочим старых медных рудников Западного Приуралья — первым открывателям фауны медистых песчаников». К началу осени перед Иваном лежала карта рудников, масштабы которых поражали воображение. Линза распространения медной руды, вытянутая с северо-запада на юго-восток, занимала 500 квадратных километров. Ивану удалось обнаружить и нанести на карту местоположение нескольких старых шахт и рудников, которые упоминались в связи с находками ископаемых костей.
Вернувшись в институт он получил письмо от известного немецкого  ученого Отто Пратье, который пренебрежительно оспорил утверждение Ефремова о структуре океанического дна, заявляя, что оно ровное, покрытое многометровым слоем осадков. Иван пришёл к выводу, что океанские впадины должны иметь сложный рельеф и свою геологическую историю. То что кажется сейчас естественным и очевидным в те времена необходимо было доказывать!
А осенью 30- го года он выступая перед маститыми учеными и функционерами из Инцветмета,  был вынужден доказывать и защищать  месторождения, на которых можно было поставить добычу медной руды. Но ему заявили, что вы молодой человек не имеете профильного образования, даже палеонтологитческого. Чтож Ефремов вернулся на геологический факультет продолжать учебу параллельно будучи сотрудником института ПИН- палеозоологического.
В этом году  Иван женился на Ксении Свитальской...
А вот пришло время и новой экспедиции, теперь в Бурятию через Хабаровск.
Источник
.
Tags: литература, личность, наука, ссср
Subscribe

Recent Posts from This Journal

promo varjag2007su october 18, 16:50 42
Buy for 100 tokens
Друзья и читатели моего блога! Вы все знаете, что все годы существования моего блога мой заработок не был связан с ЖЖ. Т.е. я не была связана и не имела никаких обязательств материального характера ни перед какими политическими силами и различными группами, кроме дружеских уз и благодарности…
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 13 comments