Монархист в Советском Союзе. Василий Шульгин перед судом истории

Оригинал взят у maysuryan в К теме монархистов в СССР


Во время съёмок фильма "Перед судом истории" (1964). Монархист В. В. Шульгин в Кремлёвском дворце съездов

Одна из разновидностей монархистов, живших в СССР (наряду с монархистами-диссидентами) — монархисты, действовавшие в рамках советской легальности. Самый яркий пример такого деятеля — это Василий Витальевич Шульгин (1878-1976). Правда, перед тем, как стать "самым главным советским монархистом", ему пришлось посидеть свой срок во Владимирской тюрьме. Да и то ему повезло в том плане, что в 1947 году, когда его судили, смертная казнь в СССР уже была отменена.

Но в сентябре 1956 года Шульгин вышел на свободу. Он отнюдь не отрекался от своих монархических взглядов, и сам позднее писал: "Помилованный и принесший покаяние, Шульгин не стоил бы и ломаного гроша и мог бы вызывать только презрительное сожаление". Но он постарался приспособить свои старые убеждения к новой реальности и притом высказывать их открыто. И самое удивительное, что это ему удалось... С умением и талантом опытного парламентского оратора Шульгин настойчиво пробивал в легальную советскую политику и публицистику идеи монархизма и столыпинщины. Он виртуозно облекал их в очень аккуратную, цензурно приемлемую форму. И проводил — и в своей напечатанной в 60-е годы книжке "Письма к русским эмигрантам", и в документальном фильме "Перед судом истории", который сняли о нём тогда же. И в других произведениях, включая мемуары, которые вышли из печати уже после его смерти, в 1979 году, в издательстве АПН. Шульгин встречался с родственными ему общественными деятелями: например, приезжал к нему во Владимир не кто иной, как Александр Солженицын. Статьи Шульгина появлялись в "Правде", он выступал по радио. И, наконец, как вершина всего, бывший идеолог Белой гвардии и автор лозунга "Фашисты всех стран, соединяйтесь!" был в 1961 году приглашён на XXII съезд КПСС и поучаствовал в нём в качестве гостя..


Во время съёмок "Перед судом истории". В Таврическом дворце (Ленинград) Шульгин указывает на место, которое он занимал в зале заседаний бывшей Государственной Думы



Как же ему это удалось? Как-то я уже писал, что запрет высказывания любых взглядов приводит только к тому, что они аккуратно маскируются слоем сахарной ваты. Более строгий запрет приводит к заматыванию двумя, тремя, десятью слоями сладкой ваты... Но внутреннее зерно никуда от этого не исчезает, просто распознать его под медовой оболочкой и возразить на него становится труднее. Шульгин этим искусством овладел в полной мере.

Советский режиссёр и коммунист Фридрих Эрмлер вспоминал свою встречу на "Ленфильме" с Шульгиным: «Если бы я встретился с ним в 1924 году, то сделал бы всё, чтобы моё заключение кончалось словом "расстрелять". И вдруг я увидел апостола Петра, слепого, с тростью. Передо мной предстал старец, который долго на меня смотрел, а потом сказал: "Вы очень бледны. Вас, голубчик, нужно беречь. Я ведь зубр, я выстою…"». Иначе говоря, вместо лютого классового врага, каким Шульгин, несомненно, и был (кстати, слово "зубр" до революции обозначало ярого монархиста-черносотенца, в этом значении его использовал Ленин), его советские оппоненты с изумлением обнаруживали почти святого. Ему напоминали его прежние, отнюдь не святые слова и чувства (опубликованные, кстати, в СССР ещё в 20-е годы вместе с книгой Шульгина "Дни"); например, при виде революционной уличной толпы в Феврале 1917-го:

"Солдаты, рабочие, студенты, интеллигенты, просто люди... Бесконечная, неисчерпаемая струя человеческого водопровода бросала в Думу всё новые и новые лица... Но сколько их ни было — у всех было одно лицо: гнусно-животно-тупое или гнусно-дьявольски-злобное... Боже, как это было гадко! Так гадко, что, стиснув зубы, я чувствовал в себе одно тоскующее, бессильное и потому ещё более злобное бешенство... Пулемётов — вот чего мне хотелось. Ибо я чувствовал, что только язык пулемётов доступен уличной толпе и что только он, свинец, может загнать обратно в его берлогу вырвавшегося на свободу страшного зверя... Увы — этот зверь был... его величество русский народ... Ах, пулемётов сюда, пулемётов!.."


Книги В. В. Шульгина, изданные в СССР в 20-е годы

На напоминания Василий Витальевич отвечал уклончиво и велеречиво: было дело, писал, не отрекаюсь. Но ведь нельзя отрицать течение времени... Разве может нынешний Шульгин, с большой белой бородой, повторять то, что говорил тот Шульгин, с чёрными усиками?..

Фильм «Перед судом истории», ставший "лебединой песней" Эрмлера, снимался трудно, съёмки шли с 1962 по 1965 год. Причина была в том, что строптивый монархист "показывал характер" и не соглашался произнести в кадре ни единого слова, с которым сам был бы не согласен. По оценке генерала КГБ Филиппа Бобкова, который курировал от ведомства создание фильма и тесно общался со всей творческой группой, «Шульгин прекрасно выглядел на экране и, что важно, всё время оставался самим собой. Он не подыгрывал своему собеседнику. Это был смирившийся с обстоятельствами, но не сломленный и не отказавшийся от своих убеждений человек. Почтенный возраст Шульгина не сказался ни на работе мысли, ни на темпераменте, не убавил и его сарказма. Его молодой оппонент, которого Шульгин едко и зло высмеял, выглядел рядом с ним очень бледно». В ленфильмовской многотиражной газете «Кадр» была напечатана заметка «Встреча с врагом». В ней режиссёр, народный артист СССР и друг Эрмлера Александр Иванов писал: «Впечатляет появление на экране матёрого врага Советской власти. Внутренняя аристократичность этого монархиста настолько убедительна, что прислушиваешься не только к тому, что он говорит, а с напряжением следишь за тем, как он говорит… Вот он сейчас такой благопристойный, моментами жалкий и даже вроде бы симпатичный. А ведь это человек страшный. За такими шли сотни тысяч людей, которые сложили головы за их идеи».

В результате фильм показывали на широких экранах московских и ленинградских кинотеатров всего лишь три дня: несмотря на большой интерес зрителей, его досрочно сняли с проката, и потом показывали редко.
А своей книгой "Письма к русским эмигрантам" Шульгин остался ещё и недоволен, за её недостаточный радикализм, и в 1970 году написал о ней так: "Этой книги я не люблю. Здесь нет лжи, но здесь есть ошибки с моей стороны, неудачный обман со стороны некоторых лиц. Поэтому "Письма" не достигли цели. Эмигранты не поверили и тому, что было неверно, и тому, что изложено точно. Жаль".


Беседа Шульгина со старым большевиком Петровым

Кульминацией фильма "Перед судом истории" стала встреча Шульгина с легендарным революционером, членом КПСС с 1896 года Фёдором Николаевичем Петровым (1876—1973). Встреча старого большевика и старого монархиста. На экране Василий Витальевич буквально затопил своего оппонента елеем похвал и комплиментов, совершенно тем самым его обезоружив. В конце разговора размякший Петров согласился на камеру обменяться с Шульгиным рукопожатием. А за кадром Василий Витальевич отзывался о своём оппоненте, как и подобает классовому врагу, ехидно и презрительно: "В фильме "Перед судом истории" мне пришлось придумывать диалоги с моим оппонентом — большевиком Петровым, который оказался очень глупым".


В конце разговора Петров согласился пожать руку Шульгину

Кстати, присутствие Шульгина в политической жизни СССР общественное мнение восприняло скорее неодобрительно. Об этом можно судить, в частности, по известному анекдоту "Что сделал и что не успел сделать Никита Хрущёв?". "Успел пригласить монархиста Шульгина гостем на XXII съезд партии. Не успел наградить Николая II и Григория Распутина посмертно орденом Октябрьской революции за создание революционной ситуации в России". То есть "политическое воскрешение" Шульгина в 60-е годы и тем более приглашение монархиста на съезд коммунистической партии в народе расценили как проявление "волюнтаризма" (попросту говоря, нелепого самодурства) Хрущёва. Однако фильм "Перед судом истории" вышел на экраны, когда Хрущёва уже не было в Кремле, да и шульгинские мемуары "Годы" появились из печати в конце 70-х.


Шульгин показывает свой "патриотизм"


Книги В. В. Шульгина, изданные в СССР в 60-е и 70-е годы


Мемориальная доска, установленная 13 января 2008 года, в 130-летнюю годовщину со дня рождения Шульгина на доме №1 по улице Фейгина во Владимире

Афиша фильма "Перед судом истории":



Фильм "Перед судом истории"



Recent Posts from This Journal

promo varjag2007su february 18, 14:57 8
Buy for 100 tokens
Друзья и читатели моего блога! Вы все знаете, что все годы существования моего блога мой заработок не был связан с ЖЖ. Т.е. я не была связана и не имела никаких обязательств материального характера ни перед какими политическими силами и различными группами, кроме дружеских уз и благодарности…
О таких, как Шульгин, русский публицист Солоневич, автор книги "Народная монархия", писал:
"Это – наибольшая количественно группа и самая слабая культурно. Она «признает» монархию и выполняет монархические обряды. Но если можно будет обойтись без монархии, – например, на путях военной диктатуры, – она постарается обойтись"
"Монархист" Шульгин вместе с Гучковым и Рузским якобы участвовал в процедуре "отречения" Николая 2-го в царском поезде. В СССР он был использован для легимитизации "отречения" царя в качестве якобы "свидетеля". Достоин такой же памяти, как и Герострат
Общий тон статьи - одобрительный. Ваших опровержений тут не увидел, значит вы разделяете мнение автора.