Варяг

Тайна "Журавлей" Расула Гамзатова

Песня "Журавли" в советское время стала настоящим гимном памяти о погибших в Великую Отечественную войну. Удивительно, как простые строки дагестанского поэта Расула Гамзатова так глубоко проникли в сердца русских людей. При том, что эта песня была наполнена до краев языческими представлениями о смерти и участи павших. Аварец Расул Гамзатов смог донести до миллионов слушателей то, как осмысливали смерть еще в первых тюркских каганатах.

Песня "Журавли" на языке оригинала - на аварском. Исполняет дагестанская певица Зайнаб Махаева.



Видимо, не случайно, что песню про журавлей написал именно Гамзатов родившийся в Дагестане. Весь Северный Кавказ был с древности пронизан степной культурой. Поэтому именно там смогли сохраниться старые тюрко-иранские представления о превращении умерших людей в птиц. Здесь нужно заметить, что славянский рай - ирий, куда улетали души умерших в облике птиц, это видимо также дань степному культурному наследию. Наверно, именно поэтому песня стала так популярна среди русского населения СССР.

Но наиболее полно смысл творения Гамзатова раскрывают древние тюркские тексты, где слово "улететь" является синонимом слова "умереть". Тюрки представляли свой рай - учмак (букв. «летать», «летание»), как бесконечное кружение птиц в вечном синем небе. По их представлениям души-птицы не летели куда-то конкретно, а вечно скользили по небу. Именно об этом строки гамзатовского стиха:

Они до сей поры с времен тех дальних
Летят и подают нам голоса.
Не потому ль так часто и печально
Мы замолкаем, глядя в небеса?


Удивительно, но Гамзатов даже смог привнести в свое стихотворение ноту сомнения в том, что он сам сможет попасть в строй этих птиц. Ибо поэт не воевал в Великую войну, а его журавли отображали именно павших воинов.

И в том строю есть промежуток малый,
Быть может, это место для меня.


В Вальгаллу попадали только воины погибшие в бою. О проникновении тюркских культурных элементов в Скандинавию я делал отдельный пост.

"Журавли" в исполнении Марка Бернеса.



Ниже выдержки из текстов тюркских рунических надписей в которых упоминается смерть героев:

Памятник Культегина
Вы скончались (улетели), пока Тенгри не даст Вам жизнь снова…
(Эти аристократы) улетели вверх (к Небу) умерли.
Мой отец-каган...Власть (свою) приобретя, улетел (т.е. умер).
Из-за нашего непонимания и дикости отец мой каган улетел (умер).
Кюль-Тегин улетел (т.е. умер) в год овцы, в семнадцатый день; в девятый месяц, в двадцать седьмой день мы устроили похороны.

Тэсинская стела
Мой Элетмиш-хан умер, (душа его) улетела. Его сын, мой ябгу, каганом стал.

Ниже, фрагменты посвященные суфийской турецкой поэзии времен Османской империи из книги "Хаджи Бекташ Вели и суфийское братство бекташийа" Аверьянова Ю.А. Очень интересно, что главный мученик ислама Али сравнивался суфийскими поэтами с журавлем. "Из-под небес по-птичьи окликая" в турецкой поэзии рисовались образы Имама Али, Имама Хусейна, Хаджи Бекташа и самого Мухаммеда. Журавли суфийских авторов выкликали имена исламских святых летя по синему небу.

Строки изначального варианта гамзатовских "Журавлей" в переводе востоковеда Наума Гребнева.
Они летят, свершают путь свой длинный
И выкликают чьи-то имена.


Турецкий поэт Факир Эдна
Послушайте голос тара (струнный инструмент) журавлей,
Они перекликаются, называя имама Хусейна.


Аверьянов Ю.А. Хаджи Бекташ Вели и суфийское братство бекташийа
«Духи умерших добрых людей якобы вселялись в птиц. Еще древние тюрки говорили о знатном покойном: «он стал соколом» (шунгар болды)»

Он отдал свой голос журавлям,
Имамы пребывают в трауре по нему,


«Мотив того, что журавли кричат голосом Али, характерен для тюркской поэзии (для сравнения, в Китае журавли — птицы даосских бессмертных святых-сянь, на которых они летают по воздуху)».

«В «Вилайет-наме-и Хаджи Бекташ-и Вели» приводится легенда о превращении Ахмеда Йасави, его дервишей и семи хорасанских эренов в журавлей. В облике журавля Ахмед Йасави пришел на помощь купцу, тонущему в Амударье (Джейхуне)»

«Факир Эдна сообщает, что журавли, кружащиеся в небе, оплакивают в своем танце имама Хусейна:

Веди счет своим веснам и летам,
Узри разницу между уткой и гусем (?),
Послушайте голос тара (струнный инструмент) журавлей,
Они перекликаются, называя имама Хусейна.
Имамы покоятся в Кербеле,
Имам Али достигает Шаха Аббаса (?),
В пустыне Кербелы они танцуют самах,
Они перекликаются, называя имама Хусейна


Сейид Гази Ильхами (XIX в.)
Два журавля прилетают с повязанной головой (?),
Радуйся, мой журавль, радуйся, не Али ли ты?
Один из них Мухаммад, другой Али.
Радуйся, мой журавль, радуйся, не Али ли ты?
Или, может быть, ты — Хаджи Бекташ Вели?


Эти гимны чем-то напоминают и соответствующие русские песни (в том числе и ХХ века), где воины, погибшие в бою, превращаются в журавлей».
Аверьянов Ю.А. Хаджи Бекташ Вели и суфийское братство бекташийа

Источник



Recent Posts from This Journal

promo varjag2007su февраль 18, 14:57 8
Buy for 100 tokens
Друзья и читатели моего блога! Вы все знаете, что все годы существования моего блога мой заработок не был связан с ЖЖ. Т.е. я не была связана и не имела никаких обязательств материального характера ни перед какими политическими силами и различными группами, кроме дружеских уз и благодарности…
Вот буквально 9 мая от знакомой учительницы услышал легенду, как появилась эта песня. В одном аварском селе, с Войны в домой не вернулись все сыновья, мать умерла от горя. А когда пришла похоронка на последнего сына - никто не рискнул ее вручить отцу, собрались все старейшины села и пошли вместе. Отец это увидел, все понял - и сердце не выдержало. А односельчане в память об этой семье поставили памятник в виде журавлей.
Семь братьев Газдановых, погибшие в разное время в сражениях Великой Отечественной войны. Все братья родились в селе Дзуарикау (Северо-Осетинская АССР, РСФСР, СССР) и были призваны на фронт из родного села. Их мать — Тассо Газданова (Ваниева) — умерла после третьей похоронки. Отец Асахмат дожил до конца войны, но умер после получения последней похоронки