varjag2007su (varjag2007su) wrote,
varjag2007su
varjag2007su

Category:

СМЕРТЬ, ВИНА И БОСЫЕ ДУШИ



СМЕРТЬ, ВИНА И БОСЫЕ ДУШИ

#Вечерняя_сказка

Убежит молоко черёмухи,
и душа босиком убежит
по траве, и простятся промахи
ей — за то, что не помнит обид,
и очнётся мечта-заочница,
и раскроет свою тетрадь…
И не то чтобы жить захочется,
но расхочется умирать.

Вера Павлова

***

Она родилась в 46-м.

Отец вернулся с войны. И месяц не отпускал маму даже воды выпить, как потом сам шутил. Мама улыбалась и краснела, и лучилась счастьем.

Они были молоды. Они пережили войну. Отцу по ее окончанию было 25. Мама - на два года младше. Отец – полковой разведчик. Лучший стрелок. Мама – военная медсестра. Отец служил уже в финскую. А маму призвали в 41-м. За все годы войны они виделись только раз, в 43-м, в Ивановском госпитале.

Они выжили.

Мама вспоминала, как стояла со своей младшей подружкой Улей, на краю поля, 21 июня 1941 года, и они радовались солнцу и теплу, и смеялись, и бегали по траве, и мечтали. И Уля все расспрашивала ее о том, как это – любить? А мама улыбалась, и отвечала: «Не знаю, Улька. Погоди немножко. Всё узнаешь сама».

Уля не узнала.

Она погибла зимой 43-го. Эсесовцы вырезали ей на спине пятиконечную звезду. Отрезали ей груди. Жгли ее тело раскаленными прутьями. Присыпали ее раны солью.
А потом сбросили в тьму шахты.

Мама узнала о смерти подруги только когда вернулась домой летом 45-го. Немного позже вернулся отец.

Они неистово любили друг друга. Так любят только те, кто смотрел в глаза смерти и отчаянно хотел жить, и продолжать жизнь.

Они хотели много детей. Но родилась только она.

Ее назвали Улей.

Отец научил дочку всему, что знал и что умел. Научил чуять чужих. Научил выслеживать врага. Научил стрелять. Чтобы если вдруг, не приведи Господи, снова война...

В 12 лет Уля была лучшей в классе по всем спортивным нормам. Она быстрее всех бегала, делала "цветочек" вокруг десятки на мишени. Круглой отличницей не была, училась на четверки. О чем-то грандиозном не мечтала. Хотела строить дома.

С первого раза не поступила на архитектурный. Пошла работать на стройку в облцентре. Закончила курсы крановщиц.

Там она и встретила Сашка.

Балагур, любитель острого словца, с залихватскими манерами держаться, конечно же он запал Уле в душу. Как западал многим девушкам.

Отец приезжал к ней, и шибко ему Сашок не понравился. Он сказал об этом дочери. В тот день они впервые в жизни поругались.

А через полгода Уля приехала в родной город.

Живот уже было видно очень хорошо.

Она сказала, что оставит ребенка в роддоме.

Отец и мать не сказали ей ни одного худого слова. Мама обняла. Отец положил ей на плечо руку, стиснул, и ушел.

Вернулся через час, и сказал:
- Рожать будешь здесь. И никто никого нигде не оставит. И не вини себя, дочка.

Уля расплакалась.

Мальчик родился здоровым и сильным. Уля сидела с ним три года. А потом раздумала поступать куда бы то ни было. Уехала снова в облцентр и пошла обратно на стройку. Жила с малым в общаге, родственница пристроила.

Шли год за годом. Она часто приезжала к отцу и маме. Мама иногда заводила разговор о семье, на что Уля отвечала: «Кто же меня возьмет с ребенком».

Однажды мама позвонила среди ночи – дежурной в общежитие. Отец – в больнице. Сердечный приступ.

Уля выехала первым автобусом. Малому было уже 14, взяла его с собой.

Не успела.

Отца хоронили дождливым осенним днем.

Уля стояла в жалобе у могилы, и вспоминала слова отца, сказанные когда-то:

- Знаешь, Уляшка, я смерти не боюсь. Я столько раз умирал. И сейчас умираю. Каждую ночь умираю на Днепре, на плоту, под пулями фашистскими. Понимаешь? Мама твоя уже не знает, что со мной делать, когда кричать во сне начинаю, разве что подушкой стукнет ласково. Так что, не боюсь. И ты не бойся. Смерть… Она… Я ее видел. Знаю. Не бойся. Мы не умираем. Мы просто идем дальше. Вот так. Понимаешь? Идем…

И подмигнул ей.

Ей и сейчас казалось, что отец подмигивает из гроба. Это, понятно, из-за капель дождя со слезами смешанных, ей в глазах чудилось.

И еще почудилось, что рядом с гробом стоит высокая фигура, в черном, с капюшоном, и одна костлявая рука косу держит, а другая на краю гроба лежит. А рядом будто отец стоит. О чем-то с этой в черном переговаривается.

Уля помотала головой, и видение исчезло.

Через год после похорон отца Уля встретила Михайла. Он был огромный как медведь, и удивительно добродушный. Он так неловко пытался ухаживать за Улей, что ее сначала это забавляло. А потом вдруг она осознала, что ей с ним хорошо. Очень хорошо.

Они переехали в родное село Михайла. Там он выстроил дом. В 81-м у них родилась дочь. С сыном Ули Михайло нашел быстро общий язык. И они если и не подружились, то прекрасно ладили друг с другом.

Они прожили пятнадцать хороших, наполненных любовью и простым человеческим счастьем лет. Очень простым. И очень человеческим.

А дальше случились беды.

Сначала она похоронила маму. В 96-м. Мама ушла тихонько. Радовалась, что увидит отца.

А в 97-м сына убили в перестрелке. После чего Уля узнала, что все деньги, которые сын приносил домой, были совсем не «с работы».

Уля плакала днями и ночами. Она не понимала, как, почему, зачем? Он был таким хорошим. Как она не разглядела. Как она не уберегла. Она снова во всем обвиняла себя, срывала боль на Михайле.

Тот спокойно сносил все ее крики, и когда Уля начинала плакать, просто обнимал жену, и держал в своих медвежьих лапах.

Понемногу боль утихла. Никуда не ушла. Просто утихла.

Дочь выросла. Закончила институт. Вышла замуж.

Родилась Дашка. Рыжее солнце.

В ней Уля с Михайлом не чаяли души. Она снова принесла в их жизнь смысл и радость.

«Бабуска Уля-а-а-а, смотли сто у меня-а-а-а»,- разносилось теплом в ее сердце.

А потом недолгий период вроде бы вернувшегося счастья снова сменился адом.

Мир рушился долго. И в конце концов запылал.

Дашин отец ушел воевать в первые же дни войны. Кто знает, останься он, может быть…

Она просила дочь не ехать в тот день никуда. Или хотя бы не брать с собой Дашу.

Дочь сказала, что ей обязательно надо быть в райцентре, и она хочет, чтобы Даша прогулялась, и все будет хорошо, мама, честное слово, ну что со мной случится! Я что – маленькая?

На следующий день Михайлу кто-то позвонил на мобильный телефон. Муж слушал звонившего и его лицо становилось серым на глазах. Потом он вышел из дома, и не сказал ни слова.

Возвращался грузовиком. С гробом, в котором лежали останки их дочери.

Рядом с ним ехала чудом выжившая Даша.

Дочь лежала, и казалась Уле маленькой-маленькой. Такой совсем маленькой девочкой.

«Я что – маленькая, мама?»

«Да, детка… ты совсем маленькая… совсем-совсем…»

И снова как много лет назад Уля увидела возле гроба фигуру в черном.

И снова убивалась, что не остановила дочь, что не уговорила остаться.

Сердце Михайла не выдержало. Через полгода его не стало. Мужчины – они такие. Все внутри остается, боль наружу не выходит.

И разрывает сердце напополам.

Дашин отец пропал без вести.

Они остались вдвоем. Уля берегла внучку, как только могла.

Однажды к ним прибился кот. Ну как прибился. Он ко всем прибивался. Селяне его кормили с удовольствием, очень уж был забавный сибиряк. С шикарными усами. Да и крыс ловил везде куда там остальным котам.

И вот когда этот кот до отвала налакался молока, и сел почти по-человечески у забора, Уля сказала соседке:

- Такой важный, как Иосиф Виссарионович. Гляди, сейчас трубку закурит.

Соседка рассмеялась, а кота с тех пор все так и стали звать Иосифом Виссарионовичем.

Даша в тот день сидела у себя в комнате, а бабушка Уля была на кухне, готовила борщ.

Ее сердце почему-то вдруг упало. Стало тревожно. Старые навыки, привитые отцом…

А потом она увидела троих, заходящих во двор.

- Дашка, спрячься. Быстро! – скомандовала Уля, а сама зарядила отцовскую двустволку.

В дверь вошли двое. Один высокий, а другой низкий, с крысиной мордой.

Уля наставила на них ружье.

- Бабуся, ты это чего? – залопотал высокий, - Мы дорогу спросить.

- Знаю я, что вы спросить хотите. Уходите от греха подальше, - спокойно сказала бабушка Уля, - Два раза повторять не буду.

- Бабуся, да ты успокойся. Мы свои, - высокий бегал глазами.

У окна справа кто-то заорал, и метнулась тень.

Уля инстинктивно обернулась к окну и нажала на курок.

Стекло разлетелось вдребезги. Пуля вошла старшему бандитов прямо под сердце.

Улю обожгло почти в тот же момент страшной болью.

Она упала.

Сбоку хлопнуло окно. Уля услышала:

- Разберись тут, а я за малой сучкой.

Уля попыталась подняться, но тело не слушалось.

Она не знала сколько прошло времени, когда снова услышала выстрел.

А потом…

Потом она увидела …отца.

Она наклонился над ней.

- Даша… внучка, - зашептала она, - Подвал… Спаси…

- Где? Где Даша? – отец взял ее за руку, - Где она прячется? Я помогу.

- Подвал… Спаси…

- Я знаю, где она.

Уля сквозь туман увидела то ли… свою маму, то ли … до боли знакомую фигуру в черном.

- Я проведу, - услышала Уля, - Бабушке ничем не поможешь уже. А девочку ты спасешь.

Ну уж нет. Уля собрала все силы. Она не умрет. Они ее спасут. Она только потом отпустит себя. Когда услышит… Когда услышит... Дашеньку. Спасите ее. Пожалуйста… Спасите… У меня больше никого нет. Я никого не смогла уберечь. Пожалуйста… Спасите внучку… А потом… Потом можно умирать…

Она снова потерялась. И очнулась только когда почувствовала, что ее кто-то тормошит.

- Бабушка-а! Бабушка! – кричала Дашка и трясла ее за плечи, - Я жива, бабушка, вставай!

Уля увидела, как Дашу сзади обнял отец.

Улыбнулась им.

И умерла.

***************************************
Смерть, Ник и Даша стояли рядом с бабушкиной могилой. Чуть поодаль на холмике лежал перевязанный кот.

А рядом с ними парила над землей душа бабушки Ули. Душа была такой, какой была Уля в свои 18 лет. Юной-юной. Полной жизни и надежд.

Даша держалась за руку Ника и очарованно смотрела на бабушкину душу.

Душа «присела» возле нее.

- Я ухожу, Дашенька. Прости, если я... - душа попыталась погладить девочку, но рука прошла сквозь внучку.

- Нет, - всхлипнула Дашка, - Это ты меня прости, бабушка. Я… я…

- Всё хорошо, родная.

Уля посмотрела на Ника.

- Ты очень похож на моего отца. Просто уму непостижимо насколько похож. Сбереги ее пожалуйста.

- Я сберегу,- сказал Ник, - Сберегу. Обещаю.

Смерть взмахнула рукой. Душа Ули обернулась. Там, в конце светящегося коридора ее ждали отец… мама… Михайло.

А потом она обернулась в другую сторону.

Неподалеку, возле ржавого столба, опутанная цепями, сидела душа того, кого она убила.

Старшего мародеров.

Ее Сашка.

Душа старика-мародера смотрела в землю.

Она была старой-старой. На нее было страшно смотреть.

Уля поднялась над землей.

- Спасибо тебе, - сказала она Смерти.

Смерть пожала плечами:

- Как говорится, все, что могу.

Уля хотела еще что-то сказать, но потом просто улыбнулась всем. И исчезла в сиянии.

Смерть повернулась к Нику

- Ну?

- Нам нельзя оставаться здесь. И нельзя ни туда, ни сюда. Значит, выход один – прорваться через всю эту линию фронта, и заякориться где-нибудь в глуши до поры до времени. А потом будет видно. У меня есть задача. И я ее выполню.

- Не сомневаюсь, - сказала Смерть, - И знаешь, что? Наверное, я с вами. Мне все равно по дороге. Мне всегда по дороге, собственно. Так что, составлю компанию, если вы не против. Ты как, Даш?

- Я – не против, - сказала Даша, - Ты – хорошая. И не страшная.

- Спасибо, - сказала Смерть, - Я веду первой.

Ник взял Иосифа Виссарионовича и они пошли к джипу. Ник погрузил велосипед Смерти и несколько сумок с припасами и одеждой для Даши в багажник.
Даша уселась на заднее сиденье вместе с котом, Смерть забралась на водительское сиденье, Ник сел рядом с ней.

Смерть включила зажигание. Но с места не трогалась.

- Мы чего-то ждем? – спросил Ник.

Смерть подняла палец.

- Погоди минутку. Да, ждем..

Ник посмотрел в окно. И вдруг услышал сзади удивленное мяуканье кота, а несколько секунд спустя уже знакомый голос:

- Я здесь.

Ник пораженно обернулся.

Душа Ули сидела за ним.

- Знаете, я все-таки решилась с вами. Мало ли, вдруг пригожусь.

- Пригодишься, конечно, - сказала Смерть, - Теперь можем ехать. Ты бы нас и так догнала, конечно. Но я решила обождать.

- Знаешь, - сказал Иосиф Виссарионович Смерти, - Твой план становится все любопытственнее и любопытственнее…

Смерть сверкнула на него глазом в зеркальце заднего вида, и нажала на газ.

(с) Киномеханик Макс

(продолжение следует)

Эта сказка является прямым продолжением сказок

СМЕРТЬ, ИСКУПЛЕНИЕ И ИОСИФ ВИССАРИОНОВИЧ

https://www.facebook.com/…/a.282098322451…/356778868316918/…

и СМЕРТЬ, НИК И ОБЕЩАНИЕ

https://www.facebook.com/…/a.282098322451…/358632114798260/…


Tags: #Вечерняя_сказкаУбежит, без комментариев, без политики
Subscribe

Recent Posts from This Journal

promo varjag2007su february 18, 2019 14:57 10
Buy for 100 tokens
Друзья и читатели моего блога! Вы все знаете, что все годы существования моего блога мой заработок не был связан с ЖЖ. Т.е. я не была связана и не имела никаких обязательств материального характера ни перед какими политическими силами и различными группами, кроме дружеских уз и благодарности…
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments