Варяг

Нешёлковый путь из Евросоюза в Евразию


США «заказали» Европе раскачать «мягкое подбрюшье России» и превратить регион в очередной очаг нестабильности на южных границах нашей страны

На китайском горбу въехать в рай

Центральноазиатскому региону британцами уделялось огромное внимание в качестве рычага давления на Российскую Империю ещё в конце XIX века. Несмотря на вывод английских войск из Афганистана после установления над страной в 1880 году британского протектората, Лондон не отказывался от планов распространения своего влияния на народы Средней Азии, уже вошедшие в состав России. И после революций 1917 года, в ходе и после окончания Гражданской войны, Англия оказывала значительную поддержку противникам Советской власти, действующим на южных рубежах бывшей Империи, а потом и СССР. Цель была известна: отторгнуть от Советского Союза среднеазиатские и кавказские территории, которые, по мнению англичан, должны были войти в сферу британского влияния.

После ослабления в результате Второй Мировой войны и процесса деколонизации «Империи, над которой никогда не заходит солнце», эстафету попыток распространения своего влияния на регион приняли американцы. А с развалом СССР «бесхозными» (в глазах Запада) природными богатствами Средней Азии заинтересовались и европейцы. В отличие от зоны Персидского залива, нефть, газ и ценные руды региона возможно доставлять только по сухому пути и лишь через Россию, поэтому Вашингтон позволил объединившейся Европе претендовать на них.

Вторая причина того, что американское проникновение в регион сегодня менее заметно, чем европейское, заключается в том, что постсоветские республики по-прежнему находятся в зоне российских интересов. Мало того, в последние годы огромный интерес к региону проявляет Китай, предложивший государствам Центральной Азии стать ключевыми звеньями проекта «Один пояс - один путь».






Проект «Один пояс – один путь».
Проект «Один пояс – один путь».

Прямое противодействие этому масштабному проекту со стороны США способно вызвать серьёзное недовольство не только со стороны Пекина, но и среди европейских партнёров Соединённых Штатов.

Ведь целью проекта является именно резкое увеличение взаимной торговли между КНР и Европой, за которое выступает и ЕС. В то же время увеличение влияния Евросоюза в регионе легко оправдать стремлением «двигаться навстречу Китаю». Пусть даже это делается путём политического давления на слабые постсоветские республики, требуя от них изменений, не имеющих никакого отношения к экономике, зато касающихся традиций, образа жизни и обычаев местного населения. Оправдания такого давления у Европы имеются: она традиционно уделяет особое внимание правам и свободам, особенно нетрадиционным, жителей других стран.

Заявление Европарламента по Стратегии в Центральной Азии в редакции 2019 года появилось на свет вовсе не вчера, но его упоминания в кругах европейских политиков говорит о том, что этот документ относится к разряду важных для формирования позиции Европы в данном регионе. То, что документ не столько имеет целью оказать помощь в развитии экономики среднеазиатских республик, сколько преследует откровенно политические цели, в Заявлении проскальзывает постоянно. Чего стоит только тезис о невозможности диалога между глобальными игроками в Центральной Азии из-за политических требований Европы к России: «Из-за продолжающейся агрессии России на Украине, ЕС поставил сотрудничество с ЕАЭС в зависимость от выполнения Москвой своих обязательств по Минским соглашениям. По этой причине предварительное предложение Казахстана продвигать диалог ЕС - ЕАЭС - Китай в Центральной Азии выглядит нереалистичным».

Признают в ЕС и то, что центральноазиатским государствам удалось избежать участи Украины по единственной причине: регион не входит в зону интересов НАТО.

В отсутствии западного военного присутствия в регионе и стремлении Центральной Азии вступить в ЕС или НАТО Россия не возражала против участия ЕС (в экономическом партнёрстве с регионом). Благодаря этому отсутствию геополитической напряжённости Казахстану и Узбекистану удалось избежать вынужденного выбора сторон и воспользоваться преимуществами диверсифицированных отношений с партнёрами.

4 из 5 стран региона не признаются «демократическими государствами»

Так считает ЕС. В частности, это касается «репрессивных мер борьбы с религиозным радикализмом». Это пассаж, выдающий полную неосведомлённость: «На первый взгляд, страны Центральной Азии очень стабильны, имея (кроме Кыргызстана) авторитарные режимы, которые в трёх крупнейших государствах сохранились с небольшими изменениями со времён постсоветского периода независимости. Однако стабильность была достигнута благодаря репрессивному подходу, который маскировал, но не решал основные проблемы. Власти боролись с угрозой радикализации, ограничивая религиозные свободы. Например, несмотря на освобождение некоторых высокопоставленных заключённых, Узбекистан по-прежнему содержит в тюрьме тысячи подозреваемых экстремистов. Репрессии сдерживали, но не искореняли внутренние террористические угрозы».



Страны Центральной Азии очень стабильны, имея (кроме Кыргызстана) авторитарные режимы.
Страны Центральной Азии очень стабильны, имея (кроме Кыргызстана) авторитарные режимы.

Претендуя на заметное влияние в Центральной Азии, Европа не в состоянии предложить ей серьёзных инвестиций в экономику, о чём прямо сказано в документе. Зато она озаботилась тем, что КНР, развивая транспортную инфраструктуру в рамках инициативы «Один пояс - один путь», позволит зарабатывать бедным государствам региона деньги на транспортировке грузов, а ЕС предоставляет кредиты исключительно на «нефизические аспекты, такие как поощрение контактов между людьми и демонтаж регуляторных барьеров», подготовку преподавателей и юристов в области защиты прав человека.

Толерантность или распущенная вседозволенность

Заявление стало своеобразным отчётом об исполнении «Стратегии ЕС - Центральная Азия» 2007 года и основными тезисами новой редакции этого документа, разработку которого европейцы обещают завершить до конца 2019. В этой редакции данные тезисы будут развёрнуты и углублены, но вряд ли претерпят коренные изменения уже изложенного в Заявлении.

Что бросается в глаза? Во-первых, полное непонимание разницы менталитетов западных европейцев и жителей Центральной Азии. То, что в Европе называется толерантностью, свободой слова, правами человека и демократией, в представлении центральноазиатских народов является распущенностью, преступной вседозволенностью, неуважением к власти, её слабостью. И «продвижение демократии» западного образца, на чём настаивает ЕС, чревато дестабилизацией региона.

Во-вторых, упоминание в документе «особой роли Афганистана» для государств региона не содержит фиксации причин того, почему эта страна стала ещё и «головной болью» для них как источник религиозных радикалов и террористов. И поскольку нет признания ошибок, допущенных США и входящими в НАТО европейскими странами, мало надежды на то, что эти ошибки будут исправляться, а ситуация в регионе, вызванная афганскими проблемами, улучшится.



ЕС безоговорочно отказывается от диалога с ЕАЭС по региональным вопросам.
ЕС безоговорочно отказывается от диалога с ЕАЭС по региональным вопросам.

В-третьих, ЕС безоговорочно отказывается от диалога с ЕАЭС по региональным вопросам. Мало того, Евросоюз намерен решать эти вопросы, исходя из собственных представлений о правильных путях их решения, вопреки интересам ЕАЭС. А порой и вовсе провокативно ставя государства региона, входящие в это межгосударственное объединение, перед выбором: либо ЕАЭС, либо ЕС.

В-четвёртых, недвусмысленно прописано недовольство ЕС тем, что жители постсоветских республик тяготеют к России, а не к Европе, а также повышением влияния в регионе Китая. Хотя из-за отсутствия возможности самим вкладывать средства в Центральную Азию Евросоюз вынужден мириться с российскими и китайскими инвестициями в регион, но, по мнению европейцев, это не есть хорошо для государств Центральной Азии.

Впрочем, есть и положительные моменты. Европейцы не намереваются прекращать сотрудничество со странами региона, несмотря на причитания об отсутствии в некоторых из них демократии и проблем с правами человека. И некоторые из их инициатив, вроде снятия таможенных барьеров на продукцию среднеазиатских производителей и поддержки образовательных программ, действительно могут дать некоторый положительный эффект.

Европа признаётся в том, что она очень заинтересована в обеспечении стабильных поставок китайских товаров.

Но, если говорить о стабильности, в документе нехотя признаётся то, что именно военное влияние России в регионе (в том числе - и через ОДКБ) является одним из главных гарантов стабильности. Европа сделать это неспособна. На 100%. И это осознание может оказаться фактором, способным подтолкнуть на сотрудничество Европы с Россией в Центральной Азии.

Recent Posts from This Journal

promo varjag2007su февраль 18, 14:57 8
Buy for 100 tokens
Друзья и читатели моего блога! Вы все знаете, что все годы существования моего блога мой заработок не был связан с ЖЖ. Т.е. я не была связана и не имела никаких обязательств материального характера ни перед какими политическими силами и различными группами, кроме дружеских уз и благодарности…