Варяг

The Economist о негативных последствиях насильственной языковой ассимиляции

«Либо говори по-английски, либо убирайся»

В уже набившей оскомину сентенции «Чемодан — вокзал — Россия» нет ничего новаторского или самобытно украинского: подобные лозунги в ходу во многих образцовых демократиях. Похожие по духу и по содержанию наклейки можно наблюдать (пусть не каждом углу) на американских автомобилях и сегодня. Звучит несколько иначе: «Либо говори по-английски, либо убирайся», но по смыслу идентично.

Об острых подводных камнях практики насильственной языковой ассимиляции — в свете новых идей президента Трампа — на днях напомнил авторитетный журнал The Economist. Похоже, выводы, сделанные на основании данных упомянутого в статье исследования, актуальны не только для США, но и для Украины.

«…16 мая 2019 года Дональд Трамп клятвенно пообещал добиться изучения английского языка иммигрантами и сдачи ими соответствующего экзамена перед въездом в страну. Казалось бы, столь суровые меры просто обязаны стимулировать национальное единство.

Но неверная тональность заявлений и ошибочная политика приводят к прямо противоположному результату — к такому выводу пришла исследователь Стэнфордского университета Викки Фоука, изучив языковые проблемы американцев с немецкими корнями всего столетней давности.

Первым из американских штатов, которому позволили использовать в школьной программе немецкий язык наряду с английским, стал Огайо (тут проживало большое число иммигрантов из Германии). Уже к 1900 г. немецкий стал языком частичного (как минимум) преподавания почти в 4% начальных школ Америки.

Охватившие общество после завершения Первой мировой войны антигерманские настроения привели к сворачиванию упомянутой практики, а в некоторых штатах (Огайо и Индиане) — даже к полному запрету преподавания на немецком в школах.

Фоука сравнила жизнь американцев с немецкими корнями в пограничных районах Огайо и Индианы с жизнью немецких мигрантов, проживавших в соседних штатах, где строгого запрета на язык не было.

Исследователь пришла к выводу: жители территорий, где действовал упомянутый запрет, гораздо чаще сочетались браками именно с немцами и давали своим детям немецкие имена, а также реже записывались в добровольцы в период Второй мировой войны. Иными словами, насильственная языковая ассимиляция привела к эффекту, обратному задуманному, на всех уровнях — от личной жизни и до политики».

Источник: The Economist



Recent Posts from This Journal

promo varjag2007su february 18, 14:57 8
Buy for 100 tokens
Друзья и читатели моего блога! Вы все знаете, что все годы существования моего блога мой заработок не был связан с ЖЖ. Т.е. я не была связана и не имела никаких обязательств материального характера ни перед какими политическими силами и различными группами, кроме дружеских уз и благодарности…