Кем командует Главком

1.jpg

На фоне заявлений президента о мире силовики показали зубы

15 июня Зеленский принял участие в торжествах, посвященных 5-й годовщине освобождения Мариуполя.

Годовщину этого события в Мариуполе отмечают куда более пышно, чем в других городах Донбасса, всегда сопровождая маршем боевых подразделений и техники, т.е. фактически военным парадом, хотя такой термин и не употребляется. Причина понятна — фактическим организатором торжеств является полк специального назначения МВД, а тогда добровольческий батальон «Азов», сыгравший ключевую роль во взятии города, и для него как политической силы — это идеальный повод напомнить о себе и продемонстрировать свой потенциал. А Мариуполь по сей день остается вотчиной этого соединения и находится фактически под его контролем.

О визите вежливости в столицу Приазовья

В последние годы президент и другие высшие лица государства в таких мероприятиях не участвовали, что нетрудно объяснить трениями с реальным «бенефициаром» «Азова» и аффилированных с ним структур — Арсеном Аваковым. Владимир Зеленский приехал, несмотря на явные имиджевые издержки. И причина лежит на поверхности — его примирение с министром внутренних дел, о чем мы говорили неделю назад.

Включения людей Авакова в избирательный список «Слуги народа» (причем в первую двадцатку, хотя проходными являются и не столь приметные для общественности места) оказалось мало — понадобилась личная демонстрация почтения и признания заслуг радикалов. Хотя в своем выступлении в Мариуполе президент поостерегся на этом акцентировать, ограничившись словами благодарности погибшим воинам-добровольцам, основной же упор сделал на то, что жители Мариуполя подтвердили свою преданность Украине.

По нашей информации, поездка стала следствием весьма настойчивого приглашения Авакова, которому крайне важно показать всем заинтересованным сторонам степень своего влияния на президента. Включая и то, что решать самые разные вопросы нужно не только на Банковой, но и в кабинете министра внутренних дел. В общем, статус Авакова — «не первый, но и не второй» — при Зеленском, как рассчитывает главный полицейский страны, должен обрести новое звучание.

Еще одним свидетельством крепнущих позиций министра стало назначение командующим Нацгвардией генерала Николая Балана. Согласно закону «О Национальной гвардии Украины» командующий НГУ назначается и освобождается с должности президентом по представлению министра внутренних дел. Предшественник Николая Балана Юрий Аллеров 7 мая подал в отставку «по семейным обстоятельствам», а неделю спустя стал фигурантом коррупционного скандала. Свою должность он занимал с 30 декабря 2015 г. и, будучи компромиссной фигурой, считался скорее креатурой Петра Порошенко.

А вот Балан, заместитель командующего Нацгвардией с апреля 2014-го, является безусловным человеком Авакова, которого в 2015 г. не удалось утвердить в этой должности. Получилось сейчас. А ведь Нацгвардия — структура, защищающая власть и порядок в стране во время серьезных внутренних конфликтов, справиться с которыми не по силам полиции (понятно, что она подчинена Авакову).

Итак, президент вынужден

по-прежнему идти на постоянные уступки национал-патриотическому лагерю, проявляя предельную чуткость к любому недовольству с его стороны; кроме того, он не имеет контроля над силовыми структурами, за исключением, может быть, СБУ.

Несмотря на заявленную Леонидом Кучмой на заседании ТКГ в Минске инициативу договориться о взаимном запрете открывать ответный огонь, интенсивность боевых столкновений в Донбассе только возрастает. Показательно заявление начальника Генштаба ВСУ Руслана Хомчака:

«Никаких команд на прекращение огня не было. Там идет война, и все командиры находятся на своих местах. Никому, кто хоть как-то разбирается в войне, не придет в голову отдать такой приказ. Такого приказа не получал я от нашего военно-политического руководства, и такого приказа не отдавал я. Точно уверен и в том, что командование ООС также не давало таких команд и давать не станет».

К сожалению, на этой неделе тенденция только усилилась. В воскресенье, на Троицу (обострение ситуации на крупные православные праздники стало недоброй традицией), жители Донецка сообщали о канонаде такой силы, какой они не слышали с 2014 г.

Стороны, естественно, обвиняют в этом друг друга, но вот что пишет издание «Страна.ua»: «Отправной точкой вспышки напряженности стало очередное малоафишируемое продвижение украинских войск на донецком направлении. По информации источников «Страны» в штабе ООС, полторы недели назад 24-я отдельная механизированная бригада ВСУ имени короля Даниила практически ликвидировала «серую» зону в районе Марьинки, перенеся свои позиции на пятьсот метров вперед. Скрытое наступление вперед сопровождалось локальными боями, в ходе которых погибло двое украинских бойцов из различных подразделений, ранены еще около десятка. Впрочем, атака ВСУ была ожидаема, и, по словам жителей прифронтовой полосы, сепаратисты отошли на заранее подготовленные позиции. Которые находятся в непосредственной близости к жилым домам на окраине Донецка. Не встретив особого сопротивления, несколько сводных групп ВСУ попытались продолжить наступление в районе Марьинки и Трудовского района Донецка, однако их встретили ураганным огнем. Именно это и стало причиной открытия ответного огня артиллерией ВСУ и эскалации обострения».

В штабе ОСС поспешили опровергнуть эти сообщения: «В сети интернет распространяется информация о якобы занятии позиций подразделением ДУК ПС и военнослужащими отдельной механизированной бригады имени короля Даниила непосредственно на территории города Донецка. ...Эта информация не соответствует действительности... Цель этого информационного вброса направлена на дискредитацию подразделений Вооруженных сил Украины и первых лиц государства в контексте политических процессов, происходящих в Украине и на внешнеполитической арене. В частности, на фоне предстоящего заседания ТКГ в Минске и запланированных на ближайшее время зарубежных визитов политического руководства Украины».

Характерно, что опровергается информация лишь о занятии позиций непосредственно на территории Донецка, а не о продвижении ВСУ как таковом, появившаяся на официальной странице пресс-центра ООС всего сутками раньше:

«Оставленные врагом позиции, имевшие для российских оккупантов ключевое значение, надежно контролируются украинскими военными. Воины проводят активное инженерное переустройство и дооборудование недавно захваченных вражеских укреплений. Командующий операцией Объединенных сил генерал-лейтенант Александр Сирский лично проверил состояние дел на этом участке полосы обороны и пообщался с военнослужащими, выполняющими боевую задачу на мариупольском направлении. По словам украинских защитников, на полученных позициях везде есть неоспоримые материальные доказательства российского присутствия. Начиная от мешков для земли со штампом «Кубань» и изготовленных в РФ консервов».

Тенденция налицо: ВСУ ведут активные наступательные действия, пусть и локального масштаба, и это совсем не соотносится с ответным огнем, а особенно с неоднократными заявлениями президента о том, что задача №1 для него — прекращение кровопролития и поиск разрешения кризиса исключительно мирным путем. Максимум, в чем военные пока идут навстречу Верховному главнокомандующему, — это двусмысленные заявления для СМИ, которые могут служить лишь фиговым листком на международных переговорах.

О статусе антироссийских санкций

С таким багажом Зеленскому пришлось отправляться в Берлин и Париж, где главным вопросом, естественно, было возобновление активной работы «нормандского формата» и достижение урегулирования конфликта в Донбассе. Принимающие стороны встретили его достаточно тепло, что легко объяснимо традиционным стандартом, по которому Украину нельзя публично обвинять в недостаточном стремлении к миру.

Та часть визита, которая происходила на глазах у представителей медиа, производит двойственное впечатление. С одной стороны, Зеленский сохранял немалую дозу риторики Порошенко, в частности относительно санкций. Однако трудно утверждать, что он на самом деле призывал к их усилению. Между тем в ходе его пресс-конференции с Ангелой Меркель местный журналист спросил, как немецкий канцлер относится к призывам украинского президента ужесточить санкции. Если взять стенограмму данного мероприятия, то видно, что Зеленский во время него не озвучивал подобных призывов. Возможно, журналист имел в виду опубликованное сразу по приезде украинского президента в Германию его интервью газете «Бильд»?

Вот в каком контексте поднималась эта тема там:

Бильд: — Премьер-министр Саксонии Кречмер встретился с Путиным и высказался за ослабление санкций. Как вы к этому относитесь?

Зеленский: — Это не первый раз, когда обсуждаются вопросы отмены санкций в условиях продолжающейся войны. Скорее всего, таким деятелям следует напомнить, почему эти санкции были введены в первую очередь. Моя позиция ясна и проста: санкции являются только средством, чтобы освободить оккупированную территорию, восстановить нашу территориальную целостность и суверенитет и вернуть наш народ.

Бильд: — Солдаты все еще умирают в Украине. Считаете ли вы, что санкции должны быть ужесточены?

Зеленский: — Санкции — это дипломатический инструмент для достижения результатов, я имею в виду прекращение огня и восстановление территориальной целостности и суверенитета Украины. Если этот инструмент не сработает, то механизм необходимо расширять.

Т. е. не украинский президент, а немецкий журналист заговорил об усилении санкций. Зеленскому же при такой постановке вопроса (да еще и в условиях специфической внутриукраинской ситуации), конечно, оставалось только поддержать эту идею, но поддержать совершенно абстрактно — «если санкции не работают, то надо их расширять».

Обратим внимание на то, что Зеленский не стал использовать два лежащих на поверхности повода для призыва к ужесточению санкций. Во-первых, это невыполнение Россией решения трибунала по морскому праву об освобождении украинских моряков, во-вторых — выдача российских паспортов в Донбассе, хотя возможность введения санкций в связи с последним событием серьезно дебатируется в рамках ЕС.

К тому же из 13 сообщений на официальном сайте украинского президента о визитах во Францию и Германию лишь в одном приводятся слова Зеленского о санкциях. И речь идет о сравнительно второстепенном мероприятии — встрече с руководством немецких партий ХДС и «зеленые». А ведь о санкциях президент говорил и на пресс-конференциях с Эммануэлем Макроном и Ангелой Меркель. Значит, эти слова не так важны, раз президентская пресс-служба не уделила им должного внимания?

В целом выступления Зеленского в Париже и Берлине надо оценивать не по сохранению близких к Порошенко риторических оборотов, а по тому, какие новые моменты появляются и какие прежние исчезают. Так, президент в ходе визита, как и в предшествующих выступлениях, не говорил ни о миротворцах ООН, ни о международной администрации, ни об установлении контроля над границей.

Он рассказывал о поиске сложных компромиссов и о перезапуске Минского процесса, что нашло поддержку у Макрона и Меркель. При этом и Зеленский, и Макрон говорили, что новый саммит в «нормандском формате» возможен только после того, как произойдет определенный прогресс. По словам Макрона, «до этого времени нам нужны в ближайшее время определенные жесты, определенные шаги, чтобы было подтверждено намерение выполнять обязательства». Зеленский же говорил, что имеется в виду именно прекращение огня, обмен пленными, разведение сторон и реконструкция моста в Станице-Луганской. И все это надо решить в рамках ТКГ.

Парижские заявления украинского и французского лидеров — это фактически сближение с позицией России, которая многократно подчеркивала, что для нового саммита «нормандской четверки» нужно выполнить договоренности, достигнутые на последней встрече (в 2016 г.). А именно: разведение сторон на трех пилотных участках; согласование в контактной группе реализации «формулы Штайнмайера» о предоставлении Донбассу особого статуса.

Но вполне возможно, что если действительно осуществится прекращение огня, обмен пленными и разведение войск в районе Станицы-Луганской, то и Париж, и Берлин будут склонять Россию согласиться на саммит: дескать, сделано уже достаточно. А для решения политических вопросов нужен саммит. В любом случае, раз встреча на уровне советников лидеров «нормандского формата», о чем объявила Меркель, состоится 12 июля, значит, саммит возможен только после досрочных выборов, а тогда у Зеленского уже будет больше свободы для маневра.

Впрочем, нет никаких гарантий, что даже если выборы 21 июля закончатся для Зеленского предсказываемым социологами триумфом, далее у него дела пойдут как по маслу, в т. ч. и в вопросе мирного урегулирования. Партия войны сильна, причем в списке «Слуги народа» преобладают те, кого к ней в той или иной степени можно отнести. И как они поведут себя, если придет время, как говорил Зеленский 21 мая, «принимать сложные решения», ради которых «я готов терять свою популярность, свои рейтинги, и если будет нужно — я без колебаний готов потерять свою должность»?

Recent Posts from This Journal

promo varjag2007su february 18, 14:57 8
Buy for 100 tokens
Друзья и читатели моего блога! Вы все знаете, что все годы существования моего блога мой заработок не был связан с ЖЖ. Т.е. я не была связана и не имела никаких обязательств материального характера ни перед какими политическими силами и различными группами, кроме дружеских уз и благодарности…
Здравствуйте! Ваша запись попала в топ-25 популярных записей LiveJournal для Украины. Подробнее о рейтинге читайте в Справке.
Стрелять - не стрелять? Предложение к выбору
Необходимо назначить цену каждого зафиксированного ОБСЕ выстрела со стороны Украины. Предложение - за каждый выстрел из тяжёлого вооружения уменьшать разрешённые к поставкам топливо на 1000 тонн. За выстрел, приведший к ранению гражданского лица - уменьшить квоту на 10 000 тонн, приведший к смерти гражданского лица - 100 000 тонн. За сутки без выстрелов увеличить квоту на 1000 тонн. Пусть Зеленский сам решает, сколько Украине нужно топлива. Правда, найдутся доброхоты (я имею в виду не только Белоруссию) которые попытаются возместить потери. Но для них будет следующий аргумент - Вы что, поддерживаете войну на Донбассе? Вы хотите что бы украинцы убивали украинцев? Мы им дали возможность существенно увеличить поставки нефтепродуктов. Условие одно - НЕ СТРЕЛЯТЬ! Мало того, у Зеленского есть возможность ответить зеркально в случае обстрелов со стороны ЛДНР.

Если бы Запад хотел бы прекратить обстрелы он бы давно бы уже этого добился