varjag2007su (varjag2007su) wrote,
varjag2007su
varjag2007su

Categories:

Макс Бужанский: Единственный результат Майдана - легализация нацизма


"Институт национальной памяти" Владимира Вятровича - одна из самых коррумпированных структур предыдущей власти.

Об этом в интервью "Стране" заявил будущий народный депутат от "Слуги народа", популярный блогер Макс Бужанский.

- Там нет никакой идеологии. Он ворует деньги в паре со своей супругой и  другими сотрудниками - близкими родственниками. Украинский институт нацпамяти - это одна из самых коррумпированных структур. Буду им заниматься.

Он также приводит пример маразма, до которого дошла политика Вятровича-Порошенко.

- Я приведу пример, чтобы было понятно, до какого маразма они дошли. В этом году мы отмечаем 75-ть лет освобождения Украины. В прошлом году Порошенко подписал указ о праздновании Дня освобождения от Советского Союза. Получается, что с одной стороны празднуем освобождение Советским Союзом от немецко-фашистских захватчиков, а с другой стороны Советский Союз - оккупант. Они это не обосновали. Они просто воспитали часть аудитории в духе, что все советское нужно заменить всем антисоветским. При этом не имея возможности дать нормальную экономику, образование, медицину. История уже написана, и все прекрасно знают, кто завел людей в газовые камеры, а кто их оттуда вывел. Единственный результат Майдана - легализация нацизма.

- А сами бы согласились возглавить Институт национальной памяти вместо Вятровича?

- Ни в коем случае. У меня есть один знакомый. Очень достойный претендент на эту должность. Имя не назову.

- После выхода этого интервью есть большая вероятность, что Вятрович напишет пост в фейсбук в ключе, что встретились две руки Кремля и поговорили о своем на языке оккупанта. Поэтому плавно перейдем к следующей теме. Как вы относитесь к закону о тотальной украинизации? Будете ли вы инициировать его отмену?

- Я считаю, что здесь нужна позиция фракции, так как это очень важный вопрос. Они (предыдущий состав Верховной Рады - Прим.Ред.) приняли закон об украинском языке, который абсолютно не действует в интересах украинцев. Это не для языка, а чтобы сказать своим восьми процентам избирателям, как они унизили этим законом тех, кто говорит на русском.

- Будете ли вы настаивать на пересмотре квотирования в СМИ?

- Я бы отменил языковые квоты для СМИ вообще. Дело в том, что это частный бизнес. Если у вас есть свой телеканал, и вы не нарушаете законы, то разговаривайте на любом языке. У нас есть половина русскоязычного населения и, так или иначе, они находились в нашей повестке, но власть решила их выгнать и ввела квоты на ТВ. Эти люди ушли из нашей повестки смотреть НТВ, например. Власть своего зрителя и избирателя отправила к чужой пропаганде. Также с возможностью получить образование, потому что все кричат, что нужно учить украинский язык. Если разобраться, то его учат и так. У меня, например, дочка регулярно выигрывает олимпиады по украинскому языку. Тут я согласен с вашим коллегой Сергеем Щербиной, который считает, что украинский язык нужно стимулировать, и рыночная рыночная стимуляция самая правильная.

- Давайте коснемся сложных дискуссионных тем. Например, какова ваша позиция на счет внесения изменений в Конституцию об особом статусе Донбасса.

- Предыдущая власть подписала Минские соглашения, где все прописано. Поэтому мы должны их выполнять. Президент Владимир Зеленский сказал, что любую критику по этому вопросу адресуйте Порошенко, так как они принимали и подписывали, но теперь это уже наша проблема. На данный момент альтернативы Минским соглашениям не существует. За закон об особом статусе Донбасса голосовали "Блок Петра Порошенка" и "Народный фронт". Мы - нет.

- Как вы считаете, нужно ли изменить состав или формат переговорной группы? Может быть у вас есть амбиции войти в эту группу?

-  Нет у меня таких амбиций. Я считаю, что сейчас Российская Федерация испытывает нас на прочность, внося в повестку дня второй центр силы в лице Виктора Медведчука. Я сейчас не собираюсь его критиковать. С точки зрения равновесия система разбалансирована: есть официальная власть, а есть - неофициальная. Власть официальная должна зарекомендовать себя как сильная, а получится или нет, станет ясно в течение нескольких месяцев. Неважно кто будет переговорщиком, если, конечно, не назначат Ирину Геращенко.

- Какая ваша позиция в отношении выстраивания диалога с Россией и с Путиным в частности?

- Мы все время упускаем инициативу, что очень устраивает политических россиян. Мы проигрываем именно из-за этого. Если вспомнить интеграцию Чечни в состав РФ после войны в начале 2000-ых, то там решили вопрос не войной. Россия сделала ставку на местных политиков и руками этих людей "притащила" Чечню обратно. Неужели все думают, что если завтра подпишут бумажку, то все закончится? Нет, такого не бывает. Нам необходимо иметь своих местных лидеров, которые будут влиятельными.

- Местных лидеров - где?

- На Донбассе. Нам нужны там свои представители, потому что на данный момент, мы там не авторитетны. Разговаривать с Путиным нужно, но если бы у нас там было больше влияния среди населения, то мы могли вести переговори с более сильных позиций.

- Как можно интегрировать, воспитать, отыскать на Донбассе наших союзников?

- С точки зрения здравого смысла. Они сами даже не знают, чего они хотят. Одни говорят, что хотят независимости, а другие, что присоединиться к России.

- А независимость от кого?

- Нет смысла даже об этом спрашивать, потому что там люди точно также не могут сформулировать повестку дня, как и здесь. Они говорят, что не хотят памятников Степану Бандере. Это вопрос к местным советам, пусть выберут депутатов и решают, какие памятники им нужны. Мы можем предложить им рациональный диалог и объяснить, что они и мы оказались совсем не там, где хотели оказаться. Кто-то должен эти месседжи донести.

- Вы знаете хотя бы одного такого человека, которого воспримут здесь и на Донбассе?

- Вопрос не в том, чтобы найти человека, который сможет вести диалог, а в том, что нужно признать и признаться: за пять лет никто диалогами вообще не занимался. За все это время были лозунги, которые к реальным процессам не имеют никакого отношения. Сейчас нужно построить конструкцию, а потом в эту конструкцию встроить группу людей, которые будут заниматься переговорами.

- Почему этого не получилось у Петра Порошенко?

- В деятельности Петра Алексеевича было бесконечное "разделяй и властвуй". Он даже не пытался построить что-то вменяемое. Поэтому неудивительно, что, например, недалекая блогер Яхно, которая считает себя патриоткой сказала: "Слава Богу, что они (донецкие) ушли". А почему она считает себя патриоткой? Для меня, например, Донецк точно такой же город, как Днепр, Львов, Харьков. Все эти города - наши. С такой позицией можно до трех улиц Киева намахать руками. Есть люди, которые не дорожат нашими согражданами. А я из тех, кто дорожит любой частью нашей страны. Во Львове тоже есть сепаратистские настроения, просто там пока еще ничего не случилось. Хуже то, что  обруч, который держит нас вместе, не просто треснул, а его пилят со всех сторон.

- Почему так происходит?

- Мы просто очень уязвимы, потому что на повестку дня постоянно выносились спорные вопросы. На самом деле, кто бы как не относился к Майдану все оказались недовольными. Если бы за эти пять лет была хотя бы одна структура, которая спросила бы: "А что происходит, Петр Алексеевич"? Нет, ничего плохого, что мы разные. Например, Франция тоже разная, Англия очень неоднородная, США - очень разные. Другой вопрос, что мы постоянно пытаемся изобретать свой велосипед. С одной стороны борясь против унитарности, навязанной Советским Союзом, а с другой - пытаемся построить что-то равняясь на других.

- Вы сказали, что украинцами легко манипулировать с помощью резонирующих вопросов. Неужели украинцы настолько внушаемы?

- Инфантильность - главная проблема украинцев. Я об этом говорил и во времена избирательной кампании. Люди не хотят думать самостоятельно, не хотят оценивать ситуацию. А хотят, чтобы кто-то это сделал за них.

- У нас нет украинского общества. А если бы оно было, то при захвате телеканала на протесты против нарушения свободы слова вышло бы 20.000 людей. И неважно, чей это телеканал. Вспомните, атаки на вас, и как много ваших коллег вас поддержало… Кстати, фразу "От*ебитесь от "Страны" придумал я.

Будете ли вы настаивать на пересмотре квотирования в СМИ?

- Я бы отменил языковые квоты для СМИ вообще. Дело в том, что это частный бизнес. Если у вас есть свой телеканал, и вы не нарушаете законы, то разговаривайте на любом языке. У нас есть половина русскоязычного населения и, так или иначе, они находились в нашей повестке, но власть решила их выгнать и ввела квоты на ТВ. Эти люди ушли из нашей повестки смотреть НТВ, например. Власть своего зрителя и избирателя отправила к чужой пропаганде. Также с возможностью получить образование, потому что все кричат, что нужно учить украинский язык. Если разобраться, то его учат и так. У меня, например, дочка регулярно выигрывает олимпиады по украинскому языку. Тут я согласен с вашим коллегой Сергеем Щербиной, который считает, что украинский язык нужно стимулировать, и рыночная рыночная стимуляция самая правильная.

- В каком парламентском комитете вы хотите работать?

- По вопросам правоохранительной деятельности.

- Почему именно этот, а не один из гуманитарных комитетов?

- Если бы я пошел в комитеты по культуре, это был бы огромный подарок "вятровичам", которые снова закричали о "реванше". Соревнуясь со мной, они бы повышали свою капитализацию в глазах электората. Гуманитарные вопросы я эффективно отстаиваю и как частное лицо.

- Чем конкретно вы займетесь в комитете?

- Вы часто слышите новости "Неизвестные люди в масках захватили здание в центре города"?

- Несколько раз в месяц.

- "Неизвестные люди" это враги. И кто там под маской не имеет никакого значения. Реакция может быть только одна. А у нас это обычные новости. Абсурд.

- А как должно быть?

- В 12.00 появилась новость, что неизвестные захватили здание, а в 12.20 должна появиться следующая новость: в какое райуправление (РОВД) внутренних дел их доставили. В 12.40 мы должны уже знать, что задержаны все те, кто пришел этот РОВД штурмовать. Два раза так сделать и все получится.

- Кстати, о людях в масках. После Майдана в стране образовалось целое движение активистов. Часто это коммерциализированные группы, которые протестуют против телеканалов, застройщиков или собираются под Кабмином. Что с ними делать? Как минимизировать политические спекуляции и сохранить право на мирный протест?

- Право на мирный протест я поддерживаю, пока это право не ущемляет права других граждан. И пока это право не является спекуляцией. Любое животное, которое подняло руку или решилось угрожать гражданину должно понести наказание. Если ударили журналиста, наказание наступит вдвойне, ведь журналисты защищены отдельным законом. И что это за СМИ - телеканал "Прямой" или издание "Страна" - абсолютно неважно. Современное МВД это не министерство по защите граждан, а структура Арсена Борисовича Авакова. Нужно усилить финансирование полиции, поскольку им обещали совсем другие деньги. И нужно повысить ответственность полиции за невмешательство. Личный состав глубоко разложен морально. Как только отвернулся один раз, он уже не полицейский. Почему это произошло? Полицейские не чувствуют за собой поддержки руководства, которое будет их отстаивать, если они все сделают по закону.

- Так что делать с активистами? Вы предлагаете их бить?

- Надо бить не по их почкам, а по их финансированию. Когда перекроют кран, на "мирный протест" выйдет четыре, а не 400 человек. В первую очередь, необходимо снять их с "краника" госфинансирования.

- История это наука с большим разбросом для вольного толкования. И ведущую роль играет то, как ее преподносит педагог. Что делать с этим?

- Говорят, что Бандера боролся с нацизмом. Вы уточняете, действительно ли это так. Хорошо, 30 июня 1941 года они провозгласили акт независимости Украины в союзе с нацистской Германией, после чего, через четыре дня, Бандеру взяли под стражу - были вопросы расходования бюджетных немецких денег. Бандеру отпустили, он немного погулял и осенью 1941-го года снова попал в лагерь, но не в концлагерь. К нему ходила жена, у него в неволе родился ребенок. Остальных расстреляли, а он себя чувствовал очень даже неплохо. Зимой 1944-го его отпустили под домашний арест под Берлином. В январе 1945-го года он уехал в Вену. В какой момент он боролся с нацизмом? И так во всем. Учителя не хотят преподавать ерунду, не надо их насиловать. Не так давно Вятрович праздновал юбилей Петлюры. И что? Они не вызвали к нему интерес. Многие прости поменяли Ленина на Бандеру - чисто советский трюк, которым современный мир давно уже не пользуется. А они живут и учат в "совке", в худшем смысле этого слова.
Полностью

Tags: бужанский, донбасс, история, медведчук, пост-майдан, постсовок, россия, сми, украинизация, язык
Subscribe

Recent Posts from This Journal

promo ordinary_joe_1 22:25, yesterday 102
Buy for 110 tokens
Вынесу с камментов: ordinary_joe_1 January 17 2020, 22:07:37 Edited: January 17 2020, 22:09:37 Я даж в орленок не попал, хотя был пеонерским функционером. Из нашей щколы, справедливости ради, в Артек ездил мальчик Алёша. Он был сирота, усыновленный одиноким безногим ветераном ВОВ. Мальчик был…
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 19 comments