Варяг

Так в Украине люди сидят годами

Бытует мнение, что следственный изолятор – это еще не тюрьма. Есть, дескать, места и похуже. А я по роду деятельности регулярно с людьми, в застенках Лукьяновского СИЗО побывавшими, общаюсь. Смею заверить, что более паскудное местечко еще поискать нужно.

«Преступники заслужили!», - скажут наиболее «сердобольные» граждане. Таким хочу сразу напомнить о существовании третьей статьи Конвенции о защите прав человека и основных свобод. И гласит она, что пыткам, а также бесчеловечному, унижающему достоинство обращению или наказанию подвергаться не должен никто! Никто, понимаете?

Примите также к сведению и то, что в СИЗО, как правило, люди, которые еще не были осуждены. В их отношении досудебное расследование проводится. Они, быть может, вообще никаких преступлений не совершали. Уяснили? Тогда вернемся к условиям содержания.

Начну с того, что в СИЗО есть лишь два типа камер: общие и те, что на троих. В общей камере, как правило, тринадцать коек. По факту же в ней ютится до сорока человек.

Вновь прибывший, чисто теоретически, должен в ту камеру попадать, где свободные места имеются. На практике же, свободных мест в Лукьяновском СИЗО просто не бывает. А значит сие, что администрация распределяет заключенных так, как считает нужным.

И вот попадает человек в камеру. Спальных мест всего тринадцать, а заключенных уже сорок. Присесть не на что. Прилечь негде. Все места уже заняты. Разве что уступит кто-нибудь «по понятиям или по доброте душевной». А если не уступит, то придется человеку на бетонном полу суда дожидаться. Вместе с клопами, тараканами и прочей мерзостью.

Сорок человек ютятся в бетонной коробке. Вместе с ними живут насекомые и другие паразиты. Нужник располагается здесь же – за шторкой. Для тех, кому не чужда гигиена, имеется ледяной душ. И это не фигура речи. Вода настолько холодная, что мыться ею некоторым заключенным не позволяет здоровье.

Пристойное трехразовое питание в СИЗО, конечно же, организовано. Только вот исключительно на бумаге. По факту же, заключенным дают хлеб и кашу два раза в день. В обед потчуют супом. Если первое, второе и компот в чане смешать, то именно этот суп у вас получится.

Мясом даже не пахнет. На то, что оно здесь некогда присутствовало, намекает лишь такой-сякой бульон. И вот, казалось бы, в СИЗО люди сидят. Пищу для них тоже люди готовят. Почему же готовят они то, чем даже свиней кормить боязно?

Есть, правда, у заключенного квелый шанс увидеть мясо и даже сливочное масло в своей тарелке. Если вдруг доктор подтвердит, что тот болен и в специальном питании нуждается. Такую диету обычно умирающим прописывают. Просто из жалости.

После еды неплохо бы совершить променад, верно? Гуляют заключенные в крохотном помещении. Площадь его – пятнадцать квадратов. Речь идет о крытом комнатенке с узким зазором между стеной и крышей.

Небо, чего бы вам в кино ни показывали, в нем разглядеть невозможно. Зато свежий воздух мало-мало поступает. Людей выводят много, а потому ноги не разомнешь. Негде. Можно лишь стоять и дышать. Красота?

Если не повезло летом в СИЗО угодить, то дела твои плохи. В шортах и майке небось? Так и будешь ходить до самой зимы. Государство проблемы твои не интересуют и теплой одежды не будет. Тут могли бы родные помочь, но их может и не быть.

Условия эти, меж тем, если не убьют, то сломают любого за считанные месяцы. Законопослушный гражданин, оказавшись в СИЗО, на любые сделки готов пойти, чтобы выбраться из этого филиала ада.

Напомню, что следствие в Украине может тянуться годами. Иные выходят на свободу аккурат после вынесения приговора. Потому, что весь срок в СИЗО отсидели.

Заключенные, прекрасно об этом зная, нередко признаются в том, чего не совершали, дабы скорей в места отбывания наказания попасть. Тамошние условия на фоне следственного изолятора считаются приличными.

Нормально это по-вашему? Даже осужденные преступники, замечу, должны в человеческих условиях содержаться. Их наказание – лишение свободы, а вовсе не пытки, не унижение человеческого достоинства, не лишение здоровья и не смерть. А ведь именно этим чревато пребывание в Лукьяновском СИЗО, где осужденных практически нет.

Противней всего то, что правоохранители наши не только знают об этом, но регулярно и очень успешно пользуются. Принуждают людей к заключению сделок о признании вины, выбивают показания и признание в преступлениях, которых человек не совершал. А судьи наши, в суть дела вникать не желая, продлевают и продлевают срок содержания под стражей. Тем самым обрекают людей на жизнь в застенках. Такие у нас «европейские ценности». Такие права человека.

Recent Posts from This Journal

promo mgu68 ноябрь 13, 19:51 161
Buy for 110 tokens
Наверное, такой большой пост мы делаем впервые. Впереди зима, людям очень нужна любая помощь. Читатели моего журнала знают, что с 2014 года у нас дома организован склад, где любой беженец может найти первую необходимую помощь, от медикаментов (несколько коробок) до продуктов питания, канцелярии для…
Здравствуйте!
Система категоризации Живого Журнала посчитала, что вашу запись можно отнести к категориям: Криминал, Общество, Происшествия.
Если вы считаете, что система ошиблась — напишите об этом в ответе на этот комментарий. Ваша обратная связь поможет сделать систему точнее.
Фрэнк,
команда ЖЖ.
Общаки бывают и не 13 коек, а на 30. И прогулочные камеры бывают под небом, хоть и в клеточку.
Он описывает Лукьяновку, которую посещает как адвокат