Снайпер-Танкистка

Как Чемберлен Гитлера напугал: Солонин опять облажался

"Легкость в мыслях необыкновенная…"
.
.







.
.
13 сентября 2019 года, накануне юбилейной даты 17 сентября, великий историк Марк Солонин явился с новыми откровениями своим поклонникам в передаче своего верного адепта Евгения Киселева. Желающие могут насладиться выступлением “гиганта мысли” на Ютубе (если он еще не потер его из скромности)
.
Марк Солонін: "Радянський Союз спокійно міг завадити Гітлеру почати війну"
.
или
.
Марк Солонин на радио НВ 13.09.2019 г.
.
Я же остановлюсь только на небольшом фрагменте, особо мне доставившем, с участием небезызвестного Чемберлена, которому однажды Советской Россией был дан надлежащий ответ. Итак, приступим:
.
10:35-15:52
.
Марк Солонин:
“И здесь-то мы с вами прямиком идем в 25-е августа 1939-го года - интереснейший день 25 августа.
.
А что было 25-го августа? 25-го августа должна была начаться война. Вот именно 25-го августа германская армия должна была вторгнуться в Польшу. Причем должна была до такой степени, что был зачитан приказ вплоть до уровня солдат. Солдатам зачитали приказ фюрера и верховного главнокомандующего, и колонны ,поднимая столбы пыли, двинулись к польской границе. Так колонны-то двинулись, а диверсионная группа в ночь с 24-го на 25-е захватила туннель и перевал - вылезло из головы название - между Польшей и нынешней Словакией - там есть стратегически важные перевалы - в нем туннель, который позволял важную вещь - сразу же ворваться в Польшу с южного направления. Диверсионная группа немецкая захватила этот самый перевал, уже прогревали моторы на аэродромах, и тут Гитлер дает “стоп-приказ”!!!
.
Это реальная история, это не кино, это не остросюжетный боевик - и тут Гитлер дает “стоп-приказ” и все останавливает. Вот эти огромные колонны, скрежеща гусеницами, разворачиваются и уползают назад.
.
Вообще, такое делать нельзя, это вам скажет выпускник коротких шестимесячных курсов лейтенантов - войска настроены на выступление, они настроены… если они видят, что начальство само не понимает то ли мы воюем, то ли мы не воюем это страшно деморализует войска.
.
А что же произошло? А произошла такая смешная малость как премьер-министр Великобритании Чемберлен, тот самый Чемберлен, которого, боже мой, обваляли во всем соре и грязи, обозвали соглашателем и предателем интересов мировой демократии, тот самый Чемберлен, который имел несчастье летать в Мюнхен, подписать там Мюнхенский договор, вот этот самый Чемберлен прислал Гитлеру личное письмо и в нем сказал, цитирую по памяти, но почти точно: “Каким бы не был, по существу, договор, который вы заключили со Сталиным, между Германией и Советским Союзом, обязательства правительства Великобритании перед Польшей остаются в силе. Мы обязались прийти Польше на помощь и в случае, если начнется германо-польская война, мы свои обязательства выполним и Европа погрузится в такие бедствия, о которых страшно даже подумать.”
.
Вот получив всего лишь такую маляву от британского премьера Гитлер отдал “стоп-приказ”. А чем, собственно, Чемберлен мог за свой базар-то отвечать, что у него было? У Англии была ничтожно малая, по сравнению с Вермахтом, сухопутная армия - ну никогда не было у них большой армии, только усмирять, я извиняюсь, дикарей в джунглях. У нее был могучий флот, но флот не может выползти на берег и что-то сразу начать делать. Авиация, на тот момент, у англичан была слабее во всех отношениях, и количественно, и качественно. И даже угрозы, весьма такой завуалированной угрозы Чемберлена, было достаточно, чтобы Гитлер впал в истерику. Так что мы можем себе представить, что было бы, если бы по столу ударил товарищ Сталин, в лице товарища Молотова, и сказал: “Нам это не надо. Поляки нам не друзья, у нас с ними старый спор семейный, завещанный судьбой, как писал Пушкин, они нам не друзья, мы их называем польскими панами, но нам не надо, чтобы Германия двигалась на Восток. Поэтому если вы делаете один шаг на Восток, мы присылаем миллион добровольцев - у нас с добровольцами все хорошо…” И потом, это мы знаем, следом за добровольцами туда придут купленные в военторге еще 10 тысяч танков и 5 тысяч самолетов - цифры, которые называл тогдашний начальник Генерального штаба на тройственных англо-франко-советских переговорах.”
.
Е. Киселев:
“Так что же случилось между 25-м числом и 1-ым сентября?”
.
Марк Солонин:
“Шикарный, прекрасный вопрос - не знаю на него ответа. Можно предположить - я не нашел и, по-моему, никто не нашел следов что же произошло, но, наверное, как-то, все-таки товарищ Сталин смог приободрить своего младшего партнера, младшего во всех отношениях. Дикая гитлеровская нацистская диктатура, на тот момент, по отношению к Сталину и сталинской коммунистической диктатуре, это был даже не младший партнер, ну это старшая группа детского сада. Все-таки приободрил товарищ Сталин.”
.
Е. Киселев:
“Танковые колонны опять развернулись и пошли.”
.
Марк Солонин:
“1 сентября да, все-таки пошли в прежнем направлении, вторгаться в Польшу. Все-таки он его приободрил, объяснил - ну, посмотри на карту, посмотри на глобус, за тебя стоит Советский Союз - чего ты тут боишься...”
.
Е. Киселев:
“У меня еще к вам много вопросов.”
.
.
Логические построения великого историка, позволившие ему даже восстановить ранее никому не известные разговоры Сталина и Гитлера о картах и глобусах, поразительны, однако, как я с величайшим сожалением должен сообщить, построены на песке памяти ("цитирую по памяти, но почти точно"), если не на намеренной лжи.
.
Дело в том, что то самое грозное письмо Чемберлена, которое якобы остановило Гитлера 25 августа 1939 года, было отправлено еще 22 августа, то есть за 3 дня до "разворота" германских танковых колонн и даже еще за день до подписания пресловутого “пакта Молотова-Риббентропа”. То есть "напуганный" Гитлер, если он был действительно напуган этим письмом Чемберлена, вообще не должен был в тот день выдвигать свои войска к границе. А если Гитлер не был напуган письмом британского премьера - получив его, он таки выдвинул войска, то возникают сомнения - испугался бы Гитлер постукивания по столу товарища Молотова или, даже, самого товарища Сталина.
.
Вот то самое письмо Чемберлена, на которое ссылается Солонин
.
Letter of August 22, 1939, from the Prime Minister to the German Chancellor
“Whatever may prove to be the nature of the German-Soviet Agreement, it cannot alter Great Britain's obligation to Poland which His Majesty's Government have stated in public repeatedly and plainly, and which they are determined to fulfil.”
(Солонин: “Каким бы не был, по существу, договор, который вы заключили со Сталиным, между Германией и Советским Союзом, обязательства правительства Великобритании перед Польшей остаются в силе.”)
.

.
.
Итак, как видим, Марк Солонин, в очередной раз, облажался со своими открытиями. Но, не сомневаюсь, что он еще не раз порадует нас своими выступлениями на "исторических" антисоветских ресурсах
.

.
Источник
.

Recent Posts from This Journal

promo varjag2007su february 18, 14:57 8
Buy for 100 tokens
Друзья и читатели моего блога! Вы все знаете, что все годы существования моего блога мой заработок не был связан с ЖЖ. Т.е. я не была связана и не имела никаких обязательств материального характера ни перед какими политическими силами и различными группами, кроме дружеских уз и благодарности…
Здравствуйте!
Система категоризации Живого Журнала посчитала, что вашу запись можно отнести к категории: История.
Если вы считаете, что система ошиблась — напишите об этом в ответе на этот комментарий. Ваша обратная связь поможет сделать систему точнее.
Фрэнк,
команда ЖЖ.
Как следует из ответного письма Гитлера Чемберлену от 23 АВГУСТА 1939 ГОДА, фюрер не только не был напуган угрозами Чемберлена, но и сам высказал ответные угрозы и заверил Чемберлена в своей непреклонной решимости защищать интересы Рейха даже в войне с Великобританией.

Communication from the German Chancellor to the Prime Minister, handed to His Majesty's Ambassador on August 23, 1939
"Your Excellency informs me in the name of the British Government that you will be obliged to render assistance to Poland in any such case of intervention on the part of Germany. I take note of this statement of yours and assure you that it can make no change in the determination of the Reich Government to safeguard the interests of the Reich as stated in paragraph 5 above. Your assurance to the effect that in such an event you anticipate a long war is shared by myself. Germany, if attacked by England, will be found prepared and determined. I have already more than once declared before the German people and the world that there can be no doubt concerning the determination of the new German Reich rather to accept, for however long it might be, every sort of misery and tribulation than to sacrifice its national interests, let alone its honour."

Здравствуйте! Ваша запись попала в топ-25 популярных записей LiveJournal для Украины. Подробнее о рейтинге читайте в Справке.
А в "интереснейший день 25 августа", после выступлений 24 августа Чемберлена и министра иностранных дел Галифакса в британском парламенте, Гитлер сделал через британского посла предложение продолжить переговоры, но потребовал решить вопрос с Данцигом в пользу Германии, заверив, что, в противном случае, война неизбежна. Как видим, Гитлер отнюдь не казался в этот день испуганным и даже милостиво пообещал, в случае сдачи Польши, отблагодарить Великобританию. Также "испуганный" и "находившийся в истерике" Гитлер потребовал в этот день от Великобритании удовлетворения своих "небольших" колониальных претензий, подтвердил поддержку колониальных претензий Италии и лишил Чемберлена последних надежд на вооруженный конфликт между Германией и СССР. По сути, Гитлер в этот день предъявил Великобритании ультиматум, сделав ей "последнее предложение".

Communication from the German Chancellor handed to His Majesty's Ambassador on August 25, 1939
"The Führer declared that the German-Polish problem must be solved and will be solved. He is, however, prepared and determined after the solution of this problem to approach England once more with a large comprehensive offer. ... If it rejects these ideas there will be war. ... The Führer repeats that he is a man of ad infinitum decisions by which he himself is bound and that this is his last offer."