Христос

К годовщине Бабьего Яра: история православного священника, спасавшего евреев.


Протоиерей Алексей Глаголев с семьей

К годовщине Бабьего Яра: история православного священника, спасавшего евреев.

Имя протоиерея Алексея Глаголева становится все более и более известным. О священнике пишут книги, статьи, снимают фильмы. На стене Киево-Могилянской академии установлена мемориальная доска, посвященная священникам Алексею Глаголеву и его отцу Александру (прославлен УПЦ в 2019 как священномученик). Иерусалимский институт Яд Вашем присвоил отцу Алексею почетное звание Праведника народов мира. Подвиг батюшки кропотливо изучают, исследователи открывают все новые и новые детали.

Общая суть истории такова: во время нацистской оккупации Киева отец Алексей спас множество евреев. Он прятал их в своем доме (церковном полуподвале), а также в помещениях, относящихся к общине Покровской церкви, где служил протоиерей. Также он выдавал им свидетельства о крещении, документы о приеме на работу в храм, которые позволяли доказать, что они православные люди, а значит, не евреи.

В спасении евреев участвовала вся семья отца Алексея. Одной еврейке матушка священника отдала свой паспорт, предложив переклеить фотографию. За это она чуть не поплатилась жизнью.

Священник помогал не только евреям. Например, он спас русскую семью подполковника Красной армии – его жену и шестерых детей.

За подобную деятельность священнику и его семье грозил расстрел.

Осенью 1943 немцы задержали отца Алексея, дважды избили и вместе с сыном отправили в Германию. По дороге ему удалось бежать. После войны Глаголев служил в Покровском храме, руководил его ремонтом. Когда церковь закрыли, проводил богослужения в Крестовоздвиженском храме, во Флоровском монастыре, в церкви Покрова Божией Матери на Соломенке.

Умер праведник 23 января 1972. В конце жизни тяжело болел (сказались избиения нацистами в 1943 г.).

* * *

Можно писать портрет красками. А можно написать его самой жизнью. Отец Алексей Глаголев своей жизнью написал портрет идеального священника. Того, кто всего себя отдает на служение Богу и людям. Отдает полностью, без остатка.

В сердце отца Алексея не было места для себя самого. Как у нас обычно бывает: «вот какой-то кусочек моей жизни для Бога, вот для ближних, а вот этот участок, огражденный забором, – для себя. Сюда не лезьте, пожалуйста». Киевский священник был весь открыт людям, и никто не уходил от него, не получив помощи.

Откуда такая решимость, такая любовь к Богу и людям?

Апостол Павел писал, что любовь – это «совокупность совершенства» (Кол. 3, 14). Т.е. любовь есть многогранная конструкция, в которой существуют свои уровни и подуровни. В любви соединяются разные добродетели – как простые, человеческие, так и высшие, духовные. И если нет правильной платформы добродетелей душевных, здание духовной жизни может рухнуть. «Не духовное прежде, а душевное, потом духовное» (1Кор. 15, 46) – писал апостол Павел.

Отец Алексей стал пресвитером уже после того, как получил не только духовное, но светское высшее образование. На момент рукоположения он был в браке уже 14 лет, имел детей. В год священнической хиротонии ему исполнилось 39 лет. Перед тем как принять сан, он вполне сформировался как личность, был взрослым, зрелым человеком. Он вполне понимал, на что идет и что такое священство в принципе. Он осознано шел служить Богу и людям и был готов умирать за Христа.

В любви соединяются разные добродетели – как простые, человеческие, так и высшие, духовные. И если нет правильной платформы добродетелей душевных, здание духовной жизни может рухнуть.

Священническое служение отца Алексея состоялось во многом потому, что у него все получилось постепенно и правильно: вначале созревание человека, семьянина, гражданина, специалиста – а потом священство. Или так: вначале становление мирянина-христианина, а потом уже принятие сана.

Мы акцентируем на этом внимание, потому что наше время – время тотального инфантилизма и личностной незрелости. Мужчине может исполниться 40, но по своему мировоззрению и личным качествам он будет безусым юношей. Или по-другому: парень едва бриться начал, а уже священнический крест на себя надел. Его статус вопиюще не соответствует его духовному и душевному состоянию. Он совсем не знает жизни, в браке каких-то полгода, еще никого не родил, университета не окончил – и вот он уже на исповеди раздает советы и заводит «духовных чад».

Мы сейчас не критикуем кого-бы то ни было – мы констатируем нашу всеобщую проблему. Увы, мир духовенства сегодня поражен теми же болезнями, какими страдаем мы, миряне. И эта болезнь – инфантилизм и личностная незрелость. Желая стать духовными, мы не способны прежде стать душевными, т.е. мы просто не вырастаем в ответственных, честных, самостоятельных, взрослых людей.

Поэтому и священников таких, как отец Алексей, мало. Далеко не все, кто идет в священнослужители, понимают, что они приняли сан, дабы сгореть в служении Богу и ближним. Или, если употребить евангельское выражение, чтобы положить «душу свою за друзей своих» (Ин. 15, 13) Чтобы люди их… съели, образно говоря!

Мир духовенства сегодня поражен теми же болезнями, какими страдаем мы, миряне. И эта болезнь – инфантилизм и личностная незрелость.

Недаром богословы говорят, что священник – икона Самого Христа. И настоящий священник проходит духовный путь, очень схожий с путем нашего Господа – он делает добро, часто получает в ответ зло и быстро сгорает в этом служении, отдавая все свои силы Богу и людям. Кстати, эти смыслы замечательно выражены в известных фильмах о священниках – правда, католических: «Голгофа» и «Дневник сельского священника». Оба героя (священники) в конце фильма умирают...

Если кандидат в священники не понимает всего этого, его жизненный выбор может стать ошибочным. И ценой этой ошибки станут человеческие судьбы.

Мы, миряне, тоскуем по таким священникам, как отец Алексей Глаголев. Так же, как и наши священники, наверное, тоскуют по горячо верующим, благочестивым, образованным мирянам. Снова повторим: у нас и у нашего духовенства общие проблемы.

Помню, как в Киево-Печерской лавре была встреча с замечательным священником Владиславом Дихановым, председателем Синодального отдела УПЦ по благотворительности и социальному служению. Кто-то спросил его: какие главные проблемы современной церковной молодежи? Мы думали, он скажет: неверие, развращенность, необразованность… А он сказал: инфантильность.

Многие тогда не поняли, о чем он. Но батюшка был совершенно прав. Личностная незрелость, непонимание жизненных целей – это бич современного человека. В том числе и верующего. Как мирянина, так и представителя клира.

Не знаю, канонизируют ли когда-нибудь священника Алексея Глаголева, как это уже произошло с его отцом. Но если его имя появится в святцах, я знаю, о чем буду просить его. Я попрошу о даровании обычных человеческих качеств: мужества, доброты, отзывчивости, бескорыстности, трудолюбия. Тех душевных качеств, которые предваряют духовные и без которых духовную жизнь не построишь. Добродетелей, которые в нашу эпоху становятся все большей и большей редкостью…

Recent Posts from This Journal

promo varjag2007su february 18, 14:57 8
Buy for 100 tokens
Друзья и читатели моего блога! Вы все знаете, что все годы существования моего блога мой заработок не был связан с ЖЖ. Т.е. я не была связана и не имела никаких обязательств материального характера ни перед какими политическими силами и различными группами, кроме дружеских уз и благодарности…