Варяг-моряк

Яков Головацкий – галицкий защитник «единства русской народности от Карпат до Камчатки»



17 октября отмечается 205-летие со дня рождения поэта, писателя, фольклориста, деятеля галицко-русского движения Якова Фёдоровича Головацкого. В жизни он всегда следовал правилу: «Познай себя, будет с тебя!» Этот  жизненный девиз не расходился с делами. От первых юношеских поэзий Яков Головацкий перешёл к исследованиям языка, истории и быта своего края, а затем к почитанию русского языка и литературы, изучению восточно-славянских культур…

Он родился в 1814 году в одном из сёл Львовщины. По примеру отца, униатского священника, Яков окончил богословский факультет Львовского университета. Казалось, путь священника предопределен. Но пытливый молодой человек познавал суть галицко-русской народности. В те сложные годы, когда Галичина была под австрийским влиянием, он стал одним из основоположников «русской тройки».

1838 год. В университете появились те, кто всерьёз стал изучать и отстаивать русскоязычие на Галичине.

Яков принялся изучать русский язык без помощи учителей, что, конечно, давалось нелегко. Но молодой человек загорелся этой идеей. В то время в этой местности он смог найти всего лишь одну книгу по грамматике — издание немецко-русской грамматики Гейма.

Самостоятельно Яков нашёл и переписал сборники малорусских песен.

Появились единомышленники. Сходные увлечения были у студента Маркиана Шашкевича. Тот предложил объединиться в кружок, куда вступил ещё один русин — Иван Вагилевич.

Трое друзей были неразлучны в своих увлечениях русской словесностью — встречаясь, говорили исключительно на русском о литературе, политике, истории, пели русинские песни. Их «кружок» прозвали «русская тройка».

Яков покупал немало русских книг. Так, в их библиотеке появилась польско-русская грамматика, державинская «Лира», «Малороссийская деревня», произведения Пушкина и другая литература.

Постепенно в кружок вливались новые представители. Студенты стали готовить свое издание — альманах «Заря». Когда они подбирали материал, писали статьи, возник вопрос о правописании. Решили печатать без латиницы, а также выбросили «ы» и твёрдый знак. Но увидеть свет сборнику не судилось — его запретила цензура.

Кружковцы не подозревали, что примкнувший к ним «единомышленник» - некий  Игнатий Паули, поляк-мазур, приехавший якобы  для изучения русского языка, намеревался направить русинов в ряды радикально настроенных поляков. На собраниях звучали идеи о том, чтобы прогнать немцев и обустроить польскую республику. Мазур оказался вербовщиком активистов для поддержки готовящегося восстания. Он поступил неоднозначно — выманил тетради с народными песнями и продал издателю, переписанные уже латиницей. Тогда Головацкий принял твёрдое решение — не участвовать в восстании, а направить свою деятельность на просвещение и поддержку галицких русинов.

В те годы им было написано немало стихотворений и поэтических переводов:

Чому ж так нема, як було давно,
Ой дай Боже!
Святам Николам пива не варят,
Святам Рождествам службы не служат,
Святым Водорщам свечи не сучат,
Ой бо вже давно, як правды нема,
Бо вже ся цари повоёвали,
А царь на царя войско збирае,
А брат на брата мечом махае,
Ой бо сын вотця до правы тягне,
Донька на матерь гнев поднимае,
Ой бо кум кума зводит з розума,
Сусед соседа збавляе хлеба.

Церковнославянский язык в крае набирал популярность. До одного из влиятельных людей, графа Тарновского, дошёл слух об увлечениях студентов. Графу понадобились помощь в работе с древними рукописями, памятниками старорусской письменности. Головацкий вместе с товарищем отправились в путь.

Как вспоминал Яков Фёдорович, в той редкостной библиотеке «мы нашли несколько документов с XVI века на русском языке, договоры польских королей с в[еликими] кн[язьями] московскими и крымским ханом. В особенности заинтересовала нас переписка с крымским ханом Давлет-Гиреем на русском языке, писанная современной русской скорописью…»

Путешествие по Западной Галичине принесло товарищам немало размышлений и открытий народного языка, обычаев крестьян...

Работая с архивами графа Тарновского, студенты изучали древние рукописи и всё больше укрепляясь в мысли о народной принадлежности галицких русинов, отчетливо видели признаки ополячивания страны.

Тогда активно внедрялись идеи существования галицких русинов как части польского народа. Образованные же русины активно выступали против такой принадлежности, объявляемой поляками и полонофилами. Заявил свой протест и кружок Львовского университета. Шашкевич опубликовал статью протеста против латинского алфавита.

К сожалению, занятия «народным делом» сказались на учёбе студентов. Яков Головацкий остался на второй год. Но вскоре, дополнив учёбу исследованиями, он сменил альма-матер, поучился в Будапештском университете (где познакомился с известным панславистом Яном Колларом).

Прежде чем вернуться во Львов и родной университет, Головацкий обошёл своим ходом Галицкую и Угорскую Русь, оставив путевые заметки («Путешествие по Галицкой и Угорской Руси»).

Материалы некогда запрещенного альманаха «Заря» таки увидели свет  в 1837 году в Венгрии в виде сборника «Русалка Днестровая». В нём Головацкий выступает, как автор и переводчик. А позже в сборнике «Вiнок русинам на обжинки» он опубликовал переводы двадцати сербских песен.

В революционных событиях 1848 года Головацкий отстаивал национальные права народа  Галичины. В эти же годы он в звании профессора работал на кафедре русского языка и литературы в Львовском университете.

Но вскоре круто изменилась и жизнь Якова Фёдоровича. В 60-е годы его отстранили от работы в Львовском университете и преподавания в гимназиях, запретили созданные им учебники. Тогда он принял решение переехать в Россию, из священников грекокатолической веры перешел в православие и до последних лет жизни возглавлял Виленскую археографическую комиссию.

Головацкий посвятил много времени изданию  «Географического словаря западнославянских и югославянских земель и прилежащих стран», целью которого было восстановление местной славянской топонимики после иностранных (часто немецких) переименований, типа Лемберг вместо Львова и  других.

Ордена Святого Станислава и Святой Анны, золотая медаль Императорского русского географического общества, золотая Уваровская медаль, золотой перстень с рубином и бриллиантами от императора... — вот неполный перечень наград Я.Ф. Головацкого за заслуги перед Россией.

Исследователи последнего периода деятельности Якова Федоровича Головацкого отмечали, что в те годы он неустанно проповедовал «единство русской народности от Карпат до Камчатки».

За свою жизнь этот неутомимый труженик оставил большое творческое наследие. Головацкий — автор многих трудов самых разных направлений: стихотворений,  беллетристики, статей (исторических, филологических, археологических, этнографических). Среди его известных работ — «Грамматика русского языка», «Росправа о языке южнорусском», «О литературно-умственном движении русинов», «Хрестоматия церковно-славянская и древнерусская», «Карпатская Русь»…

Его давний поход вглубь Галичины и Закарпатья, собирательство фольклора русинского народа также не осталось забытыми. Речь идет о главном труде жизни Головацкого — составленном сборнике «Народные песни Галицкой и Угорской Руси». В 70-е годы ХIХ века этот четырёхтомник был напечатан в Москве.

Так, выходец с Галичины посвятил свою жизнь служению славянству, русскому языку и России. К сожалению, сейчас на Галичине его не чтят, а население края активно изучает польский – в надежде работать на польских панов.



Recent Posts from This Journal

Buy for 110 tokens
"Тяжелый выбор — выполнить бессмысленный приказ командования и потерять оставшихся людей или вывести бойцов из-под огня и пойти под трибунал". Реалистическая драма основана на исторически достоверных событиях. В основу сценария фильма «Ржев» легла повесть…