varjag2007su (varjag2007su) wrote,
varjag2007su
varjag2007su

Categories:

Неочевидные экономические прогнозы

Правительство утвердило обновленный макроэкономический прогноз на 2020—2022 гг., предполагающий более высокие темпы экономического роста и укрепление гривни, временами до отметки ниже 24 грн./$.

Правда, авторы документа оговаривают, что такой вариант развития реализуем при благоприятных условиях международной торговли и быстрой реализации реформ, обещанных командой Владимира Зеленского.

Вслед за заявлением премьер-министра Алексея Гончарука о возможности увеличить ВВП Украины на 40% в течение ближайших 5 лет последовала и детализация этого пока еще весьма спорного проекта.

Обновленный макроэкономический прогноз на 2020—2022 гг. предполагает, что уже в следующем году ВВП Украины вырастет на 4,8% вместо 3,7%, предусмотренных консервативным сценарием. В 2021 г. планируется выйти на еще более высокие темпы развития — в 5,5%, а в 2022 г. — на 6,5%.

По замыслам правительства, ускоренный экономический рост должен сопровождаться укреплением национальной валюты до 24,8 грн./$ в 2020 г. и 23,9 грн./$, а затем 24,2 грн./$ — в два последующих года.

В отличие от оптимистического сценария, консервативный валютный прогноз предполагает слабую девальвацию гривни от сегодняшних 26,1 грн./$ до 27—27,5 грн./$, что, в общем-то, тоже неплохо. Курс предыдущего правительства предполагал девальвацию гривни до 30 грн./$.

В сопроводительных материалах, подготовленных Министерством развития экономики, торговли и сельского хозяйства, указано, что причинами изменения прогнозных показателей стали улучшение ценовых условий торговли товарами традиционного украинского экспорта, более высокий урожай, чем предполагалось ранее, и существенное улучшение настроений иностранных инвесторов, бизнеса и потребителей.

Впрочем, при детальном ознакомлении с материалами МРЭТ сразу же становится понятно, что далеко не все из этих аргументов очевидны.

К примеру, украинские аграрии в ближайшие годы действительно могут не волноваться за цены. На мировом рынке наблюдается снижение запасов зерновых, вызванное неурожаями в нескольких крупнейших ареалах сельхозпроизводства. Однако ни один чиновник не сможет гарантировать, что в 2022 г. Украина получит 74,1 млн. т зерновых, т. е. на 2,7 млн. т больше, чем было записано в весеннем макропрогнозе. Ведь только в 2018 г. аграрии преодолели рубеж в 70 млн. т зерновых и зернобобовых, который тогда назвали историческим.

Условия торговли металлом в нынешнем году оказались хуже, чем предполагалось, а цены на железорудное сырье — выросли. В МРЭТ считают, что в 2020 г. ситуация будет обратной: цены на ЖРС пойдут вниз, а стальной прокат подорожает.

Тем не менее колебания на металлургическом рынке отражают прогнозы мировых экспертов, говорящих о замедлении экономического роста и возможности очередного глобального кризиса. Ведь потребление металла тесно связано с ситуацией в строительном секторе и машиностроении.

Так, экономисты Организации экономического сотрудничества и развития (ОЭСР) этой осенью пересмотрели свой весенний прогноз развития мировой экономики и пришли к выводу, что в 2019 г. темпы ее развития замедлятся до 2,9% по сравнению с предполагаемыми 3,6%.

Рассчитывать, что в этих обстоятельствах ситуации Украина сможет продать на экспорт больше стали, наивно. Скорее всего, в данный период именно железная руда окажется более ликвидным товаром, хотя она приносит меньше валютных поступлений.

Аргументировать же возросшую привлекательность Украины среди иностранных инвесторов увеличением продажи нерезидентам облигаций, как это делают авторы обновленного макропрогноза, как минимум странно.

Вложения в украинские ОВГЗ на международном финансовом рынке считаются венчурными, т. е. высокорисковыми. Даже очень крупные инвесткомпании выделяют под венчурные инвестиции весьма небольшую долю средств инвесторов, которых, впрочем, Украине хватает. Но, как уже писали «2000», при уровне накопленных долгов рассчитывать на эмиссию облигаций как на единственно верное лекарство от дефицита валюты не следует. Более того, по мере снижения процентной ставки по облигациям можно ожидать ухода многих инвесторов с этого рынка.

Улучшение показателя нашей страны в рейтинге Doing Business-2020 на 7 позиций также служит слабой иллюстрацией возросших инвестиционных перспектив.

Сама по себе 64-я позиция, между Индией и Пуэрто-Рико, слабый аргумент, чтобы бороться за инвестиции со странами-соседями, занимающими более высокие места в рейтинге.

Если следовать логике составителей Doing Business, то Россия (28-е место в последнем рейтинге), Польша (40), Чехия (41), Молдова (48), Беларусь (49), Венгрия (52) и Румыния (55) создали более привлекательные условия для ведения бизнеса, нежели Украина, чьи власти засыпают и просыпаются с мыслью, как облегчить жизнь предпринимателям.

К тому же наибольший прогресс в нынешнем году Украина достигла в компоненте «защита миноритарных акционеров», который успешно нивелируется большим количеством рейдерских захватов собственности, с коими новая администрация обещает бороться, но о каких-то результатах пока говорить рано.

Бизнес тоже не в восторге от подчиненных Зеленского и не знает, чего ожидать от псевдолибертарианцев, когда они столкнутся с бюджетными недопоступлениями.

Что касается улучшения потребительских настроений внутри страны, то картина пока неоднозначная. С одной стороны, по данным Госуправления статистики, доходы украинцев по итогам II квартала увеличились почти на 17%, а в пересчете на одного человека — на 17,5% и составляют сейчас более 16 тыс. грн. С другой — в стране наблюдается устойчивая тенденция к росту задолженности по зарплатам. Увеличилось также количество убыточных крупных и средних предприятий.

Долги по зарплатам с начала года выросли более чем на 170 млн. грн. и по итогам сентября превысили 2,8 трлн. грн. Наибольший объем накопили предприятия Донецкой, Луганской, Харьковской и Сумской областей. И это только видимая часть айсберга официальной статистики. Реальная ситуация выглядит еще хуже.

По статистике, зарплатная часть в общей структуре дохода украинцев составляет почти половину, поэтому улучшить настроения потребителей могут разве что предвкушения будущих выплат.

Добиться хотя бы видимого прогресса в промышленном секторе нынешним министрам — экономическим теоретикам тоже не удалось. Индекс промышленной продукции в сентябре 2019 г. по отношению к сентябрю 2018-го составил 98,9%. А если брать период январь—сентябрь 2019 г., то можно уверенно говорить о спаде в перерабатывающей промышленности и производстве энергии, в т. ч. электрической. Удержать производство на прошлогоднем уровне статистически удалось за счет роста добывающей отрасли на 2,2%.

Наряду со значительным ростом на 20% объемов работ в строительной отрасли и увеличившимися на 8,2% транспортными перевозками наблюдается сокращение железнодорожных и авиа-, а также международных перевозок.

Индекс инфляции на потребительском рынке с начала года составил 3,4%. Но некоторые товары первой необходимости подорожали очень значительно. В частности, с начала года, по данным Госстата, овощи выросли в цене на 38%, хлеб — на 20% (а вместе с ним почти на столько же подорожали и другие изделия из зерновых), молоко — на 11,1%, масло — на 10,6%. Упали разве что цены на творог и фрукты. На 16,4% выросли цены на алкогольные напитки и табачные изделия.

На фоне роста цен на продукты питания вполне ожидаемо подняли расценки образовательные учреждения (на 13,3%), отели и рестораны (на 11,1%).

Накануне отопительного сезона потребителям жилищно-коммунальных услуг не стоит ждать ничего хорошего. В январе—сентябре количество домохозяйств, получающих субсидии, сократилось на треть, т. е. почти на 140 тыс. Хотя размер субсидий в расчете на одну семью вырос, общий размер дотаций сократился на 620 млн. грн. и составил 1,3 млрд.

По состоянию на конец августа задолженность населения за весь комплекс жилкомуслуг превышала 52 млрд. грн. При этом договора о реструктуризации были подписаны с 44 тыс. домохозяйств менее чем на 350 млн. грн. Т. о. большую часть долгов ЖКХ можно считать безнадежными.

Если такая политика в области субсидирования ЖКХ будет проводиться далее, следует ожидать сокращения спроса на товары первой необходимости, в т. ч. продовольственные.

Сокращение же промышленного производства и уход из страны крупных инвесторов, который также имеет место, может привести реформаторов к эффекту, обратному от желаемого. Вместо экономического роста они могут получить долгосрочное сокращение производства, потребления, а вслед за этим — рецессию.

Хотя, учитывая пока что слабое влияние на экономику негативных тенденций и большой арсенал «оздоровительных» мероприятий, включая приватизацию, диджитализацию, развитие государственно-частного партнерства и земельную реформу, такой сценарий развития событий считается нереальным.

Tags: экономика
Subscribe

Recent Posts from This Journal

promo varjag2007su february 18, 2019 14:57 10
Buy for 100 tokens
Друзья и читатели моего блога! Вы все знаете, что все годы существования моего блога мой заработок не был связан с ЖЖ. Т.е. я не была связана и не имела никаких обязательств материального характера ни перед какими политическими силами и различными группами, кроме дружеских уз и благодарности…
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments