varjag2007su (varjag2007su) wrote,
varjag2007su
varjag2007su

Categories:

Религиозная война в Черногории? За что и против кого? И причём тут Украина?

Религиозная война в Черногории? За что и против кого? И причём тут Украина?


В ночь на 27 декабря на улицы городов Черногории вывалили десятки тысяч граждан, заблокировав главные дороги.

Раннее утро в г. Беране

Только в столице – Подгорице две тысячи верующих вышли на крестный ход. В три часа ночи их остановил полицейский заслон на центральном городском мосту, где и продолжилось молитвенное стояние.

На мосту Блажи Йовановича. Подгорица

В знаменитых курортных Будве и Герцег-Нови стихийный порыв поддержали городские власти. В тоже время полицейские избили благословлявшего протестующих епископа Мефодия – настоятеля монастыря Рождества Богородицы в Цетинье, одного из самых посещаемых в Черногории.

Причиной волнений стал принятый парламентом Закон «О свободе вероисповедания и убеждений и правовом положении религиозных общин». Власти (представленные исключительно антисербскими политиками) не скрывают, что направлен данный акт исключительно против Сербской православной церкви – единственной канонической структуры, действующей на территории Черногории.

В чём суть антицерковного закона

Согласно принятому акту, православные храмы, монастыри и другие религиозные объекты, построенные до 1 декабря 1918 г., могут быть переведены в государственную собственность. Это произойдёт в том случае, если религиозная община не докажет право собственности на объект. «Обоснование» для этого законодатели отыскали в актах времён Княжества и Королевства Черногории (1852 – 1916 гг.). По ним государство в тот период было обязано материально поддерживать религиозные объекты.

Противники закона выдвигают следующие контрдоводы.


  1. Подавляющее большинство из семи сотен православных храмов Черногории ко времени к указанному периоду были давно уже (с эпостроены церковьюИ даже во второй половине , в случае дополнительной помощи государства, строились они в основном на средства той же Сербской церкви и её верующими.


  2. Юридический учет религиозных объектов до XIX в. не велся либо документы о праве собственности в прошлых веках не сохранились.


  3. Значительное число храмов не имеет вообще никакого отношения к Княжеству и Королевству Черногории, поскольку с 1852 по 1916 гг. находились на территории других государств (например, весь регион Которского залива вплоть до Будвы).


  4. Обширные (по Черногорским меркам) территории севернее г. Мойковац вошли в состав страны только в 1913 г., то есть всего за 3 года до фактического конца существования Королевства Черногории.


Однако аргументы эти не имеют действия по той главной причине, что принятие закона – акт политической воли. «Наша задача – возрождение Черногорской православной церкви», – заявил президент Черногории Мило Джуканович. Сом он, при этом – убеждённый атеист (бывший член ЦК компартии Югославии, потомственный коммунист, а потому, естественно, даже не крещённый).

«Черногорская православная церковь» («ЧПС»), это непризнанная мировым православием самопровозглашённая структура – аналог «Украинской православной церкви – Киевского патриархата» («УПЦ-КП»). История «ЧПЦ» также начинается в 90-х. Возглавляет её Мираш Дедеич. Его в своё время отчислили из Московской духовной академии. Не будучи принятым в клир Сербской церкви, Дедеич перешел в Константинопольский патриархат, но вскоре и там был запрещён в служении. В эти годы этим жена обвинила его в измене и расторгла брак. Неженатый статус открыл Дедеичу дорогу в «епископат» т.н. «Болгарской патриархии» – ещё одном непризнанном образовании, ныне упразднённом Болгарской властью.

На 2015 г. в «ЧПС» насчитывалось 25 «священников» (практически все по разным причинам были уволены из Сербской церкви). Но ещё в 2007 году данная структура заявила, что «начинает борьбу за возвращение всех религиозных объектов, которыми пользуется Сербская православная церковь в Черногории, построенных до 1920 г. или финансированных из бюджета Черногории после этой даты».

Очевидно, именно в силу политической воли и открытого лоббирования «национальной церкви», в подписанном Джукановичем Законе прописаны нормы, вступающие прямое противоречие с национальным законодательством. Так, чтобы максимально упростить и ускорить национализацию, споры в отношении церковного имущества будет решать не суд, а госуправление по недвижимости.

Кроме того, автоматически продлена конфискация церковного имущества, которое было отобрано у Сербской церкви во времена коммунистической Югославии.

Что стало детонатором бунта

Парламентское большинство во главе со спикером отклонило абсолютно все 117 изменений в закон, внесенных оппозицией. Не прошла даже поправка, в которой предлагалось руководствоваться конституцией Черногории и ратифицированными международными договорами. Заседание транслировалось на сайте скупщины, и с каждой отклонённой поправкой ситуация в обществе (а более 80% черногорцев относят себя к канонической церкви) накалялась. Взрыв негодования случился, после того как спикер скупщины Иван Брайович отказался перенести заседание на следующий день, видимо опасаясь, что днём массовость протестов будет на порядок выше. Протест депутатов - противников закона был туту же нейтрализован: несколько десятков «людей в штатском» арестовали всех 18 депутатов оппозиционной коалиции «Демократический фронт» и пятерых административных сотрудников парламента.

фото Reuters

Следует сказать, что перед этим кто-то бросил в зал пробитый баллончик со слезоточивым газом. Лидер черногорского движения «Анти-НАТО» Игор Демьянович считает, что это была провокация спецслужб: «В здании скупщины весь день провел Зоран Лазович — многолетий серый кардинал службы безопасности. Как сообщает белградская газета Информер, Лазович в коридоре парламента отвесил оплеуху главе правительства Душко Марковичу, огорченный, как говорят, тем, что Маркович пошел на переговоры с Митрополитом Черногорско-Приморским Амфилохием».

Известный черногорский юрист Зоран Чворович заявляет, что в конфликте задействована не только служба безопасности, но и «джукановичевская мафия, которая контролирует торговлю наркотиками и недвижимостью». И, вероятно, «их рук дело» – покушение на популярнейшего черногорского оппозиционера Миодрага Давидовича, рассматриваемого как вероятного лидера протестов. Дело в том, что в преддверии рассмотрения Закона, церковь созвала 21 декабря т.н. церковно-народный собор. Несмотря на проливной дождь, его пришлось проводить на площади перед собором – верующих собралось до 20 тысяч.


фото Reuters

Заранее было известно, что на соборе выступит церковный благотворитель и спонсор музея «Стари Брод», посвященного жертвам усташского террора, предприниматель Давидович. Но 11 декабря он был ранен снайпером. «Исполнители покушения на Давидовича и ныне не привлечены к ответственности, а почти полное отсутствие следов, сожженное оружие и автомобиль, на котором они скрылись, указывают на серьезную организацию, – считает Игор Демьянович.

Прецедент для Украины?

Через 10 месяцев в Черногории должны пройти парламентские выборы и антицерковный закон не может не ударить по рейтингу партии власти, ведь Сербская церковь – институция, которой доверяет большинство граждан государства. Так зачем же такой политический динозавр Балканского масштаба как признанный прагматик Джуканович протолкнул данный акт? Ответ, видимо следует искать в визите месяц назад в Черногорию уполномоченного Госдепа США по вопросам международной религиозной свободы Сэма Браунбэка.

Речь идёт о том самом Браунбэке, который в прошлом году посетил Фанар за четыре дня до того, как Варфоломей принял к рассмотрению прошение Порошенко и Верховной рады об «автокефалии церкви Украины». Тот же Браунбэк затем лично заверил Порошенко и тогдашнего спикера Парубия, что США будут рады помочь в имплементации решения о создании «единой поместной церкви».

И именно после визита Браунбэка в Черногорию Закон «О свободе вероисповедания» появился в повестке парламента, стремительно пройдя все комитеты. Хотя первые общественные слушания по законопроекту проходили еще в 2015 году, в июне этого года законопроект был отозван.

Стратегически, ослабление Сербской православной церкви выгодно как США (ведь СПЦ твёрдо поддерживает Русскую церковь в её противостоянии Фанару), так и сербофобу Джукановичу (черногорские прихожане СПЦ продолжают считать себя сербами, а не отдельной черногорской национальностью). Следовательно, Сербская церковь в Черногории рассматривается как естественно сложившийся агент влияния «Сербского мира». Но срочность, скорее всего в том, что именно сейчас – на фоне углубления отношений Белграда с Москвой, Сербия  все более заявляет себя самостоятельным игроком на Балканах – впервые после 90-х, когда РФ в силу собственной слабости не могла выступить ей союзником.

Что же касается реальности признания «ЧПС» Фанаром, это возможно в любой момент (например, если участники намеченного на февраль межправославного совещания под председательством Иерусалимского патриарха окончательно станут на сторону Москвы в вопросе непризнания «ПЦУ»). Да, Варфоломей в последние пару лет сделал несколько заявлений в поддержку единства Сербской церкви, но вплоть до 2017 года такие же заявления делал он и в поддержку единственно каноничной на Украине УПЦ (МП). Это не помешало ему уже в 2018 г. заявить о неканоничности пребывания УПЦ (МП) на территории Украины.

И если модель признания «ПЦУ» может быть вполне использована для признания «ЧПЦ», то опыт имплементации черногорского Закона «О свободе вероисповедания» может быть вполне задействован украинской властью после окончательного вступления в действие украинского Закон Украины «О свободе совести и религиозных организациях (чей центр управления находится в стране, признанной парламентом Украины страной-агрессором)». Сейчас действие закона приостановлено решением Верховного суда, но в случае возвращения к власти на Украине инициаторов закона, вряд ли суд продолжит мешкать с вынесением окончательного решения.

Порошенко уже в рамках последней президентской кампании не раз заявлял, что «Русской церкви нечего делать на Украине». А законодатели от БПП были ещё откровеннее.



В Московской патриархии также усматривают схожесть ситуаций с украинским и черногорским законами. «Сербская церковь, комментируя принятие этого закона, отметила, что он принят для того, чтобы отдать их храмы черногорским раскольникам, – рассказал секретарь по межправославным отношениям отдела внешних церковных связей МП о. Игорь Якимчук. – Сейчас у них («ЧПЦ», – Д.С.) практически нет поддержки народа. К ним никто не ходит. А вот если отобрать храмы у канонической церкви и передать раскольникам, то кто-нибудь, может, в эти храмы по привычке и придет. Эта ситуация очень напоминает то, что произошло на Украине».

Но в Черногории не все считают, что это первоочередная задача власти. «Джуканович не намеревается просто взять и насильственно захватить святыни, чтобы передать т.н. Черногорской православной церкви», – уверен профессор Чворович. По его мнению, Закон – это рычаг давления на Черногорскую митрополию Сербской церкви, «чтобы довести её до состояния полной неуверенности - правовой и финансовой беззащитности и, в то же самое время, – до состояния зависимости от милости отдельных представителей государственной власти».


Острожский монастырь в Черногории. Фото – Bilko2

«Епархии Сербской церкви в Черногории будут формально лишены права собственности на самые важные храмы, самые большие святыни, так же, как и на самые большие источники дохода, так как Сербская Церковь будет в соответствии с Законом облагаться налогом. Кроме того, будут продолжаться преследования священников и монахов, которые не являются уроженцами Черногории», – заключает юрист.

И уже до принятия Закона из Черногории было выдворено в Сербию около пятидесяти служителей СПЦ.

Получится ли ликвидировать каноническую церковь?

Премьер-министр Черногории Душко Маркович после встречи с митрополитом Черногорским Амфилохием (сам факт которой вызвал недовольство Службы безопасности и вылился в инцидент в кулуарах парламента), раскрыл содержание той беседы: «Я спрашивал митрополита, неужели он действительно думает, что у государства не хватит сил остановить и разбить незаконную интервенцию на своей территории. У нас есть такая сила – можем это сделать за один день, за одну ночь».

Получится ли блицкриг?

Уже сейчас при каждом приходе организовываются силы самообороны. Поэтому всё это может вылиться в затяжное противостояние. «Это может произойти уже в самой ближайшей перспективе, когда власти Черногории попытаются отобрать любую церковь у Сербской Православной Церкви. Особенно, если это будет какая-то известная церковь. Например, Цетинский монастырь или монастырь Острог, – считает балкановед Олег Бондаренко. – В этом случае прихожане выйдут на защиту и будут стоять до конца. И никакая полиция просто так их не разгонит. А с учетом того, что это Балканы, и там очень много оружия у людей, они придут не с пустыми руками. Так что Джуканович открыл ящик Пандоры».

«Страна.ua»
.

Tags: порошенко, православие, сербия, украина
Subscribe

Recent Posts from This Journal

promo mgu68 16:07, thursday 111
Buy for 110 tokens
Жители ДНР и ЛНР просят о помощи, а русофобия не прекращается. Люди истощены, люди уже шестой год живут под массированными обстрелами, а их продолжают называть террористами. Люди НЕ ХОТЯТ возвращаться в тот ад, который называется современной Украиной, и смотреть, как внедряется…
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 3 comments