varjag2007su (varjag2007su) wrote,
varjag2007su
varjag2007su

Categories:

Открытое письмо главного редактора Интермонитора Евгения Ющука академику РАН Александру Чибилёву

Открытое письмо главного редактора Интермонитора Евгения Ющука академику РАН Александру Чибилёву



Открытое письмо главного редактора Интермонитора Евгения Ющука академику РАН Чибилёву Александру Александровичу, по проблеме Национальных парков и экономики регионов России, на примере «Денежкиного камня»

В конце 2019 года Интермонитор направлял письмо лично Академику РАН Александру Александровичу Чибилёву. Мы ознакомили академика Чибилёва с некоторыми моментами реального положения дел в заповеднике «Денежкин камень», о которых господин Чибилёв явно не был осведомлен. Мы просили уважаемого академика дать нам ответ, но так этого ответа не получили.

Зато на официальной странице Института степи УрО РАН, научным руководителем которого Академик РАН Александр Александрович Чибилёв является, мы увидели публикацию, которая написана явно с его подачи.

В этом материале, посвящённом переводу заповедника «Денежкин камень» в статус Национального парка, содержится следующий фрагмент, составляющий основной смысл документа:


«Сохранение заповедника имеет исключительно важное значение для зоны горнозаводского Урала в качестве ландшафтно-экологического противовеса горнопромышленным территориям Свердловской области. Развивать экологический и познавательный туризм на Урале нужно, но не за счет чудом уцелевших участков первозданной природы. Дальше отступать некуда. Если у Минприроды России и местной общественности есть претензии к работе заповедника, то это не означает, что его нужно уничтожить. Необходимо помочь дирекции заповедника в сохранении его ландшафтов в неприкосновенности».

Мы сделали из этого вывод, что, по-видимому, уважаемый академик Чибилёв предпочитает общение в виде открытых писем. Мы уважаем любой выбор господина Чибилева, поэтому также ответим в формате открытого письма.



Слева — академик РАН Александр Чибилёв (Фото Русского географического общества).
Справа — главный редактор издания Интермонитор Евгений Ющук (Фото ТАСС)

Итак.

Уважаемый Александр Александрович!


В тексте, размещенном с Вашей подачи, Институтом Степи УрО РАН, содержатся следующие основные тезисы:

1. Надо сохранять экологию и ландшафт на Урале

2. Нужно развивать на Урале экологический и познавательный туризм

3. Заповедник «Денежкин камень» — это кусочек уцелевшей природы, причем только чудо, по Вашему мнению, привело к тому, что этот кусочек природы уцелел.

4. К работе руководства заповедника претензии есть. Руководству надо помочь, причем помочь надо в сохранении ландшафтов, а не в развитии экологического туризма – и это единственный вариант, который Вы предложили.

Позвольте высказаться по всем этим пунктам, с фактами в руках. А потом очень хотелось бы увидеть Ваши ответы – причем не в духе французских утопистов, а конкретно, исполнимо и применительно к Северу Урала, а не в общем и целом.

В общем и целом, все «за всё хорошее и против всего плохого», однако надо ведь как-то и реальные проблемы людей в депрессивных регионах решать. И проблемы России, находящейся под санкциями и поэтому ограниченной в привлечении инвесторов – тоже.

Вы ведь, уважаемый Александр Александрович, знаете, что и Ваша заработная плата, и бюджет Вашего Института формируются из доходов страны. А значит, знаете, что их где-то надо получить. И, несомненно, Вы в курсе, что население Севера Урала не имеет, в отличие от Вас, гарантированных поступлений из бюджета на зарплатный счет – и надо как-то людям создавать рабочие места.

Теперь рассмотрим не абстрактно, а конкретно Ваши тезисы и попробуем вместе понять, как оптимально можно решить сложившуюся проблему.



Ваш тезис «Надо сохранять экологию и ландшафт на Урале»

Бесспорно, надо. Значит, как минимум по одному пункту наши с Вами позиции сходятся целиком и полностью.


Расходимся мы по реализации. Вы, насколько я понял, стоите на позиции: «Давайте оставим всё как есть, пусть оно само рассосётся»?


Однако позвольте рассказать Вам, как именно создавался заповедник «Денежкин камень».


До 1946 года там не было никакого заповедника, это была просто территория. С 1946 по 1961 год это был заповедник.
Когда в 1951 году Сталин сократил почти 90% заповедников (89%), если быть точным, – по сути за то, что они были на тот момент бесполезны для науки и практики, но средства потребляли, «Денежкин камень» в список сокращенных не попал.
Но, похоже, был где-то на границе этого списка, потому что в 1961 году его все же ликвидировали – уже при Хрущёве.
С 1961 по 1991 годы это было обыкновенное промысловое хозяйство. А теперь – крайне важный момент: гора «Денежкин камень» вошла в список всесоюзных туристических маршрутов.


Итак, 30 лет «Денежкин камень» был местом, так сказать, «намоленным» туристами. Два, если не три поколения советских людей выросли на нем и любят его именно в этом качестве.


Затем, в 1991 году, уже в России, на фоне полного бардака в управлении и отсутствии ясного плана развития страны, была протащена популистская мысль открыть еще заповедников. Мысль сама по себе верная, но попадающая в классическое противоречие географов и практики, ставшее поговоркой: «Гладко было на бумаге, но забыли про овраги».


Когда просто нарисовали на карте заповедник в обжитых местах, на любимых туристами за 30 лет маршрутах – чем думали? И думали ли вообще о людях, а не только о ландшафтах?


Вот, сегодня директор «Денежкиного камня» Квашнина годами толкает мысль: «Рядом есть гора, она такая же, но всего на 70 метров ниже – туда и идите». Прекрасно! Кто мешал сделать заповедник так, чтобы туристы карабкались туда, откуда им приятнее смотреть?
Практики заповедного дела сегодня и не скрывают, что делают экологические тропы для того, чтобы экотуристы не лезли в заповедники и Нацпарки за пределы этих троп. И это работает.


Но, предположим, некто настаивает, что надо закрыть «Денежкин камень» для туристов, гора, которая рядом и которая, по уверениям директора заповедника «Денежкин камень», точно такая же, просто совершенно несущественно ниже, не нравится, надо делать неприступным именно «Денежкин камень».


Предположим. Ну и как же Вы предлагаете обеспечить эти красивые декларации? Кантемировскую дивизию цепью выстроите? Так нет на это у Вас бюджета. Может быть, стеной, типа Китайской отгородите? Так и на это бюджета нет. Быть может, пограничные войска привлечёте – с контрольно - следовой полосой, заставами и так далее? Нет ведь.

В итоге, есть несколько инспекторов. На 78 тыс. га. Причем эти 78 тыс. га имеют бесконечное количество входов на территорию заповедника, что продиктовано как раз ландшафтом, в котором Вы отлично разбираетесь – а значит, и сами это понимаете.


Итог предсказуем: туристы на «Денежкин камен» как ходили – так и ходят. И будут ходить. Потому что, «охрана» этого кусочка природы, который Вы полагаете сохранившимся, осуществляется, в основном, табличками на деревьях.

Самое интересное, что это лично подтверждает сама директор заповедника «Денежкин камень» Анна Квашнина. И инспекторы по охране. Квашнина еще и умудрилась публично, по сути, посоветовать, как можно войти на территорию заповедника, не попавшись.


Вы можете послушать откровения директора заповедника и ее сотрудников на этот счет и лично убедиться, что та часть заповедника, которая была любима туристами, таковой и осталась, почему и представляет собой, по сути, проходной двор:




Как видите, руководитель заповедника и те, кто должен его охранять, по сути, подтверждают, что там проходной двор, а никакая не «нетронутая природа».

А заодно расписываются в своей неспособности эту часть заповедника защитить.


Между тем, решение данной проблемы есть – мы поговорим о нем ниже.


Ваш тезис «Нужно развивать на Урале экологический и познавательный туризм»

И снова мы с Вами сходимся в принципиальном понимании вопроса.


Однако у Вас абсолютно отсутствует (опять) такой критерий, как практическое воплощение этого тезиса.


Как развивать экологический и познавательный туризм – уже известно. У Вас прямо перед глазами, в родном для Вас Оренбуржье есть Оренбургский заповедник (объединенная дирекция), где уважаемая Рафиля Бакирова показала, как надо развивать экологический туризм.

Причем сделала она это вообще в заповеднике – что намного труднее, чем в Национальном парке, и поэтому требует высочайшей квалификации и предпринимательского мышления от управленца.


Принцип понятен и абсолютно логичен: территория заповедника затрагивается минимально (не более 5-10%, причем выбираются самые «вытоптанные» в прошлом участки), а остальная активность вынесена на прилегающие территории.


Практически так же сделано в Полистовском заповеднике и в ряде других успешных заповедниках, что позволяет сделать вывод о том, что это отработанная, устоявшаяся практика.


Однако управленцев такого уровня в стране немного. И руководитель «Денежкиного камня» к ним не относится – потому, что даже визуальное сравнение сайта (не говоря уже о местности) позволяет увидеть: руководитель «Денежкиного камня» , по сути, не развивает экологический туризм.

На сайтах Оренбургского и Полистовского заповедника кипит жизнь, в плане экологического туризма: там есть обозначенные маршруты, посещаемые людьми, на прилегающих территориях проводится множество мероприятий, ориентированных на привлечение людей, при этом ведется работа по популяризации бережного отношения к природе. И самое главное: во всём этом принимает активное участие заповедник.


В то же самое время на сайте «Денежкиного камня» царит уныние, полный запрет посещения территории и карты окрестностей, к которым разве что не дописали: «Уйдите куда-нибудь и не беспокойте нас».

Таким образом, руководитель «Денежкиного камня» проиграла в конкуренции тем, кто действительно развивает экологический (познавательный) туризм – и это видно невооруженным глазом.


Причем, учитывая, что Оренбургский заповедник – это пять территорий, расстояние между которыми почти тысяча километров, Губернатор Свердловской области предлагал административно присоединить «Денежкин камень» к Оренбургскому заповеднику – позволив тем самым распространить успешную практику Рафили Бакировой на «Денежкин камень».

Насколько я помню, вы тогда выступали против. Не удивлюсь, если, как и сейчас, Вы не потратили время, чтобы вникнуть в реалии «Денежкиного камня» и руководствовались абстракциями, да еще с подачи знакомого Вам руководства «Денежкиного камня», провалившего развитие экологического туризма.


В таком случае, уважаемый Александр Александрович, чего стоят Ваши уверения в необходимости развивать экологический туризм, если Вы первый и препятствуете его развитию, не давая его развивать тем, кто умеет и хочет это делать, и подкрепляя своим авторитетом бездействие тех, кто его развивать не хочет и не умеет?


В Североуральске люди продают квартиры и уезжают – потому что нет работы, а Вы своими действиями реально препятствуете развитию туристического кластера в Свердловской области (надеюсь, неосознанно).


Президент Путин, из рук которого Вы в 2019 году получили государственную награду, прямо говорит, что надо развивать государственно-частное партнерство в ООПТ – и на его основе выстраивать инфраструктуру экологического туризма. Но Вы видели, чтобы руководитель «Денежкиного камня» это делала? И не увидите? Потому что, она прямо выступала против развития туризма, это ее последовательная позиция:



Скан газеты "Наше слово", г. Североуральск. Директор "Денежкиного камня" Анна Квашнина заявила, что она будет препятствовать
туризму всеми силами. Что успешно и осуществляет на практике, вопреки требованиям Президента России, и несмотря на успешные примеры работы по развитию
экологического (познавательного ) туризма в других заповедниках



А муж-подчинённый директора «Денежкиного камня» Константин Возьмитель уже много лет последовательно, публично глумится над теми, кто развивает экотуризм:



Муж Анны Квашниной, много лет занимавший руководящие должности в «Денежкином камне», годами
публично насмехается над теми, кто развивает экологический туризм. Он отрицает само существование экологического туризма.
Стоит ли ждать от таких людей развития экологического (познавательного) туризма в принципе —
что бы ни требовал при этом Президент России?



Вы как себе представляете бизнес, который пойдет о чем-либо договариваться с людьми, нацеленными против развития экотуризма? Вы полагаете, что такой инвестиционный климат кого-то привлечёт?
Рафиля Бакирова – да, умеет это делать. И с ней будут делать совместные проекты. Анна Квашнина – нет.


Ну и как понимать Ваше воспрепятствование замене директора Квашниной на того, кто умет работать в современных условиях, уважаемый Александр Александрович?
Не важно, что решило Минприроды – в данном случае о Вашей позиции речь идет.


Самозарождения экологического туризма не бывает, его развивают люди. В «Денежкином камне» людей, способных развивать экологический туризм в статусе заповедника, на данный момент нет. Более того, экс- сотрудники «Денежкиного камня» в соцсетях пишут, что их останавливает опасение сесть в тюрьму, если они сделают экотуризм в заповеднике неправильно.



Ваш тезис: «Заповедник «Денежкин камень» — это кусочек уцелевшей природы, причем только чудо привело к тому, что этот кусочек природы уцелел»

Мы с Вами, уважаемый Александр Александрович, люди взрослые. Вам 70 лет, мне 53 года. Мы оба воспитывались в СССР и знаем, что если и говорить о чудесах – то уж точно не в Федеральных государственных бюджетных учреждениях.

Поэтому, давайте поговорим, что где сохранилось, почему это произошло – и отсюда выйдем на решение проблемы в практическом плане.


Выше я уже показал, что та часть территории заповедника «Денежкин камень», где был туристический маршрут всесоюзного значения, по-прежнему посещается туристами.

Люди идут, несмотря на угрозу штрафов – прекрасно понимая, впрочем, что эта угроза минимальна, т.к. инспекторов, получающих копейки из бюджета, попросту не хватит реально перекрыть доступ, с учетом ландшафта.


Чтобы Вам понятнее было, насколько незащищенной оказывается на самом деле территория заповедника – взгляните беседу в Ютубе с теми, кто на гору «Денежкин камень» заходил недавно. Обратите внимание: они на рейсовом автобусе приехали, пошли на гору, по подсказке местных жителей прямо с автобуса, сходили туда и невозбранно вернулись.



Скан из YouTube. Люди позвонили в заповедник, узнали, что легально невозможно зайти на его территорию — и пошли нелегально. Не просто пошли — приехали на рейсовом автобусе и отправились на ору Денежкин камень. Им помогли местные жители. Никаких проблем с проникновением в заповедник они не испытали и после похода спокойно уехали в Екатеринбург. Их опыт оказался востребован, т.к. интерес к посещению заповедника есть но из-а отсутствия легального способы это сделать, люди вынуждены становиться правонарушителями. При этом в кассу денег не поступает, заповедник вытаптывается. Однако развития экотуризма так и не происходит — поскольку директор «Денежкиного камня» и её муж в этом развитии не заинтересованы


С учетом откровений самого директора заповедника Квашниной, а также ее инспекторов, показанных выше, я думаю, разговор о «чудом сохранившейся природе» на этом участке можно заканчивать. Думаю, Вас попросту не информировали должным образом. Этот пробел я сейчас и исправляю.


Однако в заповеднике «Денежкин камень» действительно есть и территории, сохранившиеся нетронутыми. Давайте, вместе посмотрим, какое же «чудо» привело к этому, и как это «чудо» можно использовать дальше.


Территория, которая стоит нетронутой, является удаленной от обжитых мест, и самое главное: она таковой остается не благодаря усилиям директора заповедника, а благодаря именно удаленности, труднодоступности и отсутствию там чего-либо, чего нет значительно ближе к дорогам и населенным пунктам.
Сама директор «Денежкиного камня» Анна Квашнина открыто, публично сообщила, что территория там стоит нетронутой со времен Оледенения:




Поскольку Оледенение было значительно раньше не только 1991, но и 1946 года, думаю, вопрос о «чуде», как и о роли директора заповедника в сохранности этой части природы можно считать закрытым.


В таком случае, давайте все же говорить не о «чуде», а о реальности: как сделать, чтобы природа в нетронутой части и впредь оставалась нетронутой, а там, где «проходной двор», её можно было эффективно сохранять и защищать?

И тут мы переходим к вопросу Национального парка.

Напомню, что Федеральный закон прямо предусматривает то, что Вы отстаиваете: в Национальном парке предусмотрена полностью заповедная зона. Применительно к «Денежкиному камню», это та зона, что стоит нетронутой с времен Оледенения. Ее достаточно внести в статус такой зоны Нацпарка – и это гарантирует от строительства там коттеджей, заводов и прочей активности людей.


Сохранность природы в неприкосновенности в Национальных парках гарантирована Федеральным законом.
Причем это тот же самый закон, который гарантирует и неприкосновенность природы в заповедниках




Напомню также, что эти положения Закона и на практике применяются – что прямо следует из Доклада Минприроды об охране окружающей среды за 2018 год.



Отрывок из Из доклада Минприроды об охране окружающей среды, за 2018 год (скан с сайта Минприроды России).
Из этого документа видно, что сохранность природы в Национальных парках не только теоретически гарантирована
Федеральным Законом, но и обеспечивается на практике




Кроме этой, полностью закрытой для людей зоны, предусмотрена в Национальном парке и вторая зона – в которой природа также остается нетронутой, но при этом допускается экологический (познавательный) туризм.



На роль такой зоны просится та часть заповедника «Денежкин камень», которая сегодня массово посещается туристами. Только сегодня она посещается нелегально – а значит, бесконтрольно. Как говорит сама директор заповедника «Денежкин камень» Квашнина, туристы вытаптывают при этом заповедник.
А как говорит обсуждение в открытых источниках, основная часть этих туристов хотела бы попасть в заповедник легально и пошла бы в качестве экотуристов – он они лишены такой возможности в принципе.



Сохранность природы в этой, второй зоне, обеспечивается двум факторами: прекращением притока «диких» туристов за счет организации эффективной охраны, и организацией посещения территории Нацпарка по тропам, где допустимая нагрузка научно обоснована, и группа идет под контролем инструктора-гида.



Остаётся один вопрос: а откуда возьмутся средства на охрану и гидов, если в бюджете их нет?



На этот вопрос уже ответил Президент Путин: из государственно-частного партнерства. Для практической организации всего этого конкретно в «Денежкином камне», есть возможность обустроить третью – рекреационную – зону Национального парка за пределами Нацпарка.



Местные власти с радостью это сделают – им рабочие места и туристический кластер жизненно необходимы.



Успешный практический пример реализации такой концепции Нацпарка также есть – Национальный парк «Таганай».



Если всё перечисленное мною реализовать (что вполне возможно), то получится туристический кластер Свердловской области, ориентированный как на внутренний спрос, так и на экспорт туристических услуг. И связывающий Североуральск с Екатеринбургом в единое целое по этой линии (потому, что крупный аэропорт – в Екатеринбурге). И вот уже мы выходим на решение проблемы превращения депрессивного региона, из которого уезжают люди, в развивающийся.

А это уже развитие всей Свердловской области, а заодно и страны. К чему, собственно, и призывает Президент.



Открывать новые заповедники надо там, где нет населённых пунктов поблизости – что, в основном, и делается.
А такие заповедники, которые, по сути, становятся нелегальными Нацпарками, я считаю, надо делать как раз легальными Нацпарками – но сосредоточившись на том, чтобы зоны были прописаны правильно.
Это в итоге обеспечит реальную, а не фиктивную охрану природы.


Ваша же, уважаемый Александр Александрович, позиция пока что напоминает, к сожалению, декларации – красивые, но абстрактные и не ориентированные на практическое решение проблем реальных, живых людей, которые вынуждены уезжать из Североуральска.



И при этом, что еще более печально, Ваши декларации препятствуют, а не способствуют реальной охране природы в «Денежкином камне» — поскольку, как я показал выше, наладить охрану территории с такой историей и таким ландшафтом невозможно, без резкого увеличения бюджетного финансирования.



Если бы Вы могли в 90-е подсказать тем, кто рисовал границы заповедника, нарисовать их так, чтобы всесоюзный туристический маршрут туда не попадал – возможно, и не было бы сейчас всех этих проблем. Но Вы не подсказали, и никто не подсказал. Вот, теперь мы проблемы вынуждены все вместе решать.
Впрочем, и инструменты для их решения появились.




Ваш тезис: «К работе руководства заповедника претензии есть. Руководству надо помочь, причем помочь надо в сохранении ландшафтов, а не в развитии экологического туризма»


Уважаемый Александр Александрович, а как Вы себе представляете помощь руководству заповедника «Денежкин камень», которое не хочет и не может развивать экологический туризм, и при этом не в состоянии защитить реально территорию заповедника?



Президент сказал развивать экологический (познавательный) туризм, развивая государственно-частное партнерство. Но закон о государственно-частном партнёрстве существует с 2015 года, те, кто умеет и хочет работать, широко им пользуется.

Как Вы себе представляете помощь тем, кто не умеет и не хочет работать?



Ну вот, Губернатор Свердловской области предлагал реальную помощь: подчинить «Денежкин камень» тем, кто умеет реально работать – Оренбургскому заповеднику.
Кстати, при этом Губернатор прямо сказал, что потенциал экологического туризма в «Денежкином камне» не реализован.



Вы уважаемый Александр Александрович, выступили против. Просто выступили, ничего не предложив взамен, кстати.



Губернатор Свердловской области ранее уже пытался оказать помощь «Денежкиному камню» в развитии экологического туризма.
Помощь была отвергнута, но мер, которые бы значимо приблизили «Денежкин камень» к лучшим примерам развития экологического (познавательного) туризма,
на основе государственно-частного партнерства, руководство «Денежкиного камня» за год так и не приняло.



Ну вот, уже Общественное движение в Североуральске начало формироваться против того, что бездействие руководителя «Денежкиного камня» не дает развиваться муниципалитету.
Предлагают сделать Национальный парк, который позволит, согласно Федеральному закону, реально (а не табличками и самопиаром) защитить природу, и при этом даст рабочие места людям, а гражданам России и иностранным любителям экологического туризма – возможность приобщиться к природе России, восхищаться ею – не нанося ей вреда.
Плюс ко всему, за пределами Национального парка, как и в «Танагае», можно делать рекреационную зону, развивая обыкновенный туризм.
Расстояние между Екатеринбургом и Североуральском автоматически становится путём, который также приносит дополнительное финансирование, да еще по пути много интересного можно людям показывать.



Так Вы и тут против.



Кстати, помощь руководству «Денежкиного камня» предлагали и в легализации так называемой «экошколы», которая оказалась нелегальной, опасной и за которую директор «Денежкиного камня» получила Предостережение прокуратуры.
Департамент образования Североуральского ГО и Министерство образования Свердловской области предлагали госпоже Квашниной помощь в оформлении документов.
Так она по сей день, насколько мне известно, так и не оформила документов.
Ну и как ей помогать, если даже такую мелочь она сделать не в состоянии – причем при наличии предложения о помощи?

Кстати, в рекреационной зоне Национального парка вполне найдётся помещение и для экошколы – причем оформленное надлежащим образом. Просто потому, что те, кто умеет делать рекреационную зону, такие документы тоже оформят без труда.



Поясните, пожалуйста, уважаемый Александр Александрович, что мешает сделать то, о чем я написал? Почему предложение жителей Североуральска, испытывающие серьезнейшие финансовые проблемы, для Вас неприемлемо?

Быть может, у Вас есть более реалистичные предложения, как защитить природу «Денежкиного камня» реально, без увеличения бюджетного финансирования, и при этом жителей Североуральска обеспечить работой?

Тогда расскажите их, пожалуйста. Это важно и нужно.

С уважением,
Евгений Ющук,
Главный редактор издания Интермонитор

http://www.intermonitor.ru/otkrytoe-pismo-glavnogo-redaktora-intermonitora-evgeniya-yushhuka-akademiku-ran-chibilevu-aleksandru-aleksandrovichu-po-probleme-nacionalnyx-parkov-i-ekonomiki-regionov-rossii-na-primere-denezhkinog/
Tags: россия, экология
Subscribe

Recent Posts from This Journal

promo varjag2007su february 18, 2019 14:57 26
Buy for 100 tokens
Друзья и читатели моего блога! Вы все знаете, что все годы существования моего блога мой заработок не был связан с ЖЖ. Т.е. я не была связана и не имела никаких обязательств материального характера ни перед какими политическими силами и различными группами, кроме дружеских уз и благодарности…
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments