varjag2007su (varjag2007su) wrote,
varjag2007su
varjag2007su

Categories:

31 января день рождения "артиста авантюры" Бориса Савинкова



31 января  день рождения "артиста авантюры", организатора многих террористических актов, антисоветских заговоров и мятежей, небесталанного писателя - Бориса Савинкова.

"Александр Савинков покончил жизнь самоубийством в якутской ссылке. Борис Савинков растянул свое самоубийство на многие годы, став убийцей не только себя, но и втянутых им в террор юношей и девушек, а заодно и своего – пусть невеликого, но неподражаемо личностного литературного таланта. Он брезжит и в повестях «Конь бледный» (1909) и «Конь вороной» (1923), и в романе «То, чего не было» (1912–1913), и в жестких стихах, отмеченных модным русифицированным ницшеанством и полным отсутствием слезливой сентиментальности.

При этом Савинков с обожанием говорил о своем сентиментальном соратнике Янеке Каляеве (подпольная кличка – Поэт), с которым они в одно время с будущим правителем Польши Юзефом Пилсудским учились в варшавской гимназии.

«Каляев любил революцию так глубоко и нежно, как любят ее только те, кто отдает за нее жизнь. Но, прирожденный поэт, он любил искусство… Имена Брюсова, Бальмонта, Блока, чуждые тогда революционерам, были для него родными. Он не мог понять ни равнодушия к литературным исканиям, ни тем более отрицательного к ним отношения; для него они были революционерами в искусстве…

К террору он пришел своим, особенным, оригинальным путем и видел в нем не только наилучшую форму политической борьбы, но и моральную, может быть, религиозную жертву».

А вот как изображает Савинков террористку Дору Бриллиант: «Молчаливая, скромная и застенчивая Дора жила только одним – верой в террор. Любя революцию, мучаясь ее неудачами, признавая необходимость убийства <министра внутренних дел> Плеве, она вместе с тем боялась этого убийства… Эта дисгармония между сознанием и чувством глубоко женственной чертой ложилась на ее характер. Она редко смеялась и даже при смехе ее глаза оставались глубоко печальными. Террор для нее олитцетворял революцию, и весь мир был замкнут в боевой организации (БО)».

А это еще один террорист: «Сазонов был молод, здоров и силен. От его искрящихся глаз и румяных щек веяло силой жизни… Он своей жизнерадостностью только еще больше оттенял тихую грусть Доры Бриллиант… Смерть Плеве была необходима для России, революции, для торжества социализма. Перед этой необходимостью бледнели все моральные вопросы на тему «Не убий!».

Но когда от романтических описаний террористов Савинков переходит к описанию результатов террора, героический ореол исчезает. Всё становится уродливым, омерзительным, преступным, начиная с убийства царя-реформатора Александра Второго, отменившего многовековое крепостное право. А ведь на него до удавшегося убийства было семь покушений. Отблагодарили, нечего сказать.

Для эффекта покушения снабжались дешевым театральным реквизитом в виде мещанских поддевок, бутылочных сапог, извозчичьих армяков, униформ морских офицеров, страусовых перьев на женских шляпах. Конфетные коробки с динамитом перевязывались розовыми ленточками. А после взрыва бились и храпели лошади, запряженные в кареты с приговоренными Боевой организацией к смерти титулованными жертвами, чьи окровавленные клочья перемешивались с кусками только что еще живой плоти случайных прохожих.

Вот приводимое Савинковым описание последствий непроизвольного взрыва из обвинительного акта потомственной дворянке-террористке Беневской: «По всей спальне были усмотрены разбросанные как бы по радиусам и прилипшие к потолку и стенам, а больше всего к углу у окна сгустки крови, частицы мышц, сухожилий и костей». Продолжать? По-моему, не стоит.

Рачьи буркала Евно Азефа, глядящие с фотографий, не меньше прямых свидетельств разоблачают его как агента охранки. Но встает вопрос: за что же платили деньги осведомителю, если многие акции совершались именно при его участии? Всё объясняется просто – секретным полициям мира терроризм необходим, чтобы доказать властям собственную необходимость.

Читая воспоминания Савинкова, поражаешься: когда он только ухитрялся писать, если всё его время было забито подготовкой производства следующих трупов?

Он воспевал железную волю, перемалывающую с хрустом недостойные «революционного сверхчеловека» сомнения в своих действиях. На его лице мужественно поигрывали скулы под туго обтягивающей их свежевыбритой кожей с запахом офицерского одеколона, конечно же, выписанного из Парижа. Нравственность была подменена готовностью к убийствам. Подавление малейших проблесков жалости становилось из средства целью, относительно легко оправдывая политическое хамелеонство, цинично диктуемое необходимостью гибкой стратегии во взбаламученном месиве Гражданской войны и взаимотеррора – красного и белого.

В отличие от примирительного благородства Макса Волошина, который у себя дома в Коктебеле прятал белых от красных и красных от белых, Савинков всегда был готов убивать и тех, и других, будучи попеременно то с теми, то с другими. Инерция уничтожения оказалась для него непобедимей совести, впрочем, как и для многих, кого он уничтожал или к кому присоединялся. Он был воплощением невеселого умозаключения Волошина в поэме «Россия»: «Истории потребен сгусток воль. Партийная программа безразлична». Савинков мог смыкаться даже с монархистами, если это было тактически выгодно, и поддерживать большевиков, правда, из тюремной камеры, когда его заманили в СССР и здесь затеяли судебный процесс.

Он публично раскаялся и признал советскую власть. Первоначальный приговор к смертной казни был заменен 10-летним заключением. Ему и его возлюбленной Любови Дикгоф-Деренталь, выглядящей в роли Зои Монроз из «Гиперболоида инженера Гарина» звездой немого кино, предоставляли на Лубянке ковровые апартаменты для свиданий и, очевидно, его перевербовки – опыт легендарного террориста мог пригодиться для ЧК. Однако то ли он сам бросился в лестничный пролет, то ли его столкнули тюремщики".
                                                                                                                   Евгений Евтушенко

                                      
* * *
В горах оливковая роща,
У моря камень и песок.
И пламень ярче, вера проще,
Как прост обманчивый челнок.

В тени полуденной платана
Фонтана звонкая струя…
Незаживающая рана –
Душа погибшая моя.
1911

* * *
Электрические пятна
Ткут затейливый узор.
И стучит, гудит невнятно
В черном воздухе мотор.
Друг иль недруг? Или птица?
Или сторож? Или вор?
Спит безгласная столица…
Это птица, это птица…
Площадь – сцена, я – актер.
Я – актер. Ищу обмана
В исцеляющем вине,
Лгу и людям и себе,
Как любовник из романа.
Но моя смертельна рана…
Четок вражеский мотор…
Электрический узор
Чертит круг свой над столицей.
Это птица, это птица…
Площадь – сцена, я – актер…
Или нет мне исцеленья?
Или выпито вино?
В небе пляшет привиденье,

Тает мутное пятно.
Всё равно мне. Всё равно.
Я – актер. Я – наваждение.
Я в гробу уже давно
И не верю в воскресение.
1913
Савинков Борис Викторович
Конь бледный


Знаете, откуда  роги "ноги растут" у идеи "Балто-Черноморского Союза", выдвинутой сначала партийным крылом нацистского Азова" - свежесварганенной партией "Национальный корпус", а теперь сначала Парубием, а сейчас последователями?

Они вытащили с мусорника истории так называемой идею "Конференции союза черноморских стран", которая была предпринята в 1919 году во Львове сбежавшими, вернее изгнанными из своих стран "правительствами" УНР, Грузии, Азербайджана, прибалтов и примкнувших к ним "правительств" Кубани, Терека, Дона, а также организации Савинкова при желаемом участии Польши и Румыни

Вот любопытный документ из Львовского архива:



.

Tags: литература, личности, революция, россия, ссср, терроризм
Subscribe

Recent Posts from This Journal

promo varjag2007su february 18, 2019 14:57 10
Buy for 100 tokens
Друзья и читатели моего блога! Вы все знаете, что все годы существования моего блога мой заработок не был связан с ЖЖ. Т.е. я не была связана и не имела никаких обязательств материального характера ни перед какими политическими силами и различными группами, кроме дружеских уз и благодарности…
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 1 comment