?

Log in

No account? Create an account
varjag2007su (varjag2007su) wrote,
varjag2007su
varjag2007su

Categories:

Вокруг Булгакова: кто вы, полковник Турбин?




Легко заметить, что между романом «Белая гвардия» и пьесой «Дни Турбиных» существует различие в трактовке главного героя. В романе это автобиографический доктор Турбин, в то время как в пьесе — героически гибнущий полковник Турбин. Явно не автобиографический — Булгаков ведь выжил… Откуда же он появился?


Мы уже писали, что работа над пьесой заняла почти два года (с января 1925 по сентябрь 1926 года) и за это время было создано три основные редакции текста. Между редакциями состав персонажей менялся. Основные изменения произошли между первой и второй редакциями.

Первая редакция пьесы, подготовленная самим Булгаковым, была очень большой по объёму. Ставить её было нельзя — она просто не поместилась бы в один вечер.

Видимо именно момент объяснения сего прискорбного факта драматургу был зафиксирован самим же Булгаковым в «Театральном романе»:

«И вскоре ужас и отчаяние охватили меня, и показалось мне, что я построил домик и лишь только в него переехал, как рухнула крыша.
— Очень хорошо, — сказал Иван Васильевич (имеется в виду К.С. Станиславский — Авт.) по окончании чтения, — теперь вам надо начать работать над этим материалом.
Я хотел вскрикнуть:
"Как?!"
Но не вскрикнул».

В первой редакции сохранились персонажи, олицетворявшие оборону Киева от Петлюры — полковник Малышев и полковник Най-Турс.
Малышев, так же как и в романе, распускает дружину и спасается сам.

Най-Турс появляется в гимназии и гибнет в перестрелке с петлюровцами. Можно понять желание автора сохранить симпатичного ему персонажа, но сцена оказалась откровенно слабой — появление Най-Турса в гимназии никак не объяснено.

Доктор Турбин выполняет примерно ту же функцию, что и в романе — присутствует при всём этом и по случайности получает пулю (правда, линия Юлии Рейсс начисто отсутствует — кажется автор в ней разочаровался, а может две любовные линии показались ему слишком тяжеловесными).

Очевидно, что минимум один персонаж в этой троице был лишним. Автору надо было выбирать и выбор его был трудный.

Понятно, что доктор Турбин — это собственно сам наблюдатель-Булгаков. Он очень важен как одна из основ турбинского дома. Вместе с ним сохраняются столь важные моменты как болезнь и молитва Елены (по мнению многих булгаковедов непонимание роли этой молитвы в романе Татьяной Лаппа сыграло роковую роль в первом браке писателя и обусловило то, что роман был посвящён не ей).




Не менее значим и полковник Малышев, имевший исторический прототип, которым был, по мнению большинства исследователей, военный лётчик Алексей Малышев. В 1917 году он учился на курсах высшего пилотажа в Гатчине, а после революции вернулся в Киев, где жил накануне войны. В начале декабря 1918 года он стал командиром дружины бойскаутов, формировавшейся из кадетов и гимназистов и располагавшуюся в здании Александровской гимназии. По предположению Ярослава Тинченко именно в эту дружину в качестве военного врача был назначен Булгаков. Тут стоит отметить, что описанное им под названием «мортирного дивизиона» подразделение напоминает что угодно, но только не артиллерийскую часть — просто потому, что там нет артиллеристов. По мнению Тинченко, Малышев в реальности повел себя так, как это было описано в романе: предвидя катастрофу, он вовремя распустил дружину и скрылся сам, переодевшись в штатское. Из воспоминаний Татьяны Лаппа известно, что её муж вернулся с места формирования дружины в пролётке и сообщил, что всё кончено, не вдаваясь в подробности. В общем, у Булгакова были основания сохранить память об этом человеке.

Ну и, наконец, Най-Турс. Основным (но не единственным) прототипом этого персонажа был генерал граф Фёдор Келлер по прозвищу «Первая шашка империи». На момент киевских событий он уже был назначен командующим Северной белой армией, но не успел отъехать к месту назначения и принял бой в Киеве, некоторое время руководя обороной города. 14 декабря 1918 года уже отстранённый гетманом от командования Келлер собрал вокруг себя отряд в 30 офицеров и юнкеров и встретил наступавших на Крещатике петлюровцев, но, видя безнадёжность сопротивления, отступил со своим отрядом в Михайловский монастырь, где приказал подчинённым снять погоны и скрыться. Отвергнув помощь со стороны немецкого командования, он был захвачен в плен и расстрелян «при попытке к бегству». Тоже легендарная личность — просто так не отделаешься…

Попав в затруднительное положение Михаил Афанасьевич, сам ли, или наущением сотрудников МХТ, решил разрубить гордиев узел и элиминировал всех трёх. Что, разумеется, привело к радикальным изменениям во всей пьесе.

От доктора Турбина в новом персонаже осталось имя и положение в турбинском доме. Гибель полковника Турбина влечёт за собой существенную перестройку дома — теперь на первое место, в качестве хранительницы семейного очага, единолично выдвигается Елена. Соответственно, гипертрофированное значение приобретают её сердечные дела, за что пьесу справедливо, хотя, конечно, в совершенно недопустимых выражения, критиковал Анатолий Луначарский.

От Малышева и Най-Турса осталась организационная функция — создание и роспуск дружины.

От Най-Турса отдельно — бой с петлюровцами и героическая гибель. Причём тут тоже важный момент — в романе описано несколько смертей белогвардейцев и они, преимущественно, бессмысленные. Только Най-Турс занят делом — задерживает противника и тем даёт своим солдатам скрыться.

В пьесе смерть полковника Турбина — одна и она имеет особенное значение. Фактически, это жертвоприношение на алтарь белой идеи. Однако разные персонажи (и соавторы разных редакций пьесы, заметим), оценку этого жертвоприношения дают разную.

Студзинский (особенно ярко — в третьей редакции и фильме Басова) расценивает это жертвоприношение как обоснование дальнейшей борьбы.

Мышлаевский второй редакции — как обоснование прекращения борьбы. Вторая редакция вообще ближе всего к настроениям самого Булгакова, но эти настроения относятся ко времени написания романа и пьесы. Исторический Булгаков в 1918 году был, скорее, ближе к Студзинскому.

Ну а Мышлаевский третьей редакции и фильма поёт «и за Совет народных комиссаров, мы грянем громкое ура».


Tags: гражданская война, киев, литература, революция, россия
Subscribe

Recent Posts from This Journal

promo varjag2007su february 18, 2019 14:57 17
Buy for 100 tokens
Друзья и читатели моего блога! Вы все знаете, что все годы существования моего блога мой заработок не был связан с ЖЖ. Т.е. я не была связана и не имела никаких обязательств материального характера ни перед какими политическими силами и различными группами, кроме дружеских уз и благодарности…
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 1 comment