?
varjag2007su (varjag2007su) wrote,
varjag2007su
varjag2007su

Category:

29 февраля 1768 г. поляки подняли восстание, спровоцировавшее первый раздел Польши




В этот день в 1768 году в городке Бар на Подолье польские магнаты начали вооружённое выступление с целью сохранить привилегии для католиков, получившее наименование Барской конфедерации. Это движение вошло в основы польского национального мифа, повлияло на становление армии США, но самих поляков привело к плачевному для них результату


В соответствии с условиями «Вечного мира» между Московским царством и Польшей, подписанного весной 1686 года, правительство Речи Посполитой обязывалось прекратить национально-религиозное угнетение православного населения, проживающего в Польше.

Девятая статья договора гласила: «…его королевское величество церквам Божиим и епископиям…, в которых обреталося и ныне обретается употребление благочестивой грекороссийской веры и всем тамо живущим людям… никакого утеснения и к вере римской и к унии принуждения не велит и быти то не имеет, но по давным правам во всяких свободах и вольностях церковным будет блюсти».

Хотя эта статья так и не была ратифицирована польским Сеймом, уже 24 июня 1686 года в наказе полномочным послам Москвы «к польскому двору» говорилось, что те должны следить, чтобы «никакое в вере не имеет быть творено безправие и ко иной вере принуждение, наипаче будет имети всякую вольность той веры держась».

Россия была не единственной страной, которая защищала права людей, придерживавшихся отличной от католической веры в Польше (тут их именовали «диссидентами»). В вопросе защиты диссидентов Россия выступала вместе с Англией, Швецией и Голландией, которые оказывали поддержку своим протестантским единоверцам (большинство из которых проживало в Великом княжестве Литовском). Позднее к странам-гарантам веротерпимости присоединилась и Австрия.

При этом даже простая демонстрация намерений со стороны России защитить православных Речи Посполитой активизировала как сопротивление упорствующих, так и возвращение насильственно обращенных в унию. А появление минимальной надежды на улучшение своего положения провоцировало массовые обращения православных верующих Речи Посполитой к русским властям с просьбой защитить от преследований, которые, в свою очередь, рассматривались как легитимный повод для ввода войск.

Правда, иногда Россия не озабочивалась поводами для вмешательства во внутреннюю политику Польши — ведь это государство после многих лет гражданских войн, которыми были восстания Хмельницкого и других казацких лидеров, а также после шведских нашествий, слабело день ото дня.




К примеру, в 1733 году, когда польская шляхта провозгласила королём Станислава Лещинского, которого поддерживал его зять, король Франции Людовик XV, Россия просто ввела войска в Варшаву, и королём стал Август III, поддерживаемый императрицей Анной Иоанновной.

Однако к началу 1760-х Петербург опирался не столько на дряхлеющего короля, сколько на семью магнатов Чарторыйских, которые готовились после смерти монарха провести в Польше радикальные реформы.

В июле 1763-го, ещё при жизни Августа III, в Польшу по личному приказу императрицы Екатерины II вошли четыре полка российских войск во главе с графом Николаем Салтыковым, при этом одной из причин было названо лишение должностей православных подданных Речи Посполитой.

После смерти Августа III в октябре 1763-го посол России в Варшаве князь Николай Репнин получил из Санкт-Петербурга инструкции поддержать претензии на трон Станислава-Августа Понятовского, одного из любовников российской императрицы. Весной 1764 года Россия в этом вопросе заручилась поддержкой Пруссии: секретная статья русско-прусской конвенции от 11 апреля 1764 года предполагала прусскую военную помощь России в том случае, если какая-то европейская держава поддержала бы противника Понятовского.

Избранию Станислава Понятовского королём Польши пыталась помешать так называемая «гетманская партия» во главе с великим коронным гетманом Яном Клеменском Браницким. Эти магнаты видели на троне сына Августа III, и рассчитывали на поддержку Австрии и Франции. Однако в скоротечной гражданской войне собранные Чарторыйскими войска, при поддержке российских частей, одержали победу.

25 ноября 1764 года Станислав Понятовский был коронован в Варшаве. При этом была нарушена столетняя традиция проведения коронации в Кракове, за что новоизбранный король решил попросить прощения у покровителя Польши, Святого Станислава. Он учредил в 1765 году Орден Святого Станислава, который стал второй по значению, после Ордена Белого Орла, государственной наградой Польши, а позже был включён в наградную систему Российской империи.

С самого начала царствования Станислава-Августа Понятовского русский посол при польском дворе князь Репнин получил решающий голос в делах внутреннего управления Польшей. Станислав Понятовский начал политические реформы, направленные на ликвидацию системы так называемой «шляхетской демократии». В первую очередь речь шла об отмене liberum veto, позволявшего любому депутату Сейма наложить запрет на любое решение. Но особое сопротивление магнатов и шляхты вызвал проект закона, выдвинутый протестантской Пруссией и православной Россией, о предоставлении в Речи Посполитой полных политических прав всем диссидентам (то есть лицам некатолического вероисповедания).

Реформы были настолько революционными, что в 1766 году от них отказались даже одни из главных инициаторов — семья Чарторыйских. Это поставило Станислава Августа в состояние полного одиночества, он оказался под «попечительством» посланца Екатерины II, князя Репнина.

В 1767 году 20-тысячная русская армия вступили на территорию Речи Посполитой, и под её прикрытием 20 марта 1767 года Николай Репнин создал конфедерации (собрания шляхты), поддерживающие расширение прав диссидентов: Слуцкую для Великого княжества Литовского и Торуньскую для польских коронных земель.

В ответ на это католическая знать 23 июня создала в Радоме конфедерацию, направленную против Станислава Понятовского. Однако это также сыграло на руку Репнину, который оперативно взял «Радомскую конфедерацию» под контроль и использовал её как дополнительный инструмент давления на короля, чтобы заставить того выполнить волю Екатерины II.

Летом 1767 года состоялись выборы Сейма Польши, получившего название «Репнинский сейм». Главными целями его заседаний российское правительство видело признание России гарантом существования Речи Посполитой, а также принятие закона о равноправии всех её жителей, независимо от вероисповедания. Ближе ко дню открытия Сейма Репнин приказал русским войскам приблизиться к Варшаве.

«Репнинский сейм» начал работу в Варшаве 5 октября 1767 года. Русский посол рассчитывал быстро закончить собрание, заставив депутатов принять все решения. Однако эти планы были сорваны приездом представителя папы Римского Климента XIII, призвавшего не уступать требованиям России. Сейм начался с выступления противников России, многие польские магнаты продемонстрировали неуступчивость к требованиям Петербурга. И тогда Репнин пошёл на крайние и явно недипломатичные меры.

14 октября 1767 года русские солдаты выкрали несколько делегатов Сейма. Причём не только выступавшего против религиозных свобод диссидентов краковского епископа, но и лидеров де-факто пророссийской «Радомской конфедерации» (последние, к примеру, публично признавали русские войска в Польше «оказывающими помощь и действительно полезными народу»). Без решения суда всех их отправили в ссылку в Россию.

Только после этого Сейм принял все требуемые от него решения.

24 февраля 1768 года князь Николай Репнин от имени императрицы Екатерины II подписал с королём Польши Станиславом-Августом Понятовским и делегатами Сейма Речи Посполитой «Трактат о вечной дружбе», который де-факто превращал Польшу в протекторат Российской империи. 26 февраля «Репнинский сейм» принял закон «О кардинальных правах», который не только ограничивал «демократию шляхты», но и гарантировал права «диссидентам». В свою очередь, гарантом всех принятых решений была Россия и лично императрица Екатерина II.

Однако среди подписавших трактат 24 февраля и голосовавших за закон 26 февраля не было целого ряда влиятельных польских магнатов. Они к тому времени уже приняли решение начать вооружённую борьбу против короля Польши и поддерживавшей его России.

29 февраля в городке Бар на Подолье было провозглашено создание «Барской конфедерации» — объединения шляхты, которое формально ставило своей целью возвращение «вольностей».

Лидерами конфедерации были бывший руководитель «Радомской конфедерации», маршалок надворный коронный Ежи Август Мнишек, епископ каменецкий Адам Станислав Красинский, староста варецкий Юзеф Пулаский (его избрали формальным руководителем конфедерации), и трое его сыновей, среди которых наиболее активным был Казимир Пулаский. Духовником конфедератов был харизматичный священник-кармелит Марек Яндолович родом из Львова (вошёл в историю как «ксёндз Марек»).

Примечательно, что в декларации о провозглашении «Барской конфедерации» нет ни слова ни о России, ни о короле Польши — только о вере. Её первый пункт гласит: «Святую римскую католическую веру каждый обязан защищать своей жизнью и кровью». На знамёнах конфедерации были надписи «Господь Иисус распятый» и «Святая Матерь Божья», а её лозунгом были слова «Вера и свобода!»

Как это часто бывает, первыми свой меч конфедераты обрушили на безоружных — православное население и духовенство Речи Посполитой.

Этим немедленно воспользовалась Россия, к которой за помощью в противодействии бунтовщикам обратился король Польши Станислав Понятовский. Конечно, основные военные действия против войск «Барской конфедерации» вели регулярные русские и польские войска под командованием, соответственно, генералов Апраксина и Кречетникова и гетмана Франциска Браницкого — именно они взяли Бар уже 19 июня 1768-го.

Однако не менее болезненные удары конфедераты получили в ходе «Колиивщины» — восстания казаков и крестьян против поляков, формальным поводом к которому стали как раз репрессии против православных. Конечно, прямых доказательств того, что «Колиивщина» была инициирована Россией, нет, в конце концов, именно российские войска подавили это восстание, но вот пошло оно на пользу в первую очередь Российской империи.

«Барская конфедерация», которая получила достаточно сильную поддержку во всех регионах Речи Посполитой, фактически запустила процесс геополитического переформатирования как самого этого государства, так и всего региона.

Конфедераты с самого начала поддерживали тесные контакты с Турцией, и использовали «Колиивщину», в ходе которой восставшие заняли ряд находящихся под турецкой властью городов, для провоцирования конфликта между Османской и Российской империями.

Турция и Крымское ханство, польстившись на обещания «Барской конфедерации» (передать им Подолье и Волынь), а также на посулы поддерживавшей конфедератов Франции (направить на помощь подданным султана войска и флот), пришли на помощь конфедератам, и уже 6 октября 1768 года объявили войну России.

Однако русские (при активном участии запорожцев) наносили поражения как объединённым силам Оттоманской Порты и Крымского ханства, так и войскам конфедератов, которые со временем в значительной мере оказались под командованием французских офицеров.

Уже летом 1770 года большинство войск «Барской конфедерации» были выбиты с территории Польши и оказались на землях Венгрии. Именно там, в городе Прешов (ныне Словакия), конфедераты объявили о детронизации Станислава Понятовского.

3 ноября 1771 года на улице Медовой неподалёку от королевского замка в Варшаве отряд конфедератов во главе с Казимиром Пуласким атаковал королевскую карету, ранил в голову и похитил Станислава Понятовского. Но ему, согласно легенде, удалось вызвать в оном из похитителей раскаяние, и короля отпустили на свободу.

Эта акция привела к тому, что от конфедератов отвернулось большинство их европейских союзников — в первую очередь Франция (видимо, Людовик XVI чувствовал, что атака на короля добром ни для одного монарха не закончится). Попытку похищения законного короля осудили также Турция и Крымское ханство.

Окончательный разгром конфедератов состоялся в 1772 году — к тому времени Россия, Пруссия и Австрия уже более полугода вели переговоры о первом разделе Речи Посполитой.

Как писал позже польский историк и монархист Станислав Цат-Маркевич, весть о подготовке договора о разделе Польши дошла до конфедератов на Пасху 1772 года.

«Били тогда колокола, приглашая на пасхальную службу, и самые умные из конфедератов в этом звоне слышали: «Ваша, милостивых панов, в этом вина!» Большинство польских историков уверено, что именно «Барская конфедерация» подтолкнула Россию принять настойчивое предложение Пруссии о разделе Польши. Дело в том, что прусский король Фридрих II, забрав в 1744-м у Австрии большую часть Силезии, хотел компенсировать Вене эту потерю за счёт польских земель — Львова и Русского воеводства.

5 августа 1772 года в Санкт-Петербурге полномочные представители Пруссии, России и Австрии подписали трактат о разделе польских земель.

Однако военный разгром конфедератов фактически завершился несколькими месяцами ранее.

15 апреля 1772 года, когда русские войска под командой бригадира Александра Суворова после трехмесячной осады заняли королевский замок Вавель в Кракове (причём большинство гарнизона составляли французские наёмники). До этого Суворов нанёс конфедератам ещё одно серьёзное поражение — 23 мая 1771-го под Лянцкороной. Занятый на польском фронте, знаменитый русский полководец, только после разгрома Барской конфедерации, наконец, получил возможность поучаствовать в войне с турками.

Символическим же концом деятельности «Барской конфедерации» стала капитуляция 18 июля 1772 года защитников города Ченстохова, центра польского католицизма. При этом отдельные мелкие отряды конфедератов сопротивлялись русским и австрийским войскам ещё до ноября 1772-го.

В период максимального размаха деятельности в различных воинских подразделениях «Барской конфедерации» служили до 100 тысяч человек. Всего за четыре года этого вооружённого противостояния, которое фактически было гражданской войной с иностранным участием, прошло более 500 сражений и погибло более 60 тысяч польских солдат и офицеров с обеих сторон. 14 тысяч конфедератов были отправлены в ссылку вглубь России, многие были насильно призваны в ряды русской армии.

Как подчёркивают польские историки, главной причиной поражения «Барской конфедерации» стал раскол в польском обществе. Конфедератов поддерживали далеко не все, особенно после попытки похищения короля. По словам Адама Данильчика из Института истории Польской академии наук, конфедераты выступали за борьбу не только с русскими, они с самого начала хотели свергнуть с престола короля, и «Барская конфедерация», возможно, была больше направлена против короля Польши, чем против России.

В сознании поколений поляков «Барская конфедерация» оставила неизгладимый след, став национальным мифом.

Конфедераты были героями многочисленных литературных произведений, в частности, пера Адама Мицкевича и Юлиуша Словацкого, где они изображены как рыцари девы Марии, мученики за веру и свободу. Битвы времён конфедерации запечатлены на полотнах польских художников Юзефа Брандта, Артура Гроттера и Юлиуша Коссака. После 1990 года борьба конфедератов была увековечена на Могиле Неизвестного солдата в Варшаве, где на одной из табличек появилась надпись: «Барская Конфедерация: 29 февраля 1768 — 18 июля 1772».

Но самой большой чести удостоился один из лидеров конфедератов, за которым закрепился ярлык «убийцы короля» — Казимир Пулаский, после поражения конфедератов бежавший сначала в Турцию, а затем во Францию.

В конце 1775 года Пулаский встретился в Париже с Бенджамином Франклином и Сайласом Дином, которые уговорили его помочь американцам в их войне за независимость от Великобритании. Франклин дал Пуласкому рекомендательное письмо, в котором превозносил его известную на всю Европу отвагу при защите свободы своей страны. С этим письмом при финансовой помощи Дина поляк прибыл в июле 1777 года в Америку. Он присоединился к войскам Джорджа Вашингтона в качестве волонтёра незадолго до битвы при Брендивайне.

Пулаский, чей кавалерийский опыт произвёл хорошее впечатление на Вашингтона, был назначен бригадным генералом, командующим конницей. Кавалерия под его началом, которую вскоре стали называть «Легионом Пулаского», участвовала в сражении при Джермантауне в октябре 1777 года, однако была малоэффективной. Офицерам под командованием поляка было сложно понимать своего командира, так как он очень плохо владел английским. Кроме того, Пулаский отличался высокомерием, отказывался подчиняться кому-либо, кроме Джорджа Вашингтона и Конгресса, и постоянно не соглашался с другими генералами в вопросах тактики и дисциплины.

Пулаский даже собирался вернуться в Европу, но всё-таки решил помочь армии Соединённых Штатов на Юге. 9 октября 1779 года Пулаский повёл свой легион в наступление под городом Саванна в Джорджии. Эту атаку многие воспринимали как бесполезную и безрассудную, однако она помогла ослабить давление на силы союзников-французов. Во время атаки Пулаский был ранен и скончался через два дня.

Хотя Пулаский во время войны за независимость США потерпел больше поражений, чем одержал побед, заложенные им принципы организации кавалерии со временем привились в американской армии. Поскольку он был первым командующим конными частями армии США, его называют «Отцом американской кавалерии».

8 октября 2009-го Конгресс США принял резолюцию о присвоении Казимиру Пуласкому звания почетного гражданина США, которую 6 ноября того же года подписал президент Барак Обама. Пулаский стал одним из восьми людей, которым присвоено это звание, наряду с Уинстоном Черчиллем, Раулем Валленбергом и матерью Терезой, и единственным поляком среди них.






Tags: католицизм, польша, православие, россия, сша
Subscribe

Recent Posts from This Journal

promo varjag2007su february 18, 2019 14:57 10
Buy for 100 tokens
Друзья и читатели моего блога! Вы все знаете, что все годы существования моего блога мой заработок не был связан с ЖЖ. Т.е. я не была связана и не имела никаких обязательств материального характера ни перед какими политическими силами и различными группами, кроме дружеских уз и благодарности…
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments