varjag2007su (varjag2007su) wrote,
varjag2007su
varjag2007su

Categories:

Мятеж чехословацкого корпуса в России: начало


До конца весны 1918 г. гражданская война в России являлась не только явлением не повсеместным, окраинным, но и сами военные действия шли в основном вдоль железных дорог. Отсюда этот период часто упоминается как «период эшелонной войны». Безусловно, гражданская война уже успела проявить себя в виде массовых эксцессов, с большим количеством жертв с той и другой стороны, но выход на новый уровень ожесточенности происходит как раз летом 1918 г., когда уже можно говорить о массовом терроре. Причин ожесточения хода гражданской войны было множество, но одной из них стал вклад «внешних сил», в первую очередь войск чехословацкого корпуса. Военный потенциал корпуса смог резко изменить ситуацию в противостоянии сторон в гражданской войне в России.
Первоначально после Октябрьской революции 1917 г. корпус заявил о своем нейтралитете и подчинении французскому командованию. Хотя чехословацкие части и участвовали в осенних боях в Киеве против большевиков. В трагических январских киевских событиях 1918 г. корпус уже не был практически задействован. Отметим только краткое упоминание в воспоминаниях питерского рабочего Чеснокова о том, что на ст. Васильково, близко от ст. Круты, был лагерь с пленными чехами, мадьярами. Они, согласно ему, просили присоедениться к отряду идущему на Киев.

Также корпус не стал основой для отражения продвижению германских войск весной 1918 г. Исключением стал ожесточенный бой под Бахмачем 8−10 марта 1918 г. Отметим, что в ходе сражения проявится типичное для легионеров явление: они не брали немцев в плен, всех убивая. После этого прямых столкновений между германскими и чешскими частями не было. Скоро руководством корпуса и советским правительством было принято согласованное решение о перемещении чехословацким частей из Курска в Поволжье (Самару). Это рассматривалось как временное явление. В том же документе от 16 марта говорилось о перемещении позднее легионеров во Владивосток для отправки во Францию.

Вместе с тем, эвакуация сопровождалась не только многочисленными столкновениями местных властей и чешских солдат эвакуируемых эшелонов, но и столкновением между последними и двигавшимися в противоположную сторону австро-венгерскими пленными. Наиболее известный конфдикт такого рода произошел 14−17 мая в Челябинске. Ранение легионера Франтишека Духачека брошенной из венгерского эшелона чугунной ножкой от печки, привело к расправе над Иогано Маликом, которого чехи посчитали виновным в инценденте. Он был убит чередой штыковых ударов в грудь и шею. На следующий день последовал арест чешских солдат, а через день штурм легионерами тюрьмы с освобождением арестованных.

Неудачным решением в этих условиях оказалось указание Л. Д. Троцкого провести разоружение чехословацкого корпуса. Для этого не было необходимых военных сил и средств и это только накалило обстановку. Руководству корпуса это дало повод для выступления против советской власти. Очевидно, что стихийное недовольство легионеров своим положением, трудностями эвакуацией было им эффективно использовано.

Выступление чехословацкого корпуса не было случайным, фактически его подготовка велась уже несколько месяцев и предполагалось впоследствии. Летом 1918 г. должны были быть одновременные выступления корпуса, подпольных организаций Поволжья и Москвы. Все это вместе, с одновременным усилением интервенции на Севере России. Но произошло выступление в более ранний срок.

Именно эти действия 45-тысячного чехословацкого корпуса, состоящего из пленных солдат-славян австро-венгерской армии стали толчком к консолидации антибольшевистских сил летом 1918 г. на Востоке России. Относительная немногочисленность на первоначальном этапе чехословацкого корпуса (пензенская группировка 8 тыс. человек, челябинская — 8750), большая рассредоточенность, удаленность от родины, длительный плен — все это толкало войска корпуса к установлению режима жесткой диктатуры по финскому образцу.


Этому способствовала и слабость советской власти в данном регионе, в том числе малочисленность состава и боевая неподготовленность Красной Армии. Так, в семи губерниях Поволжья числилось всего 23 484 красноармейца, из них было вооружено 12 443, обучено военному делу 2405, а готовых к выступлению 2243, т. е. приблизительно каждый десятый. Способствовала сложному положению на юго-востоке страны и плохая обученность командного состава Красной армии, разбросанность ее воинских частей, отсутствие боевого опыта и прямое предательство в рядах военспецов. Бессилие частей Красной армии дополнялось бездействием местных советских органов власти, которые ничего не могли противопоставить натиску подразделений чехословацкого корпуса, поддерживаемого часто местным населением и контрреволюционными организациями.

С самого начала вооруженного выступления, захват городов и населенных пунктов сопровождался массовыми арестами советских работников и расстрелами солдат-интернационалистов. Постепенно уровень репрессий повысился, распостранившись на новые категории населеления. Войска чехословацкого корпуса, либо непосредственно участвовали в репрессиях, либо не препятствовали осуществлять эти действия своим союзникам по антибольшевистскому выступлению. Поэтому порою сложно было разделить эти репрессии на белодобровольческие или легионерские деяния. Тем более, что позднее многие смешанные по составу военные антибольшевистские части в Поволжье возглавлись именно чешскими командирами. Как справедливо в своей монографии, посвященной гражданской войне на Волге, указывал С. Посадский: «Смешанными отрядами командовали, за исключением Степанова, Махина и Каппеля, чехи, что признавалось нормальным, ибо чехи представляли собой «единственную реальную силу».

25 мая 1918 г. войсками чехословацкого корпуса был захвачен Новониколаевск (сейчас Новосибирск). В Доме революции было арестовано практически все советское руководство города, которое будет расстреляно спустя 10 дней — 4 июня. В этот день будут расстреляны председатель местной ЧК Ф. И. Горбань, замревтрибунала и зампредуездисполкома А. И. Петухов, член военотдела Новониколаевского горсовета Ф. С. Шмурыгин, секретарь горкома РСДРП (б), редактор газеты «Дело Революции» Ф. П. Серебренников, начштаба Красной гвардии, член исполкома Новониколаевского горсовета Д. М. Полковников. Когда родственники пришли забирать тела погибших для похорон, то выяснилось что тела «погибших при попытке к бегству» изуродованы штыковыми и сабельными ударами. Эти события подтверждают воспоминания С. А. Шварца: «4 июня в три часа нас вывели в ограду арестного дома. Пришел офицер с клочком бумажки и вызвал пятерых наших товарищей: Серебренникова, Петухова, Горбаня, Шмурыгина и Полковникова, а примерно минут через 15 скомандовал выходить и остальным. Повели нас по направлению к тюрьме, потом свернули на Ядринцевскую улицу, к военному городку. Конвоирующих было человек 100 — конные, пешие и на велосипедах. Когда мы спускали к речке Каменке, впереди послышались выстрелы и взрыв гранаты. Один из конвоирующих нас офицеров куда-то побежал, и по возвращении сообщил, что стреляли по убегающим. Вскоре мы узнали, что расстреляли наших товарищей — «пятерку». В военном городке нас посадили на гауптвахту, отобрали книги, табак, деньги. 22 сентября 1918 г. вывели ночью вторую пятерку. А. Клеппер, В. Шамшин. Их расстреляли, остальные сбежали». Писал Шварц и о гранате брошенной в камеру: заключенным повезло в том, что она отскочила от тюремной решетки… Об этом же эпизоде с брошенной гранатой вспоминал и меньшевик Спекторский. Об июньских расстрелах 5 членов исполкома упоминали и советские газеты того периода.

Организовавшая 4 июня похороны первой партии погибших Е. Б. Ковальчук (Репина), позднее в сентябре 1919 г. вместе с группой подпольщиков будет арестована чешской контрразведкой и спустя некоторое время расстреляна. В декабре 1919 г. колчаковцами будет расстрелян первый председатель Новониколаевского горсовета В. Р. Романов, арестованный в 1918 г. на станции Кан.


Это был лишь первый город занятый войсками чехословацкого корпуса после их конфликта с советской властью. Уже днем 26 мая подразделениями чехословацкого корпуса во главе с С. Н. Войцеховским был захвачен Челябинск. В городе произошли массовые аресты: челябинская тюрьма рассчитанная на 1000 мест оказалась переполнена. Все члены местного Совета были также арестованы и позднее расстреляны. Как и в предыдущем случае, основная расправа произошла спустя некоторое время. В репрессиях были задействованы, как чешские легионеры, так и позднее прибывший в город отряд оренбургских казаков, численностью около 300 человек. Характерно, что по архивному свидетельству очевидца событий, «казаки подходили и просили у охраны, чтобы им дали хотя бы одного большевика, затем чтобы с ним расправиться». Казни местных советских руководителей произошли примерно в те же сроки, что и в Новониколаевске. При этом совпало даже их количество: в обоих городах погибло по 5 человек. Схожи были обстоятельства их гибели. 3 июня 1918 г. по дороге в тюрьму у моста через реку Игуменку были зарублены Д. В. Колющенко, В. И. Могильников, П. Н. Тряскин, М. К. Болейко, Ш. И. Гозиосский. А председатель Челябинского совета Е. Л. Васенко, схваченный рядом с Кыштымом, был по возращении его в Челябинск задушен ночью в одиночном карцере прапорщиком Ругана. Известны и более поздние случаи расправ рядом с Челябинском. Так в июне был расстрелян участник троицкого отряда Балмысов, отправившийся на побывку на родину в станицу Уйскую, примерно в 124 км от Челябинска.

27 мая войсками чехословацкого корпуса под командованием временного командира седьмого Татранского полка капитана Э. Кадлеца велись бои под Мариинском. Несмотря на первоначальный захват города, бои за него с переменным успехом продолжались еще неделю. Все захваченные в боях члены интернационалистических отрядов, преимущественно венгры, легионерами беспощадно расстреливались. Так, 27 мая у Мариановки после неудачной попытки коломзинского и омского отряда разоружить чехов, был разбит советский интернациональный отряд. После боя чехи расстреляли всех раненных и пленных немцев, мадьяр и латышей из советского отряда. Их приканчивали штыками, разбивали головы прикладами. Это была общая практика поведения солдат и офицеров корпуса в период всей гражданской войны в России. Подобные случаи фиксировались многократно. «Во время боя в плен их обычно не брали, а все же попавших в плен после допроса часто расстреливали, по выражению самих чехов, «направляли в земельный комитет». Фактически чехословацкий корпус участвовал в двух гражданских войнах: в большой против большевиков, и в малой — против венгров и немецев, к которым отношение было еще хуже.

28 мая войсками чехословацкого корпуса был произведен захват третьего крупного населенного пункта — Нижнеудинска. В ходе боев в городе погибли и были расстреляны в момент его захвата около 100 человек, в т. ч. военный комиссар и председатель ревтрибунала В. А. Какоулин, сдавшийся после ожесточенной перестрелки, под угрозой сжечь дом, где находилась его семья. Был также арестован почти весь состав Нижнеудинского Совета: Д. А. Кашик, Р. Я. Шнеерсон, П. В. Лабеев, А. С. Горенский, А. Г. Страус, Н. Ф. Яманов, К. М. Петрашкевич, Лебедев и многие другие. В течение 20 дней они находились в заключении, где подверглись неоднократным пыткам. Утром 18 июня они были расстреляны за городом.

28 мая 1918 г. войсками чехословацкого корпуса был взят под контроль Миасс. Очевидец этих событий Александр Кузнецов описывал их так: «28 мая на ст. Миасс прибыли чехословаки. После двухчасового боя части РККА отступили. Взятых в плен в бою рабочих напилочного завода Яунзема и Бродиса чехи увели в лес и убили. Повешен попавший в плен Горелов Федор Яковлевич (17 лет), он казнен взводом чехов за грубость обращения с конвоем, грозил отомстить за убитых в бою товарищей». Арестованные за сочувствие к советской власти жители Миасского завода быстро познакомились с «особыми методами дознания», которые использовал унтер-офицер Петрожилка, назначенный смотрителем арестных помещений. Согласно воспоминаниям бывшего солдата чехословацкого корпуса Н. Врхлицкого, «поручик [командир очевидца], обращаясь к русским офицерам, показал на застреленных большевиков и сказал: «Вот так и мы, и вы должны расправляться с этими мерзавцами».


Неудачная попытка красных отрядов отбить город 1 июня окончилась новыми расстрелами захваченных ранее в плен сторонников советской власти. Помимо упомянутых лиц белочехи расстреляли председателя исполкома совета рабочих депутатов Н. Свиридова, Гермака, В. Петровского. На станции Миасс после пыток зарубили А. Винокурова, П. Гарина, Е. Елоримова и Т. Елоримова, П. Желнина, А. Сабурова. Были убиты председатель ревкома Н. Романенко и председатель Совета солдатских депутатов Н. Горелов. Погибли в бою, а также попали в плен и были расстреляны В. Балдин, К. Лейман, Н. Демин, В. Жебрун и Н. Жебрун, В. Озолинь, П. Печенкин, И. Силкин, С. Спрогис, А. Унгур, М. Червяков и другие члены красногвардейского отряда. Среди расстрелянных значилось и большинство из Социалистического союза рабочей молодежи «III Интернационал», созданного в городе в 1918 г. по инициативе Василия Ганибесова (известный в будущем писатель был арестован и освобожден уже красными войсками).

«Случай «переворота» в зав. Миасса детонировал и в ст. Кундравинскую, где почва к этому уже давно созрела и нужно было только решиться на это дело. Здесь не требовалось каких-либо усилий, чтобы расправиться с местными большевиками, ибо их было немного. Эти совдепщики были быстро арестованы, понеся соответствующую кару, а на место их пришли люди с патриотическим, национальным порывом, с стремлением вести решительную борьбу с красным засильем», — констатировал участник событий с белой стороны.

29 мая 1918 г. войсками чехословацкого корпуса под командованием поручика Й. И. Швеца была взята Пенза. Сразу же после захвата Пензы (в тот же день) была издана и разослана всем частям чехословацкого корпуса директива Временного исполнительного комитета легионеров. Учитывая ее значение для карательной практики подробно ее рассмотрим:

«Во вступительной части документа говорилось, что «со всеми австро-немецкими пленными, которые против нас каким-либо образом вы ступят, мы поступим жестоко: все будут расстреляны». Дальше в инструкции следовало

«I. Русские пленные: пленных русских перед отъездом нашего последнего эшелона отпустить, взяв обязательство, что против нас впредь не будут бороться.

II. Немцы и венгры:

а) тех, которые выступили против нас в бою с оружием в руках, — расстрелять.

б) тех, которые в бою против нас не выступали, отпустить за исключением нескольких, которые будут использованы для информационных целей и для агитации среди военнопленных.

III. Чехи:

а) которые не были в чешской армии:

1. сдавшихся без борьбы отпустить как русских пленных, а если они проявят желание вступить в наше войско — не препятствовать этому.


2. с теми, которые участвовали в бою, поступить как с немцами и венграми (пункт ІІ-а).

б) которые были в чешской армии:

1. сдавшихся без сопротивления при смягчающих обстоятельствах предать эшелонному суду, по возможности тому, к которому относится их бывшая часть.

2. захваченных силой предать эшелонному суду, как братоубийц».

Издание этой директивы резко изменила карательную практику чехословацкого корпуса, увеличив градус репрессий. С ее издания репрессии теперь распостранялись на более широкий круг категорий населения. Если до этого расстрельная практика легионеров преимущественно затрагивала после боевых действий военных-интернационалистов, то теперь она распостранялась и на советских работников, членов партии большевиков и т. д.

Впервые эта директива была применена в Пензе, но оказала она свое влияние и на судьбу арестованных в ранее захваченных городах: Новониколаевске, Челябинске, Миасе и т. д. Не случайны поэтому указанные выше случаи расстрелов в этих городах уже спустя неделю или 10 дней после их захвата. Июньские репрессии в этих городах в значительной степени определялись пензенской директивой.
Полностью

Tags: гражданская война, революция, троцкий, чехословакия
Subscribe

Recent Posts from This Journal

promo mgu68 октябрь 14, 09:34 18
Buy for 110 tokens
Начну с главного: нужна срочная помощь психологу Борису Петухову, который занимается психореабилитацией детей Донбасса. Времени катастрофически мало. Пост создан близким другом семьи психолога, преподавателя и правозащитника Елены Алекперовой mgu68 и ее мужа, доктора наук, психолога,…
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 3 comments