varjag2007su (varjag2007su) wrote,
varjag2007su
varjag2007su

Categories:

Разгром ОУН-УПА. 1944-1945 гг. ч.3


Борьба советских органов государственной безопасности с организацией украинских националистов.
1944 – 1945 гг.
Разгром. ч.3


части 1, 2.

Авторы nazar_rus, i_grappa, novoross_73



Отдельно необходимо кратко охарактеризовать структуры ОУН-УПА на Западной Украине. Сразу же следует указать, что рассуждения о том, что украинские националисты приняли решение организовывать собственную армию в 1943 г. не имеют под собой никаких оснований. Работа по созданию вооруженных структур, на основе которых будет развернута «украинская армия» бандеровцами началась еще задолго до Войны. В мае 1940 г. она была оформлена в конкретный программный документ, где подробнейшим образом регламентировалось организация будущей армии и порядок действий по ее созданию для функционеров на местах – т.н. «Генеральный план». Именно этого плана бандеровцы будут придерживаться в дальнейшем при формировании УПА.

Но в 1941 г. процесс был приостановлен. Связано это было с арестом видных функционеров ОУН, с одной стороны. С другой, руководящую верхушку ОУН устраивал имеющийся статус-кво – организация широко представлена в органах местной власти, отношение с оккупационными властями – более чем дружеское (даже руководство сидит в концлагере не на общих основаниях, а в элитном блоке), оуновцы служат в добровольческих военных формированиях и полицейских частях, идет успешное наступление на «советы», и победа немцев вроде как не за горами.

Однако к концу 1942 г. ситуация изменилась кардинальным образом – после провала взятия Москвы и «Блицгрига», а также окружения крупной немецкой группировки войск под Сталинградом, победа Германии в Войне становилась все более и боле призрачной. Кроме того, в связи с поражениями кампании 1941-42 гг. еще более ужесточилась оккупационная политика на Западной Украине (до этого она была мягче, чем в восточных и центральных областях). Это, естественно, вызывало резкое сопротивление гражданского населения. Помимо этого, на территорию оккупированных западных областей, выполняя задачи по разрушению немецкого тыла, стали проникать советские партизанские отряды и соединения. Для ОУН нависла нешуточная угроза полностью потерять контроль над ситуацией на Западной Украине и лишиться базы собственного движения.

Первыми угрозу осознали руководители оуновских структур на местах, в частности, краевой проводник ОУН на северо-западных территориях Д. Клячкивский («Охрим», «Клим Савур»). Он воспринял угрозу серьезно и стал форсировать организацию собственных вооруженных отрядов. В частности, уже в начале февраля 1943 г. им был назначен специальный представитель провода (В. Ивахив), которому поручалось на основе боевой группы «Дубового» (И. Литвинчук) развернуть формирование вооруженных партизанских отрядов.

О мотивах, заставивших бандеровцев резко интенсифицировать развертывание вооруженных структур, откровенно указывается в письме одного из руководителей Службы безопасности (СБ) ОУН на северо-западных землях В. Макара. Макар указывал, что повстанческие акции оуновцы должны были начать, и эти акции не опережали события, а уже запоздали, поскольку территория выходила из под контроля («вырывалась из рук»), в связи с ужесточением оккупационной политики («немчура начала уничтожать села») началось стихийное сопротивление оккупантам и «начались множиться атаманчики», наконец, советские партизаны начали выходить на территорию Западной Украины («красная партизанка начала заливать территорию»).

Интересно, что во внутреннем документе ОУН «К внутреннему положению», датированным концом 1943 г указывалось:

«…Вредоносность действий красной партизанки находится в следующем: 1) Провоцирует немцев к выступлению против украинского народа…»

То есть, в данном случае следует понимать, что оуновцы «выступлениями» против немцев последних, по-видимому, провоцировать не боялись и не собирались.

Далее:
«…2) Уничтожает сознательный украинский элемент;
3) Является единственным фактором, который ведет коммунистическую работу на украинских землях и через это вводит дезориентацию среди части населения (промосковское движение);
4) Своими действиями старается парализовать освободительное движение украинского народа…».


То есть, как и указывалось выше, оуновское руководство испугалось за свое влияние в крае, которое начало резко падать из-за «непротивления» националистов немцам.

17-20 февраля 1943 г. на Львовщине прошла III конференция ОУН. Решения конференции по военным вопросам не сохранилось, однако, весьма вероятно, что именно на ней были определены задачи по активизации создания собственной армии. Интересно, что на этой конференции большинством голосов под нажимом Д. Клячкивского и военного референта провода ОУН Р.Шухевича (будущего преемника Клячкивского на посту «главнокомандующего» УПА) было определено, что вооруженная борьба должна быть направленной в первую очередь не против немцев, а против красных партизан и поляков.

Первые отряды начали разворачиваться, прежде всего, на Волыни под руководством Клячкивского – Клима Савура. После 20 марта 1943 г. в связи с тайным приказом руководства ОУН «в леса» начали уходить полицейские подразделения, сформированные из украинских националистов.

Интересно, что само название УПА было «позаимствовано» бандеровцами у «полевого командира» и руководителя «Полесской Сечи» «Тараса Бульбы» (Боровца), как очень «популярное» на Полесье. Бандеровские военные формирования разгромили штаб Т. Бульбы и силой включили его подразделения в состав своей «армии». И только на том основании, что Боровец отказался признать «верховенство» бандеровцев и их исключительное право «бороться за независимость» Украины.

Функционеры ОУН старались, прежде всего, наладить жесткое подчинение структур УПА оуновским структурам. Даже современные украинские историки признают, что эта армия действовала под «…непосредственным политическим руководством бандеровского провода и была в его руках важным инструментом … для достижения собственных политических целей…». Однако то, что эта армия фактически была «партийной армией» – признать не желают.

Начатый III конференцией ОУН процесс формирования армии набирал обороты. На протяжении марта – апреля прошло объединение военных структур ОУН и полицейских подразделений, составивших костяк будущей армии. На 1 мая уже существовало центральное управление во главе с В. Иваховым («Сом»), после его гибели непосредственное руководство УПА берет на себя сам Клячкивский-Савур.
Штаб УПА состоял из оперативного, организационно-мобилизационного, разведывательного, хозяйственного, учебного, пропагандистского и политического отделов. Все высшие должности в штабе занимали функционеры ОУН Бандеры.

В мае-августе 1943 г. произошло организационное оформление территориальных структур УПА. Сначала все отряды на территории Ровенщины были сведены в первую группу (т.н. «Северная группа») под командованием уже упоминавшегося Дубового. На юге Ровенщины на базе отрядов Энея (П. Олийнык) разворачивалась «Южная группа». На северо-западе Волыни организовывалась группа «Озеро», которое в будущем возглавил Рудой (Ю. Стельмащук).

В середине августа прошла первая реорганизация УПА на территориальной основе. Северо-западная группа была привязана к военному округу (ВО) «Туров» с дислокацией в районе Луцк – Горохов – Володимир-Волынский – Камень-Каширский – Ковель, отдельные группы оперировали до Бреста. Северная группа – ВО «Заграва» дислоцировалась в районе Сарны – Костополь, отдельные группы оперировали до Пинска. Южная группа – ВО «Эней» (позже – «Богун») оперировала на юге Ровенщины и севере Тернопольщины с базой в Кременецких лесах. Несколько позже в юго-восточной части Ровенщины на границе с Житомирской области была организована немногочисленная Восточная группа – ВО «Верещаки» (позже «Тютюннык») под командованием Ф. Воробця («Верещака»)
Кстати, именно территориальность будет как будущим положительным моментом в организации – убитые боевики пополнялись за счет местного населения, что позволяло отчасти восстановить боеспособность разгромленных формирований, так и отрицательным – формирования были жестко привязаны к определенному району, что ограничивало их маневренность (поскольку местные боевики не желали уходить далеко от своих домов) и обуславливало успешность операций по блокированию и прочесыванию.

Параллельно с военными структурами, создавались и тыловые в виде надрайонов и районов, которые возглавлялись комендантами, обязанными обеспечивать организационную связь УПА с территориальными структурами ОУН. На основе этих тыловых структур разворачивались отряды «самообороны», которые служили кадровым резервом УПА.

Наибольшей тактической единицей УПА был курень батальонного состава (500-700 чел.) в составе трех-четырех сотен. Сотни подразделялись на три стрелковых взвода («чоты») и один пулеметный взвод. В состав чоты входило три отделения («рой») по 8-10 человек. Курени объединялись в отряды или бригады. Однако такое было не часто и характерно для Волыни. Да и само понятие «бригада» было чисто номинальным. Скорее всего, в этом случае негативную роль играла все та же территориальность, когда повстанцы и командиры отказывались служить с «чужаками» и подчиняться чужим командирам. Помимо этого отмечается непостоянство численного состава подразделений, а также формирование сводных боевых единиц переменного состава – отделов и подотделов.

После августовского III чрезвычайного Великого сбора ОУН (1943 г.) было решено включить в состав УПА вооруженные формирования на Галичине – т.н. Украинскую народную самооборону, созданную июле-августе 1943 г. (УНС). После включения в начале 1944 г. УПА на Волыни и в Полесье было объединено в УПА-Север, а на базе УНС развернута УПА-Запад. Первой командовал Д. Клячкивский-Савур («майор Омелян Крымский»), а второй – В. Сидор («Ростислав Вышитый»).
УПА-Запад первоначально состояла из шести ВО – «Башта», «Буг», «Лисоня», «Говерла», «Макивка» и «Закерзонье» (Польша), позднее их количество сократили до четырех. В пределах ВО формировались тактические подразделения («видтинки»), которым подчинялись курени и отделы.
Помимо этого, оуновцы пытались развернуть структуры УПА-Юг и УПА-Восток.

Однако эти попытки провалились, прежде всего, из-за отсутствия поддержки местного населения. Поэтому встречающиеся упоминания об УПА-Юг на самом деле относятся к отдельным отрядам ВО «Богун» УПА-Север и ВО «Лисоня» УПА-Запад, которые рейдировали на территории Каменец-Подольской, Винницкой и южной части Житомирской области, периодически заходя в Киевскую область. УПА-Восток же идентифицируется с ВО «Тютюннык» УПА-Север, подразделения которой рейдировали на севере Житомирской области, периодически также заходя в Киевскую область. Южнее и восточнее этих территорий, ни о каких подразделениях УПА речи быть не может, а можно говорить исключительно о террористической и подпольной деятельности боевых групп ОУН, крайне немногочисленных и быстро разгромленных.

Оуновцы пытались привлечь в УПА не только украинцев, но и представителей других национальностей, особенно военных специалистов из окруженцев и военнопленных. Хотя в УПА и существовали национальные отделы, однако, в целом эта попытка также провалилась. Использовались в основном мобилизованные, отношение к ним было очень настороженное, особенно со стороны службы безопасности ОУН. И небезосновательно, поскольку даже украинские историки не спорят с тем, что большая часть представителей других национальностей пришла в УПА с целью воевать против немцев и была убеждена, что вступают в отряды, действующие совместно с советскими партизанами. С началом освобождения Западной Украины большинство представителей других национальностей перешли в отряды советских партизан. Кстати, интересно, что на 1944 г среди украинской части рядового и командного состава УПА 60% составляли выходцы из Галичины, 30% – Украинского Полесья (полещуки) и 10% – жителей Приднепровья, а в социальном плане подавляющая часть была из представителей сельской местности.
Руководство УПА в 1943 разработало систему внутренних оперативных документов, в частности, Дисциплинарный устав и Боевой устав пехоты, Инструкцию по разведывательной и контрразведывательной службе. На страницах оуновских сборников регулярно печатались материалы по военной тематике.

27 августа в УПА были введены ранги и воинские звания. Так все военнослужащие именовались казаками и делились на казаков-стрельцов, подстаршин и старшин. Устанавливались подстаршинские, старшинские и генеральские ранги и степени. Офицерский состав делился на: хорунжий, поручик, сотник, майор, подполковник, полковник, генерал-хорунжий, генерал-поручик, генерал-полковник и даже (sic!) маршал. Правда, даже «сам» «главнокомандующий» УПА Тарас Чупрынка (Р. Шухевич) выше генерал-хорунжего «не дослужился».

Помимо этого устанавливались боевые награды – Бронзовый, Серебряный (два класса) и Золотой (два класса) кресты за Боевые заслуги. Также пытались ввести военную униформу, однако эта затея провалилась и имеет место только в современных «исторических» фильмах украинских режиссеров и на «парадах» «ветеранов» УПА.

Всего через УПА по данным украинских историков за период конца 1942 г. (официально на Украине датой образования УПА считается 14 октября 1942 г. – праздник Покрова) до сентября 1949 г, когда УПА «самоликвидировалась», прошло свыше 100 тыс. человек. А наибольшей численности она достигала в начале 1944 г – 25-30 тыс. человек.

Этими же историками делается абсолютно правильный вывод, что УПА не имела никакой возможности воевать, если бы она не опиралась на разветвленную систему глубоко законспирированной сетки ОУН. Таким образом, совершенно справедливо советские источники ставили знак равенства между ОУН и УПА и приводили в документах и исследованиях эти формирования через дефис. УПА, несмотря на все заверения современных «исследователей», на самом деле является партийной, «карманной» армией ОУН, наподобие «Охранных отрядов» СС, не достигших уровня Ваффен-СС, а вернее широко разросшейся террористической организацией при бандеровских подпольных структурах.

В связи с разгромом части воинских формирований во второй половине 1944 г. произошло организационное изменение структуры УПА. В УПА-Запад выделялось четыре ВО – «Буг», «Лисоня», «Говерла», «Маковка» и «Сан», в каждом из которых были территориальные подразделения-видтинки. В подразделениях оперировали 3-5 куреней. Однако следует отметить, что численность личного состава куреней не соответствовала в большинстве случаев заявленному тактическому подразделению. То есть, «на бумаге» – это был курень, а фактически – одна полная сотня и несколько сотен, зачастую численностью, не превышающих «чоту». То есть «курень» в большинстве случаев был несколькими разбросанными по территории взводами-чотами, оперировавшими каждый на своей территории и номинально подчинявшихся командиру, вокруг которого концентрировалось самое крупное подразделение. По настоящему крупных тактических единиц было немного. В сентябре 1944 г. в состав УПА-Запад также влились остатки разгромленного и расформированного подразделения УПА-Запад-Карпаты во главе с А.Луцким («Богун»).

Осенью 1944 г., в связи с большими потерями, руководство УПА также было вынуждено переформировавать группу УПА-Север. Областные округа и ВО ликвидировались, вместо них организовывалось генеральные округа, в частности, № 1 «Завыйхост» и № 2 «Тютюннык». Эта реорганизация четко маркирует начавшуюся агонию партизанского движения и переход подполья на террористиско-диверсионную структуру. При этом, в округе боевые подразделения сводились в «соединения», состоявшие из «бригад» по 3-4 отряда. С учетом того, что отряд не являлся четко определенной структурой, можно сделать вывод, что достаточно крупные тактические подразделения в крае были выбиты, и руководству УПА приходилось в срочном порядке организовывать в единую структуру разрозненные небольшие боевые группы повстанцев.

Зимой 1944-45 г. произошло новое укрупнение – генеральные округа реорганизовывались в Северо-Западный край «Хмельницкий» и восточный край с четырьмя ВО в каждом. В округах создавались новые военные структуры – отделы особого назначения. Кроме этого были сохранены структуры на базе надрайонов. То есть фактически завершилась реорганизация, ориентированная на подпольно-диверсионную, а не войсковую деятельность.

Перестройка боевых действий УПА на основе новых тактических приемов началась той же осенью 1944 года. Так 15 ноября вышла новая инструкция ОУН, согласно которой войсковые подразделения должны были подчиняться не только командованию УПА, но и местным проводникам ОУН. Отряды реорганизовывались до боле мелких тактических единиц с целью повышения их маневренности и перехода от регулярно-войсковых операций к партизанско-диверсионным. Это также свидетельствует о том, что украинская «партизанка» выдыхалась. В частности, 18.11.1944 руководитель штаба ВО «Заграва», объединенного с ВО «Туров» в своем приказе требовал увеличить численность отрядов и личного состава, а также чтобы каждый отдел хотя бы дважды в месяц рейдировал по закрепленному району и ежемесячно проводилась хотя бы одна наступательная операция. При этом в каждой «бригаде» рекомендовалось создать «спецбоевку» численность 15-30 боевиков, которые бы под видом советских групп выполняли диверсионно-террористические функции.

В конце нужно привести цитату из книги современных украинских историков, красочно характеризующую ситуацию: «…решение о переходе …от т.н. «регулярно-войсковых форм» боевых действий к повстанческо-партизанской тактике красноречиво говорило о крахе надежд руководящих кругов освободительного движения на превращение УПА в регулярную армию. Официально это было признано позднее, но промедление в этом важном вопросе имело негативные последствия для УПА…».

В общем, продолжались кровавые игры в «полковников» и «генерал-хорунжих», пропагандистские заверения о борьбе «армии непокоренных», но фактически, к концу 1944 года УПА как военная структура была разгромлена, а ее остатки были реорганизованы в боевые группы бандеровской организации, развернувшие кровавый террор, прежде всего против мирного населения. И для разгрома террористических групп потребовались уже совсем другие тактические схемы и методы работы.
Tags: оун, спецслужбы, ссср
Subscribe

Recent Posts from This Journal

promo varjag2007su february 18, 2019 14:57 26
Buy for 100 tokens
Друзья и читатели моего блога! Вы все знаете, что все годы существования моего блога мой заработок не был связан с ЖЖ. Т.е. я не была связана и не имела никаких обязательств материального характера ни перед какими политическими силами и различными группами, кроме дружеских уз и благодарности…
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments