varjag2007su (varjag2007su) wrote,
varjag2007su
varjag2007su

Categories:

«КИДАУ». ОПЫТ АНТИСОЦИАЛЬНОГО ЭКСПЕРИМЕНТА


В развитие темы о том, как российские кинематографисты пытали и истязали украинских сирот чтобы показать пытки в СССР.

В Париже презентовали арт-проект «Дау», который представляет собой своеобразный постмодернистский микс художественного фильма, видеоклипов и реалити-шоу. Его автор, российский режиссер Илья Хржановский, задумал когда-то снять фильм о советском нобелевском лауреате Льве Ландау, а точнее – картину о его личной жизни, основанную на интимных дневниках жены знаменитого теоретика квантовой механики и физики твердого тела. Однако в процессе творческого осмысления материала Хржановский полностью изменил эту концепцию, и в результате «Дау» оказался чем-то вроде затянувшегося на годы перформанса, который воспроизводил жизнь «закрытого» научного института, типичного для эпохи сталинского СССР. По замыслу режиссера, он должен был стать чем-то вроде действующей модели проклятой эры «совка» – в том гротескно-кошмарном виде, каким представляет себе это время современное поколение постсоветских интеллигентов.

Согласно сообщениям СМИ, бюджет этого специфического проекта может составлять около десяти миллионов долларов, а его донором называют российского бизнесмена Сергея Адоньева – главного спонсора «Новой газеты», который был арестован в девяностых годах по обвинению в мошеннических коммерческих сделках. Впрочем, его реальная стоимость по-прежнему неясна. «Помимо российских денег в проект вложены шведские, немецкие, французские, украинские финансы. Но во сколько раз к сегодняшнему моменту вырос бюджет, неизвестно», – сообщают об этом в обширной рецензии, опубликованной на сайте film.ru.

Съемки фильма проходили в Харькове – то ли ради экономии, то ли в силу того, что режиссер не мог реализовать свои передовые замыслы на территории дремучей авторитарной России.Илья Хржановский нанял здесь массовку из местных жителей, которые стали основными участниками его своеобразного антисоциального эксперимента – а также пригласил поучаствовать в нем жителей из других городов бывшего СССР. Все эти люди проводили большую часть времени на территории «института», от нескольких месяцев до нескольких лет – в тех условиях, которые, по мнению автора, соответствовали типичным бытовым условиям жизни в советском обществе. Бурные события Евромайдана не помешали творческому процессу – тем более, что режиссер подписал пламенное воззвание в его поддержку. «Институт» продолжал работу, а все происходящее в нем исправно снимали видеокамеры. И эти 700 часов экранного времени стали основой для презентованного в Париже проекта «Дау».



По словам режиссера, в съемках были задействованы более трехсот актеров. Среди них оказался отбывающий сейчас срок российский нацист Тесак, а также известные украинские политики и журналисты – Михаил Добкин, Нестор Шуфрич, Михаил Бродский и Дмитрий Гордон, сыгравшие в фильме представителей советских партийных элит. Однако большинство участников проекта составляли самых обыкновенные граждане, разной биографии и разных занятий. В их числе оказались изображавшие физиков аутисты и даже местные проститутки. Согласно сюжету фильма, одну из них жестоко насилует бутылкой сотрудник НКВД. И то, что эта сцена не была постановкой, вызвало шок у многих кинокритиков и зрителей на премьерном показе «Дау».

Впрочем, проект буквально сочится скандальными сценами с жестоким насилием – причем, многие из них были сняты на реальной натуре в закрытых помещениях «института». Вполне естественно, это стало поводом для обвинений в адрес режиссера картины. Правозащитники заявляют о том, что он за копейки эксплуатировал людей, которые были готовы ради заработка практически на все – пили, дрались и занимались перед телекамерами публичным сексом. А активистки фемдвижения вполне резонно напоминают, что натуралистичные сцены изнасилования женщин не имеют ничего общего ни с элементарной человечностью, ни с искусством.

Судя по всему, харассмент вообще являлся частью творческого процесса в понимании режиссера проекта «Дау». «Если перед режиссером сидела красивая девушка, разговор мог быстро перетечь в более фривольную плоскость: сбивая официоз матом, Хржановский интересовался тем, насколько соискательницы склонны к риску и экспериментам, выяснял их взгляды на однополый секс и на секс с незнакомцами, спрашивал, когда они потеряли девственность и есть ли у них молодой человек. Многие расценивали это как замаскированную попытку соблазнения и не знали, как себя вести», – рассказывает об этом на film.ru журналист Артем Заяц.

Все это изощренное унижение над обитателями «сталинской шарашки» имело под собой чисто материальные основания. «В принципе, это было использование того, что Харьков в нищете, там нет работы» – откровенно говорили журналисту бывшие участники «Дау». «Увольнение специалистов кино действительно происходило пачками, причем с неприятным киданием на деньги за уже сделанную работу. Если бы не всеобщий кризис и безработица, в Харькове, например, было бы трудно найти людей, согласившихся работать в картине. Доносы и стукачество были в почете. Проявлялись низменные чувства человека» – вспоминал бутафор Олег Сильвестров. «Я помню, как девочки из реквизита плакали в коридоре, когда им сначала зарплату, на которую они ехали, снизили на треть, а потом выдали на руки 200 долларов. А они отказывали себе во всем, работали по 20 часов в сутки, в кафе ели пустую гречку. С образованием и опытом работы. Так поступать с людьми просто непорядочно», – рассказывали еще одна участница эксперимента Ильи Хржановского, который даже получил у обманутых актеров ироническое название «Кидау».

«Нормальный фашист. Вполне себе в лучших традициях отработал – беременные, изнасилованные, попавшие в дурку и просто кинутые на бабки», – достаточно емко подытожил результат тринадцатилетних трудов режиссера емкий комментарий Дарьи Голощаповой.

Для чего все это было нужно – помимо распила безразмерных спонсорских средств? Что хотел сказать в этом случае художник – режиссер Хржановский, который тринадцать лет снимал свой фильм «Дау», превратив его в разросшийся проект, который одновременно демонстрируется сейчас в двух парижских театрах и Национальном центре искусства и культуры Жоржа Помпиду? Ответ прост и даже банален. Побывавшие на презентации фильма критики рассказывают, что интерьеры художественного пространства были оформлены в стиле типичного советского китча – с багровыми портьерами, портретами Сталина, Ленина и привезенной из Харькова мебелью то ли тридцатых, то ли пятидесятых годов. Больше того, зрителей кормили в буфете «советской» едой – борщом, черным хлебом и чаем, подавая все в это в железных мисках и кружках. А также поили неизбывной водкой a la russe, отправляя справлять нужду в деревянные туалеты. Как справедливо заметил один из критиков, подобный карикатурный образ «совка» успешно продавался в Европе еще с начала 90-х годов – и в этом смысле «новаторский» фильм Хржановского ничем не отличается от чернушных антисоветских комедий, которые регулярно выходили на экран со времен перестройки.

Таким образом, несмотря на все свои постмодернистские изыски, экспериментаторский пафос и претензии на новаторство, проект «Дау» оказался по факту еще одной творческой фантазией на тему ужасов советского тоталитаризма – которая позволила освоить рекордные для постсоветских кинопроектов бюджеты. При этом, нас убеждают, что он в деталях восстанавливает действительность бывшего СССР. А это значит, что европейские зрители должны поверить в реальность снятого в Харькове трэша, который представляется у Хржановского обыденной жизнью обитателей Страны Советов – глобального концлагеря, который символизирует собой смоделированный в Харькове «институт».

Впрочем, это не помогло сбить с толку западных критиков. Многие из них поняли, что подсовывают им под видом передового искусства, и достаточно откровенно рассказали об этом в своих рецензиях.

«Высокомерие и дилетантство. Проект «Дау», поддержаный театрами Шатле и-де ля Вилль, а также центром Помпиду, проект, который должен был погрузить посетителей в атмосферу сталинского прошлого, провалился… Если нам нужна была очередная демонстрация самодовольства элит, мэр Парижа Анн Идальго и ее подручные нам ее показали. Что касается искусства, придется подождать следующего раза», – пишет об этом Le Figaro.

«После всего потраченного времени, всех поучаствовавших в проекте звезд и всех денег, выброшенных на его создание, никто, кажется, даже не позволяет себе предположить, что получившиеся фильмы – дерьмо, что от всего проекта несет дурным вкусом», – иронизирует газета Liberation.

«Хржановский превратил одних людей в собственные запуганные тени, а других – в эксгибиционистов, показав, что в искусственно созданных условиях города-ГУЛАГа у каждого из нас есть возможность стать одними или вторыми. Говоря иначе, он построил для себя государство рабов – а потом построил для нас смотровую площадку. Не нужно смотреть все 700 отснятых часов кинопленки, чтобы знать: он гордится и тем, и другим», – констатирует The Telegraph, где очень проницательно ухватили реальное содержание эксперимента российского режиссера.

О чем говорит нам в итоге его отвратительный и бесчеловечный опыт? В первую очередь, о том, что спустя 27 лет после крушения давно канувшего в Лету «совка» архаичный антисоветский тренд по-прежнему доминирует в постсоветском кинематографе. И в нем все более выразительно проступают признаки и черты фашизма, который услужливо эстетизирует политическую повестку буржуазии – согласно перефразированному определению Вальтера Беньямина.



Общеизвестно, что львиная доля снятых в Украине картин посвящена обличению коммунистического прошлого – причем их авторы также стараются изобразить «красную эпоху» в виде сплошного кошмара, максимально гиперболизируя антикоммунистическую мифологию украинского национализма. «Основная причина войны в том, что мы еще продолжаем жить со шлейфом Советского Союза. Несмотря на то, что поменяли паспорта, люди остались все теми же советскими гражданами. И мы будем еще очень долго избавляться от этого шлейфа», – заявил недавно об этом режиссер Сергей Лозница, представляя свой фильм «Донбасс», который очень похож на «Дау» своим расчеловечивающим китчем, краснознаменно-тоталитарной эстетикой и утрированными изображениями «совков».

Кроме того, проект Ильи Хржановского во многом перекликается со скандальной российской картиной «Праздник», соперничая с ней в дилетантстве и пошлости отснятого продукта. Этот новый фильм российского режиссера Алексея Красовского в глумливо-комичном тоне разоблачает «советский миф» о жизни блокадного Ленинграда, изображая жирующих на фоне голодных смертей партийцев. Многие представители российской общественности свято убеждены, что он раскрывает правду, которую так долго скрывали от народа по указке Кремля. И можно сказать, что «блокадная квартира» Красовского в миниатюре воспроизводит фейковый мир «сталинского института» проекта «Дау» – показывая советскую жизнь в виде китча, с вымышленными фактами о нашем тоталитарном прошлом.

Конечно, это тождество образов и сюжетов далеко не случайно. Оно свидетельствует о том, что постсоветская интеллигенция по-прежнему продолжает свой крестовый поход против коммунизма, который находит поддержку влиятельных представителей элиты и удобно вписывается в логику новой холодной войны. Но правда искусства и правда истории состоит совершенно в другом – и «Дау» подтвердил это против воли своего автора. Если представленное в фильме изнасилование бутылкой является страшной антисоветской сказкой, то современный режиссер Хржановский воплощает ее в реальность, купив за деньги согласившуюся на это женщину. Построенный им концлагерь для нищих наемных работников был создан здесь и сейчас – на территории государства, которое гордо именует себя страной достоинства и свободы. А происходившее за его стенами – эксплуатация, насилие, унижение и обман – в конечном счете, воспроизводит все то, с чем постоянно сталкиваются в наши дни жители Украины, России или одевшейся в желтые жилеты Европы.

Таким образом, проект «Дау» является кривым зеркалом, которое должно показать зрителю жизнь «совка» – но на самом деле демонстрирует бесчеловечную, фашизированную реальность, созданную на руинах рухнувшего советского общества. И напоминает, что все мы являемся жертвами антисоциального эксперимента капитализма.

Андрей Манчук


Tags: антикоммунизм, кино, либерализм, фашизм
Subscribe

Recent Posts from This Journal

promo varjag2007su february 18, 2019 14:57 26
Buy for 100 tokens
Друзья и читатели моего блога! Вы все знаете, что все годы существования моего блога мой заработок не был связан с ЖЖ. Т.е. я не была связана и не имела никаких обязательств материального характера ни перед какими политическими силами и различными группами, кроме дружеских уз и благодарности…
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments