varjag2007su (varjag2007su) wrote,
varjag2007su
varjag2007su

Categories:

С освободительной миссией

Зафронтовые группы НКГБ УССР в странах Восточной Европы

Интересы обеспечения стратегического наступления Красной Армии обусловили весной 1944 г. постановку задачи 28 опергруппам 4-го Управления НКГБ УССР – передислоцироваться на запад для разведывательно-подрывной работы в тылу противника, содействовать наступающим войскам, оказать помощь в развертывании партизанско-подпольного движения народов Восточной Европы и Балкан.

В освобожденном украинском селе. 1944 г.

Всего в октябре 1943 – мае 1945 гг. НКГБ УССР  вывел за рубеж 53 опергруппы  (780 квалифицированных кадровых сотрудников и агентов с опытом партизанских действий), 759 агентов-одиночек. На территории Польши, Словакии, Чехии за счет местных патриотических сил эти формирования разрослись до 4000 участников. Отдельные группы действовали и в Румынии, Венгрии, Болгарии, Австрии 1.

«Малая война» в Восточной Европе

Так, одна из участниц восстания в Словакии в 1944 г., опергруппа 4-го Управления НКГБ УССР «Ракета» М.Осипова («Морского», бывшего командира отряда в партизанском соединении им. Берия), с 13 человек выросла до партизанского отряда в 700 бойцов (из числа перешедших на ее сторону чехов,  венгров), провела 16 боев, 20 засад, диверсионные акции, уничтожив 26 эшелонов, 17 мостов, 600 врагов.

В октябре 1944 г. партизанский отряд, созданный на базе опергруппы «Охотники» Николая Прокопюка, совместно с чехами и словаками в течение двух суток помогал войскам удерживать стратегический перевал Бескид до подхода основных сил 4-го Украинского фронта.

Еще в июне 1944 г. начальник УШПД генерал-лейтенант Тимофей Строкач утвердил план организационных и оперативных мероприятий по повышению эффективности оказания партизанами Украины помощи партизанскому движению Чехословакии, Венгрии, Румынии  и Польши с целью дестабилизации рокадных коммуникаций противника (железнодорожных, шоссейных и речных по Дунаю), а также срыва вывоза промышленного оборудования и стратегического сырья в Германию.

Планировалось создать организационно-диверсионные отряды по 25 человек каждый, укомплектованные опытными,  обстрелянными  партизанами, а также (на 40-50%) – представителями народов стран Восточной Европы из числа курсантов Школы особого назначения (ШОН) УШПД (12 групп – для Чехословакии, 17 – в Румынию, 7 в Венгрию) 2. Значительные силы (до 2000 партизан) передавались Польскому штабу партизанского движения 3.

Существенное значение для подъема специальной деятельности зарубежных антифашистов (немало из них сражались в составе спецгрупп  4-го Управления) приобрела подготовка (с мая 1944 г.) в ШОН УШПД организаторов партизанских групп из числа иностранцев. В общей сложности до ноября 1944 г. в школу поступило 930 иностранцев (представителей народов Восточной Европы, Югославии, а также украинцев Закарпатья), и к этому сроку выпустилось 764 специалиста «малой войны». Основой обучения по профилю «минер-диверсант» являлась 4-недельная программа на 240 учебных часов. Особое внимание уделяли двусторонним учениям в условиях, приближенных к боевым, минно-подрывной, огневой и топографической подготовке, азам спецпропаганды, изучению реального боевого опыта партизан. Как отмечалось в документах, «выпущенный школой состав способен самостоятельно обучать минно-подрывному делу людей для диверсионной работы в тылу противника, формировать и руководить операциями групп и отрядов по организации диверсий на коммуникациях и в промышленности» 4.

Обычно численность опергрупп, выводимых за рубеж, составляла 8-12 человек. Командирами, их заместителями по разведывательно-диверсионной (разведывательной) работе, начальниками штабов назначали, как правило, действующих сотрудников госбезопасности (в т.ч. – самого 4-го Управления) или же бывших чекистов, армейских офицеров (бежавших из плена), прошедших школу  специальной деятельности в партизанских рядах. В группу включали 1-2 и более агентов-радистов, опытных или окончивших спецшколы подрывников, 1-2 медиков, рядовых разведчиков и бойцов. В целом основную массу участников групп составляли агенты НКВД-НКГБ. Исходя из заданий, группу усиливали агентами из числа народов Восточной Европы или граждан СССР соответствующей национальности. Многим группам разрешалось пополнить состав (до 80-100 человек) за счет партизан, местных патриотов, бежавших военнопленных, завербованных лиц 5.

По сравнению с начальным периодом войны значительно улучшилась специальная подготовка и качественный подбор отправлявшихся за линию фронта разведчиков-диверсантов. Судя по документам, например, из 13 участников ДРГ «Нитра» 4-го отдела УНКГБ по Ровенской области все имели опыт действий в партизанских отрядах, командир Анатолий СапрановКареев») служил начальником штаба партизанского соединения, пятеро разведчиков были членами партии. Перед выброской бойцы изучили такие темы, как «подрывное имущество и классификация взрывчатых веществ»; подготовка зарядов и взрывов; изготовление и применение мин (электромагнитных, электрохимических, противотанковых и противопехотных), термитных кеглей; новая отечественная подрывная техника; парашютное дело и топография.

Специальный разведывательно-диверсионный отряд имени Щорса 4-го Управления НКГБ УССР (до 80 опытных бойцов, предназначенных для вывода в район Братислава–Брно–Вена в начале 1945 г.) командиром имел начальника Владимира Мацнева (бывшего командира партизанского отряда имени Калинина), его заместители ранее служили командирами разведрот партизанских отрядов или имели опыт агентурной разведки. Отряд при Ровенском УНКГБ в хороших бытовых условиях изучал подрывное и стрелковое дело, топографию, средства связи, тактику, «чекистские дисциплины», рукопашный бой («САМОЗ», будущее самбо), проходил строевую и политическую подготовку.

Серьезное оперативно-боевое значение имело участие спецгрупп из Украины в Словацком восстании 1944 г. Усилившись за счет бежавших военнопленных соотечественников и словацких патриотов, они вели диверсионную работу, информировали советское командование о ходе боев, пресекали мародерство отдельных стихийных партизанских групп.

Обеспечивая соборность Украины

Помимо активных боевых и диверсионных действий, зафронтовые формирования НКГБ УССР добыли значительный объем стратегической и важной военно-политической информации. С территории Восточной Европы они направили 167 серьезных информационных сводок, из которых – 50% в интересах Центра, 32% – для действующей армии, 13% сообщений содержали ценные политические сведения, а также несколько десятков сводок контрразведывательного характера.

Более того, отдельные спецформирования и агенты-одиночки как раз и специализировались на добывании политической информации. Группа «Висла», например, сосредоточилась на  сборе сведений о польском националистическом движении, стремившемся восстановить Польшу в границах 1939 г., подготовила доклады об Армии Краевой-НСЗ, Батальонах хлопских, политических партиях Польши. Ее квалифицированный источник «Реймонт» провел «большую разведывательную работу» по изучению партийно-политического спектра Польши.  

Для оценки внешнеполитических факторов, имевших существенное значение для построения отношений с военно-политическими силами и эмиграционными правительствами Восточной Европы, текущего планирования оперативных мероприятий, полезной была информация спецгрупп НКГБ (лето 1944 г.) о директивах «лондонского» правительства Польши Армии Краевой относительно мобилизации в вооруженные формирования мужчин-поляков 1895–1926 гг. рождения для поднятия вооруженного восстания и обеспечения контроля над территориями, принадлежавшими «Второй  Речи Посполитой» до 1939 г.,  накануне прихода советских войск. При этом польское националистическое подполье «оружие обильно получает из Англии» 6.

Агент «Кунцевич» добыл сведения о вооруженных формированиях «народовцев», подчинявшихся правому крылу партии национальных демократов («эндеков») и осуществлявших нападения и теракты против участников союзных СССР Армии Людовой, Батальонов хлопских (убивали даже детей политических оппонентов). Отдельные формирования «народовцев» (командиров «Кмитеца», «Жбыка» и  других) активно сотрудничают с немецкими спецслужбами, получая от них оружие. Более того, по предложению гестапо отряды «Жбыка» в начале 1945 г. вступили во взаимодействие с вооруженным подпольем ОУН (С.Бандеры) в районе Кракова для совместной борьбы с советскими партизанами 7.

В целом проблема откровенно враждебной по отношению к СССР деятельности польских националистических кругов обоснованно входила в круг приоритетов разведдеятельности 4-го Управления. О потенциальной опасности планов АК свидетельствует хотя бы информация упомянутой выше львовской резидентуры «Восточные» в 4-е Управление НКГБ СССР. Командование Армии Краевой, докладывали разведчики, ведет мобилизациию всего польского боеспособного населения Львова для захвата города при отступлении немцев, готовит вооруженные отряды. После установления контроля над городом английское радио должно оповестить об этом «сложившемся положении». С мая 1944 г. АК распространяла угрозы украинскому населению центра Галиции, требуя под угрозой расстрела покинуть город. Для дальнейшего мониторинга ситуации, резидентура в июне 1944 г. направила своего агента «Кмитеца» для внедрения в руководящие круги АК в Варшаве 8.

В поле зрения разведчиков спецгрупп находились и вооруженные формирования рейха из представителей народов СССР, «белая» эммиграция. Спецгруппа «Славяне», выведенная  в Болгарию, собрала сведения о военизированных белогвардейских организациях, «Партии монархического объединения», «Военно-монархическом союзе» 9.

Значительными достижениями в этой области располагала спецгруппа «Дружба» Н. Онищука («Баглия»). Ее сотрудники завербовали свыше 30 оперативных источников и подготовили ценные информационные доклады о РОА, «Войске Донском»  на службе у гитлеровцев, польских националистических организациях, формированиях УПА, подполье ОУН, кровавом украинско-польском противостоянии на Волыни, пронемецкой Белорусской Центральной Раде 10.  В частности, солидное положение в штабе «Войска Донского» занял негласный  помощник госбезопаности с 1930 г.  казак  «Симонов», завербовавший ряд сотрудников штаба для ликвидации его начальника – атамана Павлова (последний погиб в перестрелке при до конца не выясненных обстоятельствах) 11.

Информатор группы НКГБ УССР «Валька», офицер РОА Барамидзе,  сообщил, что в октябре 1944 г. лично ознакомился с приказом фюрера, поручившего генералам-белоэмигрантам Краснову и Шкуро сформировать 60-тысячную армию из казаков и кавказцев и бросить ее на подавление повстанческо-партизанского движения в Чехословакии. Работа спецгруппы «Гром» Григория Степового («Елецкого») позволила подтвердить сведения  о формировании в конце 1944 г. «Казачьей армии» с включением в нее бойцов «национальных легионов» – армян, осетин, крымских татар.

Сотрудники спецгруппы «Факел» с помощью чешских патриотов и украинских партизан захватили начальника штаба РОА и командующего Южной группой вооруженных сил КОНР  генерал-майора Ф.Трухина (был повешен в Москве 1 августа 1946 г.) 12. Интересно, что, как сообщало «бравшее» генерала командование группы НКГБ УССР «Факел», Ф.Трухин, в отличие от группы своих сослуживцев, не воспользовался халатностью мертвецки пьяных охранников-партизан (из захватившего его «обычного» украинского партизанского отряда, не названного в документе), и не бежал, а спокойно сдался в руки чекистам, «считая себя джентльменом».

Разведка и эмигранты

Одной из основных задач многих зафронтовых групп являлась агентурно-оперативная разработка политических объединений эмиграции народов СССР (прежде всего – русского и украинского), в первую очередь тех организаций, которые занимали последовательно антисоветскую позицию, активно сотрудничали с Германией в годы войны. Следует отметить, что «активные мероприятия» против лидеров и активистов антисоветской эмиграции готовились заранее. Оперативные источники НКВД-НКГБ внедрялись в националистическую среду с 1939 г., вербовались из числа захваченных подпольщиков ОУН  и выводились в ходе войны (причем связь с некоторыми из них расконсервировали лишь в 1950-х гг., и они сотрудничали с разведкой КГБ по крайней мере до 1980-х гг.). Всего же органы НКВД–НКГБ внедрили в ОУН и УПА свыше 1000 агентов, из них 125 попали в руководящие звенья подполья, 30 использовались по линии разработки Центрального провода ОУН (Б) 13.

В 1944 – пер. пол.1945 гг. для разработки упомянутых объединений НКГБ УССР вывел за границу  759 агентов 4-го Управления, из которых 345 проживало в Чехословакии, главном идейно-политическом и культурно-образовательном центре межвоенной украинской эмиграции. Среди апатридов было немало активных участников Украинской революции 1917–1920 гг., государственных деятелей Украинской Народной Республики (УНР) и Западноукраинской Народной Республики (ЗУНР), функционеров национально-демократических и националистических организаций, бывших дипломатов, деятелей науки и культуры. В результате «взяли на учет» свыше 1700 украинских эмигрантов-«антисоветчиков».

В мае 1944 г. десантировали и вывели в Вену квалифицированного агента «Катина», который смог внедриться  в круги политэмиграции, войти в доверие к руководителям Украинского национального объединения. По данным агента за рубежом задержали до «30 активных украинских националистов» 14. Среди задержанных советской контрразведкой – президент Карпатской Украины 1939 г. Августин Волошин (скончался в 1945 г. от паралича сердца в Бутырской тюрьме), бывшие послы УНР в Чехословакии Максим Славинский (умер под следствием в Лефортовской тюрьме)  и в Венгрии Николай Галаган (освобожден в 1955 г.), военный министр УНР генерал Александр Греков (осужден, вернулся в Вену в 1956 г.), генерал-поручик Армии УНР Владимир Синклер (умер в Лукьяновской тюрьме Киева в 1946 г.) 15.

Активно велся сбор данных о военных преступниках, пособниках немцев, агентах спецслужб противника. Одна лишь группа НКГБ «Верные» выявила 90 немецких агентов, 78 – контрразведки словацкого пронацистского режима Тиссо, 207 активных карателей. Информаторы группы «Зарубежные» помогли обезвредить 18 агентов гестапо, оставленных в Чехословакии при отступлении, свыше 40 активных пособников оккупантов 16.

Для расследования массовых военных преступлений нацистского рейха важной оказалась информация спецгруппы НКГБ УССР «Штурм»  Ивана Караваева («Львовского», бывшего сотрудника госбезопасности и комиссара украинского партизанского соединения Балицкого). В августе 1944 г. П. Судоплатову были переданы добытые группой сведения о «лагере уничтожения» Биркенау в лесу за польским городом Освенцим, где круглосуточно работают 4 печи для уничтожения тел казненных узников. К лету 1944 г., отмечалось в спецсообщении, в лагере пребывало до 80 тыс. узников, включая русских, украинцев, евреев, цыган, французов, бельгийцев. С мая 1944 г. там началось массовое уничтожение венгерских евреев (до 12 тыс. человек в сутки). Людей загоняли в помещения, в отверстия в крыше бросались ампулы с отравляющим веществом, приводившим к смерти в течение 10 минут. Затем у жертв вырывали золотые коронки, а в 200 м непрерывно играл оркестр, заглушая  предсмертные крики 17. Сообщалось, что в лагере смерти в 1941–1942 гг. погибло не менее 40 тыс. советских военнопленных, до 150 тыс. евреев, а в мае–июле 1944 г. истребление евреев Румынии и Венгрии приобрело особо массовый характер  (назвалась цифра в 1,2 млн. жертв) 18.

Разумеется, что ведущим инструментом получения ценных сведений служили созданные чекистами агентурно-информационные сети. Так, разведчики спецгруппы «Зарубежные» (старшего оперуполномоченного 4-го Управления НКГБ УССР А. Святогорова-«Зорича») в Чехословакии привлекли к сотрудничеству (в т.ч. – из числа местных антифашистов, работавших в пограничной службе, министерстве финансов и на транспорте Словакии) 9 резидентов, 89 агентов, 12 информаторов (67 источников продолжили сотрудничество и после завершения войны) 19.  Среди добровольных помощников группы «Факел» оказались аристократ, в замке которого оборудовали базу и радиостанцию на послевоенный период, генерал, перешедший на работу в министерство обороны  Чехословакии  после ее освобождения, группа офицеров чехословацкой армии, в т.ч. сотрудник информационного отделения разведывательного отдела Генштаба Чехословакии. Агент группы «Шквал» дал сведения на проникшие в Чехословакию разведгруппы США и Великобритании 20.

Кстати говоря, командир опергруппы НКГБ УССР «Зарубежные» Александр Святогоров продолжил успешную работу в разведке и после войны, в частности – под прикрытием должности генерального консула СССР в Братиславе. На посту старшего помощника начальника 6-го отдела Аппарата уполномоченного КГБ при СМ СССР в Германской Демократической Республике принял на связь спецагента Богдана Сташинского, уже успевшего ликвидировать лидеров ОУН Льва Ребета (1957 г.) и Степана Бандеру (1959 г.). Предшественник Святогорова, полковник Д. (летом 1945 г. перешедший во внешнюю разведку НКГБ УССР из 4-го Управления), был отмечен орденом Красной звезды и назначен начальником отдела 1-го Управления КГБ при СМ УССР. Опытный агентурист, полковник Святогоров информировал руководство о нездоровом настроении агента-террориста, предлагал вывезти его с супругой Инге Поль в СССР. Однако к его мнению не прислушались, Сташинский бежал в Западный Берлин, а на Александра Пантелеймоновича обрушились служебные кары. Его понизили в звании, приказом КГБ СССР от 15 декабря 1961 г. уволили по служебному несоответствию (правда, через несколько месяцев изменив формулировку – по сокращению штатов).

Последние операции

Особую роль спецформирования НКГБ Украины сыграли в завершающие дни войны, в ходе знаменитого Пражского восстания мая 1945 года (к этому времени в Чехословакии действовали 21 партизанская бригада, созданная на основе выведенных из Украины отрядов, и 13 спецгрупп НКГБ УССР).  Уже 24 апреля от спецгруппы львовского УНКГБ «Прага» поступили сведения о готовности восстания, что подтвердила 26 апреля группа «Ураган». Поступали и «нестандартные» сообщения. Так, спецгруппа «Факел» со ссылкой на источник «Влтава» (аристократ, общавшийся с консулом Швейцарии в Праге), сообщила о намерении главы имперского протектората Богемии и Моравии К. Франка провозгласить Чехословацкую республику (видимо, в расчете на приход англо-американских войск, чье приближение также отслеживали спецгруппы НКГБ) 21.

Видную роль в развертывании восстания сыграла «украинская» группа «Факел» Якова Козлова («Богуна», имевшего опыт командования ДРГ «Тур»), выведеная  в Чехословакию  31 января 1945 г. Ее рабочим приоритетом считалась агентурно-разведывательная работа среди украинских националистов, выявление агентов  иностранных разведок (читай – Англии и США, стремившихся утвердить свои позиции в Центральной Европе на завершающем этапе войны), а также создание долговременных разведывательных позиций, конспиративных радиоточек в Праге. К маю «Факел» имел на связи 38 агентов-чехов.

В ночь с 3 на 4 мая разведчики провели совещание с негласными помощниками, чехами и словаками, генералами Беранеком, Свободой, Боровичкой, Плевкой, начальником жандармерии города Пржибрама Шеранеком. Было спланировано восстание и участие в нем спецгруппы, штаб восстания возглавил Беранек. К 6 мая города Пржибрамы и Добржим были полностью захвачены повстанцами, 400 бойцов отправлены на помощь Праге. До 11 мая спецгруппа и повстанцы вели бои с разрозненными группами противника, взяв в плен до 2000 немцев и 400 власовцев 22.

Агенты-чехи группы «Север» «Еж» и «Механик» сообщили 5 мая о боях в Праге, выступлении на стороне повстанцев 1-й дивизии РОА («развернутой в корпус»), выброске патриотам оружия с английских самолетов (досталось РОА). В дальнейшем группа «Север» сообщала о действиях «власовцев», освободивших от гитлеровцев гг. Лоуны и Раковник, их продвижении на помощь восставшей Праге (при этом 6 мая П.Судоплатов потребовал от 4-го Управления НКГБ УССР срочно установить местонахождение А. Власова и его окружения, в случае невозможности задержания – ликвидировать их).       

Отметим, что, говоря о роли власовцев (с понятной оглядкой на политические обстоятельства), сотрудник спецгруппы «Прибой» Валентин Москва («Гук») отмечал – до 10 тыс. солдат РОА «в какой-то степени приняли участие в восстании.., своим появлением и непродолжительным пребыванием в Праге они значительно подняли настроение и боевой дух восставших чехов и, в то же время, задержали наступление немцев» 23. Судьба оказавшихся в плену у опергрупп солдат РОА сложилась драматически. По сообщению спецгруппы «Факел», 150 офицеров они передали в отдел СМЕРШ 13-й кавдивизии 2-го Украинского фронта, а до 500 солдат-власовцев «уничтожили при попытке оказать сопротивление» 24.

Спецгруппа «Гром» Г. Степового привлекла к сотрудничеству группу словацких офицеров-антифашистов полковника Я. Волека, начальника гарнизона г. Пржибрамы. В ходе восстания 2–5 мая 1945 г. повстанцы и чекисты заставили немцев капитулировать и передали город Красной Армии. Группа «Вперед» 9 мая 1945 р. смело вступила в переговоры, добившись сдачи и разоружения 16 и 24-й  венгерских дивизий 25. Опергруппа «Прага» Андрея Соколова («Броневого»), выросшая до 75 бойцов, разоружила гарнизон г. Кладно из 1,5 тыс. штыков, захватила там 200 автомашин.

Непосредственно в Пражском восстании приняло участие семь опергрупп НКГБ УССР – «Шквал», «Ураган» (создавшая отряд в 275 бойцов), «Вперед» и другие,  которые через 16 радиостанций передавали важные сведения Генштабу и НКГБ СССР, а также просьбы повстанцев о помощи в боях с соединениями вермахта и войск СС. Центром спецгруппам была передана установка: «руководить восстанием должны местные Комитеты, ваша задача – оказать всемерную помощь восставшим» 26.

Всего за годы войны органы госбезопасности вывели за линию фронта 2222 оперативные группы (из них НКВД-НКГБ УССР сформировали 677). От них было получено 4418 ценных разведывательных сообщений о положении на оккупированной территории. Из них 1358 направили в Генеральный штаб, 420 – командованию фронтов, 629 – командованию авиации дальнего действия для нанесения бомбовых ударов 27.

Общий вклад в победу над гитлеризмом зафронтовых формирований 4-го Управления НКВД-НКГБ УССР составил 26 тыс. убитых и раненых, 3329 пленных, 6747 разоруженных военнослужащих противника, 25 ликвидированных генералов и высокопоставленных чиновников оккупационных властей, 121 сотрудник спецслужб Германии и ее союзников. Из строя вывели 15 военных заводов  и 23 предприятия, 6 электростанций, 27 складов, 92 железнодорожных и 41 шоссейный мост. Было подорвано 242 эшелона (до 2500 вагонов), 5 бронепоездов и платформ, уничтожено 43 самолета, 135 танков, 115 орудий и минометов 28.

В целом за годы войны на основе полученных 4-м Управлением НКВД-НКГБ УССР разведывательных сведений составили 355 информационных документов, которые получили положительную оценку НКДБ СССР и Генштаба Красной Армии. За годы войны погибло 489 (из них 42 радистов) и пропало без вести 271 кадровых сотрудников и агентов 4-го Управления НКВД-НКГБ УССР.

Источник и ссылки


Tags: великая отечественная, герои, спецслужбы
Subscribe

Recent Posts from This Journal

promo mgu68 october 14, 09:34 18
Buy for 110 tokens
Начну с главного: нужна срочная помощь психологу Борису Петухову, который занимается психореабилитацией детей Донбасса. Времени катастрофически мало. Пост создан близким другом семьи психолога, преподавателя и правозащитника Елены Алекперовой mgu68 и ее мужа, доктора наук, психолога,…
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments