varjag2007su (varjag2007su) wrote,
varjag2007su
varjag2007su

Categories:

Земной создатель России

Земной создатель России






z_d1249542.jpgЧетырнадцатый век. Казалось, последний для России: литовцы захватывают погрязшие в междоусобных дрязгах Малую, Белую, Чёрную Русь; под Вильну готовы лечь Суздаль, Тверь, Рязань, оба Новгорода; поляки овладели Русью Червленой; а Подкарпатская Русь уже давно под венграми…

Но у Господа свои виды на Третий Рим и на преемницу стремительно увядающей православной империи. Он посылает Москве – городку в Залеской Украине, не имевшему даже каменной крепости – святителя. Первого московского святителя.

Зерно катехона[1]

В 1308 году Константинополь возвёл уроженца Волыни галичского игумена Петра в митрополита Киевского и всея России. Но уже в следующем году новопоставленный митрополит переехал во Владимиро-Суздальское княжество. Тем он продолжил линию Андрея Боголюбского. Святой благоверный князь, уйдя с соратниками из Киева (предмета извечной братоубийственной войны между Рюриковичами) на север, предпочёл в управлении страной опираться не на развращённых карьеристов, но на людей, готовых искренне служить общему делу. И святитель Петр (уже митрополит Киевский и Владимирский) явил доминанту этого «дела». Ею стало Православие, как единственно «общее» для всех княжеств распадающейся Руси.

Во владимирские леса отовсюду потянулись пассионарии, не желавшие заниматься пьяным оплакиванием домонгольской славы предков. Среди таковых – уже не русичей, но русских – был черниговский боярин Фёдор Бяконт (который в Москве станет родоначальником нескольких дворянских фамилий в т.ч. Плещеевых). Его быстро приблизил к себе сын Александра Невского Даниил.


Москва кон.
XIII – нач. XIV вв. (картина А.М. Васнецова «Князь Даниил Московский»)

Между 1293 и 1304 гг. у Фёдора и Марии Бяконтов родился сын. Крестным отцом мальчика, названного Самсоном (по другим данным, Олфером или Алфёром или же вообще двойным именем Самсон-Елеферий), стал внук Александра Невского юный княжич Иван – тот самый Иван Калита, чьим духовным воспитателем и был первый московский святитель, митрополит киевский и владимирский Пётр.

Когда Самсону-Алфёру исполнилось 12 лет, с ним произошел чудесный случай.

Однажды, расставив в поле силки для ловли птиц, он притаился за бугорком и… задремал на пригревшем солнышке. Во сне же услышал: «Зачем, Алексий, ты напрасно трудишься? Я сделаю тебя ловцом человеков». Наверное, тогда будущий святитель, уже знал, что «ловцами человеков» Христос называл апостолов. А вот чужое имя, данное ему в видении… примет он через восемь лет, избрав путь монашеского служения. Полностью же сон сбылся лишь через полвека – 6 декабря 1352 года, когда Алексий Бяконт был посвящён во Владимирского епископа.

К этому времени авторитет владыки был уже настолько высок, что сын Ивана Калиты, великий князь Симеон Гордый, умирая с семьёй от чумы, отдал бразды правления Владимирским княжеством не малоинициативному брату Ивану Красному, а крестнику своего отца. Это стало логическим развитием линии московских князей, начиная с Даниила Александровича: с начала века они вели политику в соответствии с интересами Церкви, и тем завоевали доверие всех православных пассионариев (не только русских, но крещёных угро-финнов, татар, литовцев).

Патриарх же Константинопольский Филофей увидел в Московском удельном княжестве зародыш «российского православного царства… откуда разольется свет истинной веры по всему миру». 30 июня 1354 года он возвёл владыку Алексия в митрополита Киевского. Тем же решением патриарх утвердил перенос русской кафедры из Киева (по сути уже подчинявшегося Литве) во Владимир-на-Клязьме. Но с сохранением за русскими митрополитами Киева как «первого престола».

Пастырский визит с риском для жизни

Увы, в том же году в Константинополе сменилась власть. В угоду литовскому князю Ольгерду русская митрополия была разделена на две части. Митрополитом Литовским (с кафедрой в Новогрудке) был назначен уроженец Твери Роман. За Алексием сохранялись титул митрополита всей России, а также кафедра в Киеве (в Константинополе знали, что киевляне уже изгоняли Романа). Тем не менее, литовский митрополит при покровительстве Ольгерда сразу же стал нарушать определённые ему полномочия. В 1358 году он распространил свою власть и на Киев.

В январе 1359 года, несмотря на военные действия между Москвой и Литвой, святитель Алексий отправился с визитом к своей киевской пастве. По распоряжению Ольгерда он был схвачен, лишён всего имущества и заточён в тюрьму. Решался вопрос о его казни, ведь это, по сути, был правитель вражеской страны. Но благодаря верным киевлянам, архипастырю удалось бежать. В 1360 году он вернулся в Москву.

На следующий год Константинополю вновь пришлось разбирать вопрос о границах Киевской и Литовской митрополий. Были подтверждены прежние условия – как 1354 года, так и 1356-го, когда патриарх Каллист наделил владыку Алексия правом считаться архиепископом Киева и великой России с титулом "всечестнаго митрополита и экзарха". А ещё через год спор Алексия с Романом разрешился на Небесах. Последний умер, после чего Литовская митрополия была передана в подчинение первому, с последующим её упразднением.

Через 13 лет, после трехлетней литовско-русской войны, когда станет ясно, что духовно окормлять владения Ольгерда его противнику просто невозможно, Константинополь вынужден будет восстановить малороссийскую митрополию. Но к тому времени московская Русь усилиями святителя перейдёт уже на качественно иной уровень. На месте рассыпающейся конфедерации вассалов золотоордынского хана возникнет прочное государство со столицей в Москве. Это сразу де ощутит новый западнорусский митрополит. В 1375 г., когда он по «старой традиции» возжелает присоединить ранее тяготевшую к Литве Новгородскую республику, то услышит в ответ от новгородцев: «Обращайся к великому князю Московскому, и если примет тебя митрополитом на Русь, то ты и нам сей митрополит».

Впрочем, мы забежали вперёд.

Земное не без Небесного

Пока святитель сидел в тюрьме, умер великий князь Иван II Красный. В завещании он определил митрополита Алексия опекуном над своим малолетним сыном (будущим Дмитрием Донским). Так святитель стал главой правительства и де-юре.

Вряд ли монах Алексий особо радовался такому «послушанию». Прошло лишь 5 лет, как Россия пережила «поветрие» (эпидемию) чумы. «Чёрная смерть» выкосила треть населения Европы (на севере Руси – до 40% городского населения). Менее всего пандемия задела Польшу и Литву – геополитических противников Москвы. «Положение регента Великого княжества Владимирского было настолько трудным, что казалось безвыходным, – пишет Л.Н. Гумилёв. – Самая искусная дипломатия не восполнит отсутствия живой силы – людей, одушевленных этнической доминантой, государственной идеей, патриотизмом. Чума опустошила страну в 1353 г., и для воспроизводства населения требовалось не менее четверти века. В этот тяжелый период прошла деятельная жизнь владыки Алексея, бывшего для России тем же, чем был аббат Сугерий для Франции, Григорий VII – для Римской церкви, Солон – для Афин, Заратуштра – для Ирана и Цзонхава – для Тибета и Монголии. Такие деятели замечательны тем, что они умели найти выход из безнадежной ситуации, не погрешив ни против своей страны, ни против своей совести».

Лев Николаевич писал свою «Древнюю Русь и Великую степь» в те времена, когда упоминание о факторе Бога не приветствовалось. Сейчас мы уже можем смело договорить недосказанное: Господь вёл своего избранника и даже являл на нём чудеса, сплачивая Свою будущую Русь Святую.

В 1357 году мать хана Золотой орды Джанибека Тайдулу постигла тяжелая глазная болезнь. Ее не смоги вылечить ни персидские и арабские врачи, ни степные шаманы. Тогда мусульманин Джанибек вынужден был обратиться к православному святителю.

На молебне по случаю отъезда митрополита в Орду, в Успенском соборе перед гробом заложившего этот собор свт. Петра сама собой загорелась свеча. Часть её владыка взял с собой. У ложа больной он зажег огарок, помолился и окропил Тайдулу освященной водой. Та прозрела.

Следует сказать, что Джанибек, как первый по рождению хан-мусульманин, вопреки ордынским обычаям, обложил Церковь некоторыми налогами. Тайдула же, судя по всему, этого нововведения не поддерживала. Джанибека не стало в том же году, а мать его ещё три года после этого участвовала в управлении степной империей, покровительствуя, конечно же, своему исцелителю.

Однако уже со смертью Джанибека в Орде началась братоубийственная борьба за трон, названная в русских летописях «Великой замятней». Жертвой её в 1360 г. пала Тайдула.

Но выдающийся дипломат сумел воспользоваться и "Замятней". По случаю нужды очередного хана в русском серебре, Алексий сумел получить от того грамоту, удостоверяющую, что великое княжение является наследственным правом московских князей из династии Ивана Калиты. Таким образом, почва для междоусобных войн, присущих киевской Руси была выбита. Ей на смену пришел принцип наследственной, династической монархии как основы построения прочного государства – царства. У Руси появился шанс единой встречать внешние угрозы.

Нельзя сказать, что получение такой грамоты для экзарха России было задачей заведомо простой, даже учитывая его авторитет в Орде. В монгольский период великое княжение давалось ханским ярлыком, из-за чего удельные князья истощали свои богатства на взятки влиятельным мурзам. Кто же добровольно откажется от дополнительного источника благ?

Но в результате реформ отца Джанибека хана Узбека, насадившего ислам как государственную религию (что было не принято веротерпимыми монголами, особенно в Синей и Белой орде), Улус Джучиев стал стремительно ослабевать. Поэтому его ханы стали особенно нуждаться в союзнике в виде крепкой Руси. Уже в 1362 году литовцы разобьют монголов на реке Синюхе, окончательно оформив свои права на Киев (который до этого продолжал отсылать дань в Орду). Ольгерд стал соперником как для митрополита, так для хана.

Пользуясь благосклонностью Золотой Орды, русский экзарх присоединил к Москве Ростов, Галич и даже Владимир, одолев в 1362-1364 гг. главного претендента на великое княжение Дмитрия Суздальского. «Теократия за 20 лет сделала Москву столицей России, не пролив ни капли крови», – констатирует Гумилёв. Теократия и выдающиеся политические способности, как мы уже успели заметить. К примеру, митрополит не спешил «топить» того же суздальского князя Дмитрия Константиновича, имевшего дерзновение заполучить в 1360 г. ярлык на великое княжение при десятилетнем Дмитрии Донском. И когда в 1363 г. недавний соперник Москвы вступил в борьбу со своим младшим братом Борисом Константиновичем (захватившим в обход прав старшего Нижний Новгород), посланцы Алексия, прибывшие в город для вызова Бориса на митрополичий суд, одной угрозой закрыть церкви принудили последнего к мирному решению вопроса.

А в 1366 году противостояние Москвы и Суздаля (в чьём подчинении и находился Нижний Новгород) разрешилось династическим браком Дмитрия Ивановича на дочери Дмитрия Константиновича.

Задел к Куликову

Так к литовско-русской войне 1368-1372 гг. Россия подошла заметно сплочённой. Но, главное то, что новые, возвысившиеся при митрополите люди, видели в московско-литовском соперничестве, прежде всего, религиозную войну – между христианами и язычниками. Трижды последние осаждали Москву. Но Белокаменная (таковой она также стала при Алексии) устояла потому что, как признавал даже основатель «марксистской исторической школы в СССР» М.П. Покровский «московская политическая идеология была церковной... московский царь мыслился своими подданными не столько как государь национальный, сколько как царь православного христианства всего мира». Если не князю московскому ещё, то московской митрополии служили пассионарные тверичи, рязанцы, смоляне, суздальцы, новгородцы, псковитяне, не говоря уже о перебравшихся сюда киевлянах, белорусах, крещеных татарах и угро-финнах. Видя это, ещё в 1371 г. все великорусские князья признали себя "подручниками" Москвы.

Когда же умерли два великих соперника – князь Ольгерд (1377) и экзарх Алексей (1378), расстановка сил была уже такова, что о победе Литвы и в долгосрочной перспективе не могло быть и речи. Вильна так и не смогла воспользоваться всеми своими конкурентными преимуществами. Земными, конечно.

К тому же святитель передал полную духовную опеку над Русью своему другу и соратнику преподобному Сергию Радонежскому. По его благословению Дмитрий Донской через два года уничтожит на Куликовом поле главного союзника Литвы и главного врага Золотой орды темника Мамая.

Россия начнёт превращаться в Великороссию.

Фонд стратегической культуры


[1] Катехон, в богословии – сила, сдерживающая мировое зло и препятствующая концу света. Под катехоном, в частности, понимается православная империя.


Tags: православие, россия
Subscribe

Recent Posts from This Journal

promo varjag2007su february 18, 2019 14:57 10
Buy for 100 tokens
Друзья и читатели моего блога! Вы все знаете, что все годы существования моего блога мой заработок не был связан с ЖЖ. Т.е. я не была связана и не имела никаких обязательств материального характера ни перед какими политическими силами и различными группами, кроме дружеских уз и благодарности…
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 1 comment