varjag2007su (varjag2007su) wrote,
varjag2007su
varjag2007su

Categories:

Основатель Харьковского университета о польских жалобах на Россию


О польском мессианизме «от моря и до моря»

Василия Назаровича Каразина (1773‑1842) иногда называют «украинским Ломоносовым». Что в нём было специфически украинского,  трудно сказать. Род Каразиных ведёт происхождение из Болгарии (по другим сведениям – из Греции). По своему положению Василий Каразин был российским государственным деятелем, активным сотрудником Министерства народного просвещения, вице-президентом петербургского общества Любителей российской словесности.

В Харьковской губернии у него были имения, здесь он родился и вошёл в историю как инициатор создания университета в Харькове в 1805 г. Это был первый университет на территории современной Украины. Так Василий Каразин реализовал мысль, высказанную им при первой встрече с императором Александром I, – мысль о том, что народное просвещение является первым государственным делом в России.

Современный вид Харьковского университета

Современный вид Харьковского университета

Посетив однажды своё поместье в Харьковской губернии, Каразин написал: «Мне больно было видеть её, богатую дарами природы и талантами её обитателей, в поругании и презрении, и я возмечтал, что одного моего рвения и скудных средств достаточно на то, чтобы уничтожить преграды, поставленные к её успехам».

Слова, достойные ревностного и просвещённого деятеля, который был свидетелем «дней Александровых прекрасного начала»!

Благодаря убедительности и красноречию Василия Каразина местное дворянство собрало на университет значительную сумму. Сохранился рассказ о том, что император хотел наградить его за понесенные труды по открытию университета, но в ответ услышал: «Я становился, государь, на колени перед дворянами и купцами, я вымаливал у них деньги со слезами, да не будет сказано, что я сделал это из желания получить награду».

Справедливости ради, и сегодня на Украине имя такого человека заслуживает почтения, тем более что памятник, открытый Василию Каразину в 1907 году, возвышается и теперь перед главным входом в Харьковский университет.

Как человек замечательной энергии, обладающий талантами учёного и общественного деятеля, Каразин не оставлял без внимания жгучие вопросы современности. Одним из них был польский вопрос. Поляки считали Речь Посполитую своим государством, а его разделы между соседями, в том числе Россией, трактовали как лишение их отечества. Родился и особый польский мессианизме, воспевавший жертву во имя идеалов свободы и гражданственности. Мессианскую идею проповедовал, в частности, Адам Мицкевич.

Многие польские политические эмигранты, проживавшие в Париже, наполняли своими жалобами на Россию европейские газеты. Эти речи доносились и до российских пределов. С русской стороны естественно было ожидать возражения хотя бы в петербургской прессе, выходившей на французском языке, но до польского восстания 1861‑1863 гг. в России мало реагировали на возгласы поляков.

Эти обстоятельства побудили Василия Каразина взяться в 1839 году за перо и подготовить свой ответ. Его статья была написана на французском языке и предназначалась для Journal de S-Petersbourg. Однако при жизни Каразина её не напечатали. Русский перевод с подлинника был опубликован впервые в журнале «Русская старина» в 1870 г. под названием «Польский вопрос в 1839 году».

Своё возражение Каразин начинает с определения того, что есть польское отечество и что есть самостоятельное бытие польского народа. Бывшее польское королевство (Речь Посполитая), пишет автор, было составлено из разных народов непольского происхождения. Значительная их часть принадлежала славянам, родственным тем, что населяют Россию. Сами польские историки, например Мартин Кромер, прямо называют восточные области Речи Посполитой «Россией» и «Литвой» (Russia и Lithuania). «Предки Огинских, Сангушек, Чарторыйских и других знаменитых фамилий были русские; потомки их ополячились, приняв, по принуждению, католическую веру», – писал Каразин.

Что же касается сословия крестьян, то при польском правительстве, говорит автор, их нельзя было считать обществом самостоятельных людей. Они назывались «быдлом» (скотом): «Нигде, ни в какие времена, ни у каких народов, класс этот не был в таком ужасном, в таком унизительном положении, как в этом экс-королевстве. Религия несчастных этих существ была поругана! Что я говорю: религия? Им не позволялось иметь её! Варварством и мучениями принудили их принять нечто вроде веры, нарочно для них изобретённое (греко-униатство)».

Крепостного крестьянина пан мог казнить без всякого судебного разбирательства, и приговоры исполнялись на виду пирующих господ. Василий Каразин цитирует польского историка Мартина Кромера: «По безнравственному и варварскому обычаю, польские магнаты и рыцари во время своих разъездов, которые они совершают когда и куда им вздумается, опустошают поля и луга сельских и городских жителей, вламываются в их житницы и кладовые, забирают не только фураж, но и съестные припасы, не довольствуясь насыщением своих лошадей и себя, опрокидывают и бьют, ради потехи, всё оставшееся, грабят конюшни и сараи, выводят скотину, выпрягают из плугов и повозок, бьют до полусмерти и калечат ту, которая похуже, и забирают с собой ту, которая им по нраву».

Кто-то укажет, продолжает свою мысль Каразин, что и в России было то же. Однако это не так: «Слова «батюшка» и «братец» обычные, спокон века, зовы с той и другой стороны. В храмах Божиих все одинаково стоят один возле другого без различия состояния, барин и крестьянин, старый и малый, привыкают с ранних лет смотреть друг на друга как на равных себе людей. Наконец, и верховная власть блюдёт за тем, чтоб бесчеловечия не было, и злоупотребление власти господской находить кару».

Здесь автор идеализирует крепостное право в России. Однако принципиальное различие в положении русского крестьянина и польского «хлопа» он отмечает верно: шляхтич, будучи нередко человеком другой веры, выдумавшим себе особое («сарматское») происхождение, надмевался над польским, белорусским, украинским, литовским крестьянином.

«Перестаньте же, господа, плакать в журналах и парламентах над участью миллионов поляков, лишённых отечества», – заключает Василий Каразин. Шляхтичей насчитывается не миллионы, а простой народ Речи Посполитой большей частью как раз вернулся в своё отечество, от которого был оторван. Добиваться возвращения Польше русских областей то же самое, что требовать вернуть финнов в их «отечество» – Швецию.

Таковы рассуждения Василия Каразина о польском вопросе. В чём их актуальность сегодня? На идеях польского мессианизма воспитывалось не одно поколение польских патриотов, готовых с оружием в руках восстанавливать Польшу «от моря и до моря». Их потомки старались удержать во Второй Речи Посполитой западную Белоруссию и западную Украину. И история имеет тенденцию повторяться…

Заглавное фото: Памятник Василию Каразину в Харькове

Tags: польша, россия, украина, харьков
Subscribe

Recent Posts from This Journal

promo varjag2007su февраль 18, 2019 14:57 26
Buy for 100 tokens
Друзья и читатели моего блога! Вы все знаете, что все годы существования моего блога мой заработок не был связан с ЖЖ. Т.е. я не была связана и не имела никаких обязательств материального характера ни перед какими политическими силами и различными группами, кроме дружеских уз и благодарности…
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 3 comments