varjag2007su (varjag2007su) wrote,
varjag2007su
varjag2007su

Categories:

Конфессиональные отношения в Буковине, Галиции и Угорской Руси в освещении газеты «Русская правда»

000 3

Русские в Буковине -1903 год

В начале ХХ в. полиэтническая Буковина, являвшаяся частью монархии Габсбургов, стала ареной противостояния различных национальных проектов (общерусского, украинского, румынского). Власти Австро-Венгрии, руководствуясь принципом «разделяй и властвуй», не препятствовали росту напряженности между представителями различных этнических групп Буковины и поддерживали, прежде всего, те силы, которые отвергали идею общерусской природы восточнославянского населения региона. Религиозный фактор в идеологии национальных движений того времени играл определяющую роль. Общерусское направление общественной мысли Буковины было представлено изданием «Русская правда» (редактор-издатель - Алексей Геровский, ответственный редактор - Илларион Цурканович), которое выходило в Черновцах в 1910-1913 гг.

Авторы газеты, последовательно отстаивавшие общерусский характер восточнославянского населения Австро-Венгрии, считали православную веру главным доказательством единства русского народа «по обе стороны политической границы»: «Враги агитируют наш русский народ в том смысле, чтобы он проклинал своего брата, чтобы мы отмежевались от него. [...] При этом мы свою веру православную не украли у поляков, мы нашу веру не взяли у латинников, наша вера не происходит от униатов. Наша вера есть та, которую мы с целым русским народом получили через Святого Владимира1.

Однако в ситуации, когда власти монархии Габсбургов сознательно поддерживали украинское движение для подрыва общерусского единства, православная вера становилась одним из орудий румынизации восточнославянского населения Буковины. О подобных случаях неоднократно сообщала «Русская правда». Результаты переписи населения 1911 г. в селе Шербовцы (Сиретский уезд), где большинство восточнославянского населения назвало себя «волохами» (румынами), характеризовались следующим образом: «С одной стороны, народные учителя по приказу правительства учат мужиков, что они не должны называть себя русскими, но украинцами, и обзывают русских людей кацапами, а с другой стороны, некоторые волохи туманят народ, что православная вера, которую волохи переняли от русского народа, - это волошская вера, и поэтому все православные должны называть себя волохами. Таким образом многим русским мужикам так задурили голову, что они сами уже не знают, как себя называть. Украинцами они не хотят быть, потому что они даже не знают, что представляет собой эта Украина, а волохов они знают, поэтому скорее позволят записать себя волохами, чем украинцами, если уж не позволяют им называть себя русскими, как их мать научила»2. Пространная статья, посвященная использованию румынским национальным движением фактора православной веры, была опубликована в номере «Русской правды» за 21 января 1911 г. В статье утверждалось, что румынизация православного восточнославянского населения Буковины была выгодна всем противникам существования общерусской национальной общности: «Волохи называют православную веру волошской и тем самым целенаправленно туманят наших русских мужиков, говоря им, что они должны называть себя волохами, если они волошской веры; а латинники-униаты повторяют то же самое, объясняя русским мужикам, что они как русские люди не должны придерживаться волошской веры. Таким образом православную церковь подрывают с двух сторон: с волошской стороны для того, чтобы сволошить (румынизировать - О.К.) русский народ, а с латинской стороны для того, чтобы оторвать русский народ от православия и перевести его в унию»3.

Авторы «Русской правды» с сожалением признавали, что православное духовенство Буковины постепенно утрачивало роль главного выразителя интересов русского населения региона. Это стало очевидным в ходе выборов в буковинский сойм в 1911 г. Среди двух кандидатов - русского православного священника Евгения Козака и «украинца» ТеофилаДрачинского - победу неожиданно одержал последний. В газете данный факт объяснялся следующим образом: «Понятное дело, что больше русских священников, чем украинских прислужников, и поэтому можно было ожидать, что наш кандидат получит при голосовании большинство голосов. Но случилось иначе. Те русские священники, на которых мы всегда надеялись, как на скалу, проявили себя на выборах бесхарактерными, слабыми духом и непростительными хамами. Они испугались правительственного писаря и пошли, как глупые овечки, туда, куда их повели. [.] “Не могу голосовать за Козака, так как Драчинский мне даст лучший приход”, - так говорили некоторые из русских священников. И где же совесть у таких священников? Неудивительно, если бедный, темный мужик даст себя обмануть, но священник, человек с высшим образованием, это уже что-то непонятное. Стыд и позор таким предателям!»4.

Местные власти пытались всеми способами воспрепятствовать самоорганизации православных общин Буковины. Трагикомичный случай, произошедший во время открытия «Русской Православной кассы» в селе Балковцы, был описан в одном из номеров «Русской правды»: «Жандармы с полицией и сельскими учителями стояли в конце села и не пускали ни одного человека в село. Где лишь двое людей стояли рядом, туда сейчас же летели жандармы и их разгоняли. Все три священника в сопровождении жандармов пошли к тому дому, где должна была быть открыта касса. [.] Возмущенный поведением староства и жандармов народ отправился в соседнее село Ботушаницы, чтобы там провести вече, на котором хотели обсудить предстоящие выборы в сойм, но жандармы и там кинулись на людей и всех разогнали. Так поступает серетский староста Яцко Богасевич с русскими мужиками. Чтобы не допустить никаких вече и собраний, он выдумал какую-то заразу домашнего скота и под этим предлогом запретил нам открыть кассу, которую мы ждали годами.[.] Только через неделю удалось открыть кассу в Балковцах»5.

Естественным союзником властей Австро-Венгрии в деле денационализации русского православного населения Буковины авторы «Русской правды» справедливо считали представителей украинского движения, ориентированного, прежде всего, на греко-католическую церковь. В одном из майских номеров издания (1911 г.) основная направленность украинского национального движения трактовалась следующим образом: «Из-за неспособности, податливости и безынициативности нашего церковного руководства управление нашей православной церкви мало-помалу ускользает из немощных старческих рук её лидеров и начинает переходить в руки правительства и его украиноманских ставленников. Учитывая, что со времени присоединения Буковины к Австрии долголетним усерднейшим желанием австрийского правительства вообще и буковинского в особенности есть завести наБуковине вместо православия римский католицизм, или в крайнем случае унию; учитывая далее, что буковинско-украиноманская партия под руководством униатского митрополита Шептицкого и сотни спроваженных из Галиции учителей как раз в последнее время раскинули униатские сети нацелой Буковине и живым и печатным словом стараются посеять семя унии в сердца буковинско-русского народа; учитывая, что в духовную семинарию принимаются в последнее время только исключительно лишь кандидаты, которые поддерживаются униатствующими украиноманскими политическими деятелями, а главные места в епархии занимают самые рьяные украиноманские священники; наконец, учитывая, что вся буковинская епархия с ее духовенством, консисторией и религиозным фондом передана правительству на милость и немилость; тогда мы должны прийти к окончательному выводу, что нашей святой прадедовской православной церкви на Буковине грозит серьезная опасность, что она находится на краю гибели»6.Украинское движение, на взгляд авторов газеты, являлось составной частью глобального плана дерусификации православного населения Буковины: «Чтобы уничтожить русский народ, поляки и иезуиты уже давно пытаются внедрить свою политику в жизнь буковинской православной церкви. Это им долгое время не удавалось, пока они не сумели найти среди буковинских православных людей, которые за почести и деньги служили им и которые как члены буковинской православной церкви начали требовать всего того, что нужно полякам и иезуитам для уничтожения православия на Буковине. Таких людей они нашли в украинцах. Иезуитам было нужно, чтобы русские ругались с волохами, и украинцы начали борьбу против волохов в церкви и призывали себе на помощь наше латинское (католическое - О.К.) правительство. Иезуитам было нужно, чтобы среди священников не было твердых русских людей, и украинцы потребовали, чтобы в семинарию не принимали больше русских студентов, только украинцев. Правительство, разумеется, поддержало украинцев, а наша слабая консистория сдалась. Иезуитам было нужно ликвидировать в православной церкви старый церковный язык и внедрить “украинску мову”, и консистория под давлением правительства ввела в церковные школы фонетику (фонетическое написание, свойственное формирующемуся в то время украинскому литературному языку - О.К.)7».

В «Русской правде» публиковались не только общие рассуждения о природе украинского движения, но и конкретные факты, указывавшие на его радикальную антирусскую и антиправославную направленность. В одном из номеров издания публиковалась информация о событиях мая 1910 г.: «По доносам Василько и Стоцкого (Николай Василько и Степан Смаль-Стоцкий - деятели украинского национального движения, депутаты буковинского сойма -О.К.) ворвалась вооруженная черновицкая полиция в наши культурные институции и на основании одних дьявольских доносов украиноманов уничтожила одним взмахом все наши культурные общества. До всего дотянулись поганые руки: до “Русского православного народного дома”,“Карпат”, “Детского приюта”, “Общества русских женщин”, бурс»8. Доносы на священников и служащих Буковины, считавших себя русскими, стали одним из основных направлений деятельности Василько как депута9. В условиях тотального преследования православного духовенства, стоявшего на позициях общерусского единства, многие молодые священники для получения личной выгоды отказывались от своих национальных убеждений и демонстрировали (в большинстве случаев неискренне) свою принадлежность к украинскому этносу. В одном из номеров «Русской правды» приводилось множество подобных примеров и делался следующий неутешительный вывод: «Положение русских людей, особенно у нас на Буковине, просто невыносимо. Дошло до того, что русских богословов, не желающих назвать себя украинцами, уже полностью перестали принимать в семинарию: изучивших богословие русских людей Владыка без разрешения правительства боится рукополагать; а уже рукоположенный молодой священник так долго не получает места, не получает прихода, пока торжественно перед краевым президентом и правительственными чиновниками не заявит в письменном виде более-менее следующее: “Заявляю, что отрекаюсь от русской народности, что с сегодняшнего дня не буду называть себя русским, лишь украинцем и только украинцем”. Что это значит? Выходит, что русский человек только тогда получит место, получит кусок хлеба, когда поступит вопреки своему убеждению, вопреки своей совести, когда сломит свой характер, победит себя самого, когда станет человеком бесхарактерным, когда станет украинцем. [...] И такой бесхарактерный человек, такой новоиспеченный украинец получит место, причем теплое место с хорошими доходами. Знаний, науки такому украинцу не нужно; он должен лишь доносить на русских людей, он должен лишь верно служить правительству, а кроме того, разумеется, Василько и Стоцкому»10.

Украинские деятели безосновательно обвиняли русское православное население Буковины в «государственной измене», «желании присоединить регион к Российской империи». В одном из номеров «Русской правды» сообщалось выступлении Николая Василько в парламенте в Вене: «Василько рассказывает в Вене, что русский православный народ на Буковине - это предатели государства, и если бы не он, Василько, буковинцы давно пригласили бы к себе русского царя и отделились бы от Австрии»11. Показательно, что в самом издании «Русская правда», авторы которого чрезвычайно резко критиковали национальную и конфессиональную политику Австро-Венгрии, не содержалось призывов к смене государственной принадлежности Буковины.

На страницах «Русской правды» освещались события, происходившие не только в Буковине, но и в других регионах Австро-Венгрии, в которых проживало восточнославянское население. Приводились факты притеснения православных в Галиции, инициированные греко-католическим архиепископом Львовским, митрополитом Галицким Андреем Шептицким. Иерарх греко-католической церкви, известный своими проукраинскими взглядами, по меткому замечанию автора одной из статей газеты, «как истинный иезуит страшно ненавидел всё православное и русское»12. Главным инструментом борьбы греко-католических представителей украинского движения против своих противников (сторонников общерусской идеи) традиционно являлись клевета и доносы. Так, грекокатолический священник Давидяко публиковал брошюру (автор одной из статей «Русской правды» охарактеризовал ее как «иезуитские сплетни»), очерняющую деятельность одного из лидеров русского движения Галиции Владимира Дудыкевича13. Подобные случаи были далеко не единичны.

Не меньшее внимание авторы «Русской правды» уделяли событиям в Угорской Руси (сегодня - Закарпатская область Украины), составлявшей венгерскую часть дуалистической монархии. Греко-католическая вера, насаждаемая с середины ХVII в. и практически вытеснившая традиционное православие в регионе, рассматривалась авторами издания как переходный этап к полному окатоличиванию восточнославянского населения региона: «Так получилось, что на Угорской Руси перестала существовать православная вера и господствует латино-униатская. Латиняне придумали унию для того, чтобы православный народ незаметно обманом перевести на латинскую ересь. То есть они оставили народу старые книги и православное богослужение, но саму веру переменили на латинскую ересь. Видимое - тело - оставили, а невидимое -душу - забрали и погубили»14. Кроме того, греко-католическая церковь стала одним из важнейших инструментов мадьяризации населения Угорской Руси. По меткому и ироничному замечанию автора одной из статей, «украинцев» Венгрии не было, потому что правительство «их там не посеяло», оно надеялось и без Украины уничтожить Угорскую Русь. Автор заметки резонно утверждал: «Кто хочет служить венгерским панам, тот просто становится венгром». Инициаторами таких мадьяризационных процессов чаще всего и становились греко-католические священники: «Русского мужика стараются мадьяризировать всеми способами, особенно школой, а в последнее время и церковью. Между тамошними попами нашлось много предателей, которые, чтобы прислуживать венгерским панам, ведут богослужение в русских церквях по-венгерски и даже читают проповеди по-венгерски»15.

Движение жителей Угорской Руси за возвращение к православной вере, зародившееся в конце Х1Хв. и достигшее наибольшего размаха накануне Первой мировой войны, трактовалось как защитная мера против тотальной мадьяризации. Печальные реалии жизни Угорской Руси того времени описывались следующим образом: «Для русского народа создали государственные школы, где материнского языка не учат, только катехизис (религию) два часа в неделю, и то часто также на чужом венгерском языке. Поэтому ученики, окончившие шесть классов, не знают ни русского, ни венгерского языка. Потому что русскому языку их не учили, а венгерский язык они (слава Богу!) также не освоили за несколько лет. В церкви такие “ученые” дети стоят потом как трупы: ни петь, ни Богу молиться не умеют. А униатские попы радуются таким школам!»16. Таким образом, для населения Угорской Руси переход в православие являлся не только возвращением к историческим корням, но и единственным способом вырваться из пут духовной темноты и неграмотности.

Жители Угорской Руси, которые вернулись к православной вере, подвергались постоянным притеснениям со стороны местной администрации. Так, в 1912 г. в селе Иза жандармы на основании доносов греко-католических священников постоянно вмешивались в ход праздничных церковных мероприятий, приуроченных к дню Пасхи. Несмотря на подобные действия жандармов (в том числе аресты отдельных православных активистов), пасхальные мероприятия состоялись. Автор заметки в «Русской правде» пришел к следующему умозаключению: «Православные жители Изы не падают духом, они все готовы страдать за православную веру, и никакая сила не сможет их вернуть обратно в унию. Они собираются все на молитву в свою церковь и хвалят Бога, а голос их песней расходится далеко и широко по многострадальной Угорской Руси. Смело и бодро стояли они многие годы за православную веру, и есть полная надежда, что они добьются своего, а за ними и вся Угорская Русь вернется в лоно православной церкви»17. Рост движения за переход в православие накануне Первой мировой войны был сопряжен с усилением репрессий. На заявление жителей девяти сёл Угорской Руси о возвращении к православной вере власти ответили следующими мерами: «Во всех православных сёлах были ревизии. В Лепше три дня искала полиция во всех домах “агентов православия” и православные книги. Многих людей штрафовали на сумму от 50 до 100 и более корон, других арестовывали, а книши богослужебные и жуховные, которые нашли, конфисковывали». В письме в редакцию «Русской правды» православный житель одного из сёл Угорской Руси так описывал атмосферу того времени: «У нас в селе преследование за веру Христову православную. У меня отобрали много церковных книг, меня истязали, считали меня каким-то бунтовщиком. Хотелось бы много об этом написать, но в силу обстоятельств сделать этого не можем. Потому что прижали нас так, что и дышать не можем. Мучают нас жандармы, страшат нас тюрьмами, штрафами, всякими наказаниями, поэтому не можем и не смеем ничего лишнего и подумать»18. 19 июня 1912 г. комиссия из Будапешта проводила ревизию у православных жителей села Ясиня. У Юрия Воробчука конфисковали четыре мешка книг религиозного содержания. Он избежал ареста только потому, что местный греко-католический священник, допрошенный в качестве свидетеля, «не знал, что про него можно плохого сказать». В сёлах царила атмосфера страха и ожидания новых репрессий: «Гонения идут во всех православных сёлах. Кто имеет книги, закапывает их в землю или несет в лес, чтобы не забрала полиция. Все православные люди ждут ревизии. Говорят, что это решили униатские попы на своем съезде, что лучшая борьба против “схизмы” - это конфискация книг у всех грамотных русских людей»19. Апофеозом репрессивной политики венгерских властей против православного населения стали судебные процессы (самый известный - Мармарош-Сиготский процесс). Один из таких процессов, который начался 22 января 1913 г., описывался следующим образом: «Всех судят за измену государству, так как судить за веру нельзя. Поэтому против них ищут фальшивых свидетелей и их самих пытаются заставить признаться в том, что нужно венгерскому суду! [.] Страшные дела творятся с несчастными арестованными. Перед каждым допросом их избивают, чтобы они говорили, что им прикажут жандармы. Чтобы не так было видны следы, их бьют по лицу, пока они не зальются кровью, а потом им приказывают вымыть окровавленные рубашки и так ведут в суд! Несчастные наши русские православные братья! Некому за них заступиться. Им даже не предоставили адвоката, который хотя бы переводил на венгерский язык то, что они говорят по-русски»20.

Таким образом, черновицкая газета «Русская правда» является ценным источником по истории восточнославянского населения Габсбургской монархии накануне Первой мировой войны. В издании фиксировались факты преследований православного населения не только Буковины, но и других регионов Австро-Венгрии (Галиции, Угорской Руси). Авторы газеты точно определяли глубинные мотивы действий властей в конфессиональной сфере, которые заключались в подрыве общерусского национального самосознания восточнославянского населения империи Габсбургов.

Источник

Tags: австрия, галиция, закарпатье, православие, русины, угкц, уния
Subscribe

Recent Posts from This Journal

promo varjag2007su февраль 18, 2019 14:57 26
Buy for 100 tokens
Друзья и читатели моего блога! Вы все знаете, что все годы существования моего блога мой заработок не был связан с ЖЖ. Т.е. я не была связана и не имела никаких обязательств материального характера ни перед какими политическими силами и различными группами, кроме дружеских уз и благодарности…
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments