?

Log in

No account? Create an account
varjag2007su (varjag2007su) wrote,
varjag2007su
varjag2007su

Category:

4 октября 1890 г. во Львове создана русско-украинская партия



В этот день в 1890 году группа галицких последователей Михаила Драгоманова во главе с Иваном Франко создали «Русско-украинскую радикальную партию», которая впоследствии породила ещё несколько партий.


События ХХ, а особенно XXI века приучили нас к тому, что Галичина является средоточием правых, зачастую даже ультраправых идей и политических сил. Однако первая партия, созданная в конце XIX века галицкими русинами, придерживалась крайне левых взглядов, которые сегодня могли бы назвать даже коммунистическими.

Всё дело в том, что тогда большинство русинской интеллигенции Галичины было левыми, поскольку это соответствовало их системе ценностей: борьба за права народных масс, то есть в первую очередь селян, из которых на 90 с лишним процентов состояла русинская община в Австро-Венгрии.

Борьбу за эти права интеллигенты начали привычно: не с желудка или кармана, а с языка. Именно внедрением фактически вновь созданного русинского литературного языка в школы, печатью на нём книг и периодики, созданием библиотек и т.п. много лет занималось созданное в 1868 году во Львове с благословения имперских властей Австро-Венгрии общество «Просвита».

Только в 1885 году ряд активистов «Просвиты» создали политическое общество «Народная Рада», которое лишь в 1888 году провело первую массовую манифестацию, посвящённую 40-летию создания «Главной Русской Рады». Взгляды этой части русинской среды становились всё более националистическими (сами они называли себя на польский манер «народовцами»).

С другой стороны, к тому времени в Галичине, как и по всей Европе, росла популярность левых идей, особенно среди молодёжи.




В 1888 году ряд львовских студентов, подавляющее большинство которых были марксистами, решили издавать литературно-научный журнал «Товарищ». Но поскольку ни опыта, ни денег у них не было, то один из инициаторов издания, Вячеслав Будзиновский предложил пригласить на пост главного редактора Ивана Франко. Хотя последний и был противником марксизма, но на предложение студентов согласился, поскольку, как и они, был лишён возможности публиковаться в русинских СМИ Галичины, подконтрольных деятелям «Просвиты».

Франко привлёк на страницы «Товарища» известных авторов (к примеру, своего коллегу Михаила Павлыка), и почти полностью оплатил издание первого номера из своих средств, но «молодняк» оказался недоволен: их творений там оказалось слишком мало. Будзиновский и его коллеги, среди которых были Осип Маковей и Кирилл Трилёвский, взяли редакцию под свой контроль — но больше ни одного номера журнала издать так и не смогли.

Как отмечали позже критики, «Товарищ» был духовным наследником радикальных изданий галицких русинов 1877-1882 годов, выступая «против всех». Символом этого стало опубликованное в нём произведение Ивана Франко «Наша публика (вместо фельетона)», в котором сатирически изображены как «народовцы», так и «москвофилы». При этом именно в составе редколлегии этого журнала «молодые» и «старшие» радикалы получили опыт сотрудничества, который и вылился позже в создание партии.

Несмотря на провал затеи с «Товарищем», левые русинские интеллигенты и дальше пробовали основать своё издание. Эту идею поддерживали не только во Львове: в 1889 Северин Данилович, лидер «Коломыйского кружка» последователей идей Михаила Драгоманова, переписывался с Франко и Павлыком по поводу издания общего журнала и создания со временем «русской крестьянско-рабочей партии».

В результате с января 1890 года во Львове Иван Франко и Михаил Павлык начали издавать журнал «Народ», который уже через полгода имел сотни подписчиков. Как писал канадский историк Джон Пол Химка, среди них преобладала интеллигенция, журнал также выписывали студенты, союзы, крестьяне, эмигранты в Америку и даже неожиданно большое количество священников.

«Хотя русинские левые, собиравшиеся вокруг «Народа», по сути уже составляли партию, однако именно политическая партия была основана в октябре 1890» — отметил Химка.

Её создание инициировали студенты.

На одном из собраний молодёжи в доме у Франко в первой половине июля 1890 года Вячеслав Будзиновский, которого к тому времени отчислили из университета за неблагонадёжность, предложил создать «отдельную политическую партию», назвав ее «радикальной». «Само название будет хорошо передавать программу партии. Нас и так уже начинают называть радикалами» — заявил Будзиновский. С ним солидаризировались студенты Владимир Охримович, Евгений Левицкий и Юлиан Бачинский (все 20-летние), Николай Ганкевич (21 год), несколько старше были Кирилл Трилёвский (26 лет) и Роман Яросевич (28 лет).

Помогло же создать радикальную партию старшее поколение галицких радикалов: Иван Франко (34 года), который сразу поддержал инициативу студенческой молодежи, Остап Терлецкий (40 лет), Михаил Павлык (37 лет) — который, правда, на июльском собрании молчал, потому что хотел списаться по этому поводу со своим наставником Михаилом Драгомановым.

Кстати, поклонниками Драгоманова, который с 1889 служил профессором Софийского университета, были практически все «старшие» создатели будущей партии, — хотя каждый из них находил во взглядах писателя и публициста что-то своё. Драгоманов был, безусловно, вдохновителем создания новой политической силы, но называть его инициатором — явное преувеличение.

При этом оба поколения радикалов были левыми, просто Франко и Павлыка сотоварищи называли «социалистами предмарксистского периода», а молодёжь — представителями «современного социализма» (то есть марксизма). Различались будущие учредители и по их отношению к национальному вопросу, но это не всегда зависело от их возраста.

Учредительный съезд новой партии состоялся как частное мероприятие в доме Михаила Павлыка в субботу и воскресенье — 4-5 октября 1890 года. Приглашения на него были подписаны Павлыком, Франко и студентом юридического факультета Венского университета Евгением Левицким. На них откликнулись около 30 человек, в основном радикально настроенные львовские студенты. Прибыли также руководители «Коломыйского кружка» — Северин Данилович и Теофил Окуневский.

Окончательные решения по поводу названия партии и её программы были приняты лишь в понедельник, 6 октября 1890-го. Политическая сила получила название «Русско-украинская политическая партия», а её программа состояла из двух частей: «максимальной» (декларативной, из трёх пунктов) и «минимальной» (с перечнем предлагаемых преобразований).

«Максимальную» программу написали Франко и Левицкий (первые два пункта) и Павлык (третий пункт). Звучали они так:

«1. В делах социально-экономических стремимся к изменению способа производства согласно достижениям научного социализма, то есть хотим коллективного способа труда и коллективной собственности на средства производства;

2. В делах политических хотим полной свободы личности, слова, собраний и сообществ, печати и совести, обеспечение каждой личности, без разницы пола, как можно большего влияния на решение всех вопросов политической жизни; автономии общин, уездов, краёв во всех делах, которые к ним относятся; предоставление каждому народу возможности наиболее полного культурного развития;

3. В делах культурных стоим на основе позитивной науки, выступаем за рационализм в вопросах веры и реализм в искусстве, и добиваемся, чтобы все достижения культуры и науки стали собственностью всего народа».

Большую часть «минимальной» программы составил Данилович (вопросы хозяйственные и политические, конкретные реформы), а раздел, касающийся просвещения и культуры, написал Павлык.

Эта программа предусматривала, в частности, уменьшение налогов для бедных слоев и увеличение для «богачей и капиталистов», особенно «большого налогообложения крупных спекулятивных операций капиталистических»; переход земли правовым образом в «собственность общин»; сокращение расходов на «милитаризм», то есть на содержание войска, да и вообще «реформу милитаризма»: введение народного «ополчения» вместо постоянной армии, требования, чтобы Австрия «выступила в современных действиях по устранению войн», и чтобы споры между государствами решались в мировых международных судах.

Декларировались «истинный автономизм» в Австрийской империи («наилучшее культурное и национальное развитие провинций и народностей», «самое широкое развитие автономии краевой»); «решительная борьба со всякими ограничениями свободы личности, сообществ, провинций и народностей в обеспечении своих материальных и духовых нужд»; «устранение централизма и бюрократизма в делах автономных и административных».

«В делах национальных» — «подъём чувства национального самосознания и солидарности в массах всего русско-украинского народа через литературу, сборы, съезды, общества, демонстрации, отчёты, печать и т. д.».

Ставились также цели «полностью бесплатной науки в школах народных, средних, университетах», «подъёма расходов на просвещение вообще, а народное просвещение особенно».

Именно Франко, Павлык, Данилович и Левицкий, которые были избраны в управу организации, подписали 6 октября 1890 года текст программы и другие учредительные документы «Русско-украинской радикальной партии» (РУРП).

Первым руководителем партии стал Иван Франко. Официальным органом партии стал журнал «Народ», именно в нём программа РУРП была официально обнародована. РУРП стала первой украинской партией европейского образца — не только с программой, но и с массовыми организациями и регистрированным членством.

Стоит отметить, что уже на учредительном съезде РУРП были жаркие дискуссии по вопросу государственного будущего украинской нации.

Вячеслав Будзиновский требовал внести в «максимальную» программу требование возрождения «Украинской державы», а в «минимальную» — раздела Галичины на польскую (Западную) и украинскую (Восточную) части, но против резко выступил Иван Франко, и эти предложения поддержаны не были.

Франко в тот период находился под влиянием Драгоманова, и отдавал предпочтение социалистической идее перед национальной. Для него, как и для Павлика, бороться за национальные интересы означало добиваться, прежде всего, социальных прав и свобод, улучшения благосостояния, повышения уровня культуры и образования украинцев, притом на родном украинском языке, позволяющего легче осваивать общечеловеческие знания и одновременно развивать сам язык.

Об этом Франко и Павлык написали в 1891 году специальную статью «Наше москвофильство», отбиваясь от обвинений молодых радикалов в недостаточной поддержке национальной идеи.

Кстати, сам Драгоманов, узнав о сути партийной программы РУРП из резюме в венской газете Neue Freie Presse, резонно заметил в письме Павлыку в середине октября 1890, что «программа имеет более литературный, чем политический характер, — и, кроме того, она больше копия с французских и немецких социалистических программ, чем чадо галицких обстоятельств».

В результате дискуссий вокруг программных вопросов «собственной государственности» и раздела Галичины на украинскую и польскую части, РУРП фактически сразу раскололась на две части: «державников» и «старых».

Участник учредительного съезда партии Владимир Охримович позже вспоминал:

«Общественно-политические взгляды и убеждения старших радикалов основывались на безгосударственном, федералистическом «громадовстве» Михаила Драгоманова… Зато мы, младшие радикалы, были озабочены «историческим материализмом» и «коллективизмом» Карла Маркса и националистически-централистическим государственничеством (этатизмом)».

«Молодые радикалы» неоднократно пытались внести требования государственной самостоятельности Украины в программы РУРП — на II и III съездах партии, в 1891 и 1893 годах, однако безуспешно.

В 1893 году Франко и Павлык отказались печатать на страницах «Народа» труд Юлиана Бачинского «Украина irredenta» («Украина неосвобождённая»), где вышеупомянутое требование обосновывалось, в том числе, с марксистской точки зрения. Правда, лозунги в тексте были вполне националистическими. «Украина для себя! Вольная, великая, независимая, политически самостоятельная Украина — одна, нераздельная от Сяна по Кавказ!» — писал левый галичанин Бачинский, и это почти дословно повторит в 1900 правый уроженец Малороссии Михновский.

Договориться об издании своего труда Юлиану Бачинскому удалось только осенью 1895 года, после смерти Драгоманова. А в конце декабря того же года на IV съезде РУРП по его предложению в преамбулу новой программы партии были внесены слова о том, что осуществление всех её идеалов возможно только в условиях полной независимости Украины.

Иван Франко, председательствовавший на съезде, при этом промолчал. А в изданной через несколько месяцев рецензии на труд Бачинского Франко написал: «А раз прочувствована будет — у кого по национальным, у кого по экономическим причинам — потребность политической самостоятельности Украины, то дело это войдёт на повестку дня политической жизни Европы, и не выйдет из неё, пока не осуществится».

Именно тогда Иван Франко публично отошёл от идей Михаила Драгоманова, который будущее Украины видел в составе федерации с Россией.

Смерть Драгоманова ускорила процессы дифференциации в партии, до того скрепляемой его авторитетом.

Из трёх оформившихся в РУРП течений — социалистов-народников, социалистов марксистского направления и радикальных «народовцев», — два последних покинули партию в 1899 году, создав соответственно Украинскую социал-демократическую партию (УСДП) и Украинскую национально-демократическую партию (УНДП).

Именно в УНДП, вместе бывшими «молодыми радикалами» Будзиновским, Охримовичем и Левицким, оказался Франко. Кроме того, к «национал-демократам» присоединился эмигрировавший на Галичину Михаил Грушевский.

Но Русско-украинская радикальная партия, которая со временем стала называться просто «Украинской радикальной» (УРП), осталась на политической арене Галичины — как политическая сила, выражающая интересы украинских крестьян края, которые после раскола стали абсолютным большинством среди членов партии.

Сохранению популярности УРП содействовал и тот факт, что один из её лидеров, Кирилл Трилёвский, стал создателем военно-спортивной организации «Сечь» (на её базе позже будет создан легион Украинских Сечевых Стрельцов).

В 1907 году УРП получила 3 места в имперском парламенте в Вене, а в 1911-м — пять депутатов в Вене и шесть в Галицком сейме. После УНДП «радикалы» были второй сильной украинской партией в Галичине и Буковине, и в последние десятилетия существования Австро-Венгрии фактически создали с «народниками» своеобразную «двухпартийную систему».

УРП вместе с УНДП были также главными политическими структурами, создавшими в октябре 1918 года «Украинскую национальную раду» во Львове, которая провозгласила создание Западно-Украинской Народной Республики (ЗУНР). Вице-президентом этой рады был представитель УРП Лев Бачинский, а два выдвиженца партии вошли в правительство ЗУНР: Дмитрий Витовский (министр обороны) и Иван Макух (министр внутренних дел).

Первые годы после того, как Галичина и Волынь оказались в составе Польши, УРП, как и большинство украинских партий, бойкотировала все выборы. Но в 1923 партия приняла новую, радикально левую программу, записав в неё требование «социализации всех средств производства».

В 1926 году, после присоединения к УРП волынской группы эсеров, партия сменила название на Украинскую социалистически-радикальную партию (УСРП), а в апреле 1931 стала членом II Социалистического Интернационала. В выборах 1928 года УСРП участвовала самостоятельно, получив 11 мандатов в Сейме Польши, и 3 — в сенате. В 1930-м «радикалы» пошли на выборы по спискам Украинского национально-демократического объединения, получив в них треть, причём депутаты от УСРП создали в Сейме и Сенате отдельные фракции.

УСРП основала в Галичине и Волыни массовые левые организации: молодежную — «Каменщики» (ср. название знаменитой поэмы Франко «Каменяри» — прим. ред.), и Союз украинских работающих женщин «Женская Громада». Под влиянием УСРП находились издательство и народный университет «Самообразование» (1930-1939), а партийно-политическую литературу публиковало издательство «Громада» (1922-1939). Печатным органом «радикалов» была газета «Громадський голос» («Общественный голос»), основанная ещё в 1895 году.

Партия прекратила свою деятельность в сентябре 1939 года после присоединения Западной Украины к СССР. Ряд деятелей УСРП объявили о восстановлении её деятельности на территории Западной Германии в 1946 году, но в 1950-м партия вместе с другими левыми украинскими силами в эмиграции влилась в «Украинскую социалистическую партию», которая ничем особенно не отметилась.

Примечательно, что первый лидер «радикалов» Иван Франко уже к 1907 году разочаровался не только в «народовцах» из УНДП, к которым сам ушёл в 1899-м, но и во всех украинских политиках вообще.

В рецензии на комедию Антона Крушельницкого «Орлы», изображающую «украинскую интеллигенцию провинциального городка», Франко написал:

«Это такая комедия, что плакать хочется. Плакать особенно над тем народом, которого обманывают, обдирают и ещё пренебрегают эти «орлы», все эти патриоты, радикалы, национал-демократы и какие там ещё у них названия.

Автор, очевидно, сидел в одном из таких гнёзд патриотической деморализации, и присмотрелся к ней быстрым глазом. Он запустил глубоко зонд в бездну человеческой бесхарактерности, фарисейства и подлости, иллюстрировал ее почти всеми типами, выведенными в комедии, иллюстрировал фундаментально и всесторонне, так что читатель рад бы крикнуть: да хватит же сего! Неужели возможна такая бездна полости, которая выдает себя за патриотизм, за труд для народа, за пожертвование своих интересов для общих целей?

Страшно делается за человека, за народную душу, за будущее, когда действительно так выглядит та патриотическая кухня, в которой варятся «идеалы грядущего» нашего несчастного края. Тем не менее, всё это правда, всё это черты, выхваченные из действительной жизни. Все те люди, описанные в этой комедии, живы до сих пор, баллотируются, дерутся друг с другом, окидывают себя грязью, дурят народ и самих себя — и всё это зачем? для патриотизма? Где там, для личной амбиции, для материальных выгод».

Весьма радикально звучит даже в XXI веке.


Tags: галиция, история, левая идея, русины
Subscribe

Recent Posts from This Journal

promo varjag2007su february 18, 2019 14:57 26
Buy for 100 tokens
Друзья и читатели моего блога! Вы все знаете, что все годы существования моего блога мой заработок не был связан с ЖЖ. Т.е. я не была связана и не имела никаких обязательств материального характера ни перед какими политическими силами и различными группами, кроме дружеских уз и благодарности…
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 1 comment