varjag2007su (varjag2007su) wrote,
varjag2007su
varjag2007su

Category:

«Красная капелла»: точка до сих пор не поставлена

Нам еще предстоит отделить героев от предателей

Термин «Rote Kapelle» («Красная капелла») введен сотрудниками Главного управления имперской безопасности Третьего рейха для общего обозначения советской нелегальной разведывательной сети, действовавшей в Западной и Центральной Европе перед началом и в ходе Второй мировой войны. На жаргоне сотрудников Управления радисты назывались «пианистами», их радиопередатчики «роялями», а руководители – «дирижерами».
В ночь с 25 на 26 июня 1941 года располагавшийся в Кранце немецкий пост обнаружения и перехвата подпольных радиопередач зафиксировал работу новой радиостанции. Так начиналась история «Красной капеллы».

1938 год ознаменовался резким обострением международной обстановки по причине перехода фашистской Германии к реализации своих агрессивных планов в Европе. В марте этого года Гитлер захватил Австрию. 30 сентября на Мюнхенской конференции Англия и Франция фактически передали Гитлеру Чехословакию. 27 февраля следующего года Англия и Франция признали франкистский режим в Испании, и через месяц республиканское правительство пало. В марте Германия отобрала у Литвы Мемельскую область, а 1 сентября напала на Польшу. Началась Вторая мировая война. В апреле 1940 года немцы захватили Данию и Норвегию. К июлю Гитлер разгромил Бельгию, Голландию и Люксембург. 17 июля капитулировала Франция. В апреле 1941 года немецкие войска напали на Грецию и Югославию, установив господство на Балканах. Война вплотную подошла к границам Советского Союза.

В этой чрезвычайно опасной для СССР обстановке требовалось существенное наращивание усилий его внешней разведки, мобилизация агентурных, технических и кадровых возможностей, чтобы отследить планы Германии, установить истинные отношения мировых держав к расширению немецкой агрессии, а также их позиции в случае нападения Гитлера на Советский Союз.

Решать эти задачи советской разведке пришлось в условиях кардинального осложнения оперативной обстановки во всем мире. Германская оккупация ряда европейских государств вынудила свернуть в них работу резидентур под прикрытием официальных представительств. В срочном порядке требовалось расширить работу с нелегальных позиций, обеспечив ее надежной связью с Центром.

В предвоенные годы разведка Наркомата обороны СССР являла собой орган внешней разведки, действовавший наряду с Управлением внешней разведки Наркомата внутренних дел и Разведуправлением Наркомата Военно-морского флота СССР. Во второй половине 1930-х годов военная разведка понесла тяжелые кадровые потери из-за провалов в ряде стран, а также из-за внутренних репрессий и чисток государственных органов.

В Европе к началу 1941 года резидентуры под прикрытием официальных советских представительств и нелегальные резидентуры Разведуправления Генерального штаба Красной армии действовали в Англии, Бельгии, Болгарии, Венгрии, Германии, Голландии, Италии, Польше, Румынии, Швеции, Швейцарии, Франции, Чехословакии и Югославии. Наиболее ценные сведения о подготовке фашистской Германии к войне против СССР поступали в Центр от разведчиков Курта Велкниша (источник АВС), Иогана Венцеля (оперативный псевдоним Паскаль), Леопольда Треппера (Отто), Шандора Рады (Дора) и других. Все они – «дирижеры» Красной капеллы, наиболее выдающимся можно считать Леопольда Треппера, известного под псевдонимом Большой шеф.

Леопольд Треппер, польский еврей, родился 23 февраля 1904 года в местечке Новы-Тарг (60 км южнее Кракова). Среднюю школу он окончил во Львове, учился в Краковском университете, где стал членом подпольной коммунистической группы. За пределы Польши он выбрался, прибегнув к помощи сионистской организации «Гехалуц». Через Вену и Триест Треппер оказался в Палестине. В 1929 году он становится членом Центрального комитета Коммунистической партии Палестины и одним из организаторов группы «Единство», деятельность которой служила делу единения арабов и евреев в борьбе против английских оккупантов.

В 1930 году Треппер и его соратники по освободительной борьбе были арестованы. Освободившись через несколько недель, Треппер нелегальным путем перебирается во Францию, где активно действует советская разведка, опирающаяся на местную систему рабкоров (рабочих корреспондентов). Октябрьская революция в России обрекла на изгнание множество русских журналистов. Только во Франции к 1930 году насчитывалось около трех тысяч рабкоров, большинство из которых трудилось на военных предприятиях. В своих статьях они критиковали условия труда и рассказывали о быте рабочих.

В 1932 году деятельностью рабкоров заинтересовалась французская полиция. Комиссар Фо-Па-Биде вышел на след руководителя рабкоровской сети по прозвищу Фантомас. После ареста выяснилось, что им является польский еврей Исайя Бир, попавший во Францию через Палестину. Его заместитель, Альтер Стром, также польский еврей, оказался другом детства Леопольда Треппера. Последний, тесно сотрудничая с организацией Фантомаса, попал в поле зрения советской военной разведки.

Во избежание ареста Треппер покидает Париж и объявляется в Берлине, где обращается в советское посольство. Вскоре он оказывается в Москве. С 1932 по 1934 год Треппер проходит курс подготовки разведчиков.

Вновь во Францию Леопольд Треппер прибывает в 1937 году с поддельным финским паспортом на имя Соммэ. Здесь он устанавливает личность человека, выдавшего Фантомаса французской полиции. Это голландский еврей, бывший руководитель советской разведки в США, перевербованный ФБР. Леопольд Треппер возвращается в Москву с отчетом о проделанной работе.

Весной 1938 года Треппер с канадским паспортом на имя Адама Миклера приезжает в Брюссель и занимается созданием разведывательной организации, получив псевдоним Большого шефа. Он сближается с коммунистом Леоном Гроссфогелем. Вместе они учреждают фирму «Иностранная компания отменных плащей» с филиалами в районах главных портов Франции и Нидерландов. Она играет роль «крыши» для сотрудников разведывательной организации. Директором фирмы становится бельгиец Жюль Жаспар, выходец из видной буржуазной семьи. К началу Второй мировой войны бельгийская разведывательная организация Леопольда Треппера уже способна решать задачи, поставленные Москвой.

После падения Бельгии в мае 1940 года Треппер с помощью советского консульства в Виши через Марсель перебирается в Париж. Здесь он становится во главе разведывательной сети, объединяющей семь разведгрупп, организует новое прикрытие – фирму «Симекс» с филиалом «Симекско» в Брюсселе (фирма занимается продажей немцам товаров черного рынка). Разведгруппы сети стабильно добывают сведения, раскрывающие военные и промышленные секреты немцев в оккупированной Европе, сведения о дислокации и передвижениях войск, об объемах промышленного производства, о сырьевых ресурсах, о конструкции нового немецкого танка и производстве самолетов.

Треппер налаживает и поддерживает контакты с французской коммунистической партией. У него два помощника: Леон Гроссфогель и Хиллель Кац. Бельгийская организация Треппера законсервирована. Ее возглавляют Михаил Макаров (псевдоним Карлос Аламо), руководитель филиала фирмы «У резинового короля» в Остенде, и А.М. Гуревич (Кент), направленный в 1939 году Центром в помощь Трепперу. У него американский паспорт на имя Винсента Сьерры. Членам организации он известен под псевдонимом Маленький шеф.

В это же время нелегальную резидентуру советской военной разведки в Женеве возглавляет Шандор Радо (псевдоним Дора). Практически одновременно Леопольд Треппер, Шандор Радо и Рихард Зорге доложат в Центр о сроках нападения фашистской Германии на СССР. При этом Треппер предупредит Москву дважды, действуя через советского военного атташе в Виши генерала Суслопарова (последний раз вечером 21 июня 1941 года). Москва не внемлет. Сталин и его ближайшее окружение убеждены: Гитлер не нападет на Советский Союз прежде, чем разделается с Англией.

С началом Великой Отечественной войны берлинская разведывательная сеть переживает особенно трудное время. Персонал посольства отозван в Москву. Передатчик работает с перерывами из-за возникающих неисправностей и отсутствия должного опыта у радиста. В Москве принимают решение направить в Германию квалифицированных специалистов. А пока Кенту надлежит прибыть в Берлин и на месте оказать необходимую помощь. Он обеспечивает берлинскую резидентуру исправным передатчиком, а также сводит радиста с местным ветераном-коммунистом, который будет давать берлинскому радисту уроки мастерства. Кент возвращается в Брюссель. Практически сразу же после его отъезда немцы начинают охоту на заработавший передатчик, и Берлин вынужден замолчать. Москва приказывает все добытые берлинской резидентурой разведывательные сведения направлять в Брюссель по существующему между Германией и Бельгией каналу курьерской связи.

Брюссельская резидентура расконсервирована. Она – центр советской разведывательной сети, действующей на территориях Бельгии и Голландии. Главные источники этой сети – местные группы сопротивления. Полученные от них разведывательные сведения немедленно передаются в Центр по радиоканалу.

12 ноября 1941 года, в разгар битвы под Москвой, когда в Орше начальники штабов трех армейских объединений вермахта вырабатывают замысел окончательного броска на советскую столицу, до которой передовым немецким частям не более 25 км, Брюссель передает в Центр:

Кент – Директору.

Источник Коро.

Осуществление плана III, цель которого – Кавказ, первоначально назначенное на ноябрь, перенесено на весну 1942 года. Переброска частей должна быть закончена к 1 мая. Материально-техническое обеспечение операции начинается с 1 февраля. Линия развертывания для наступления на Кавказ: Лозовая – Бакалея – Чугуев – Белгород – Ахтырка – Красноград. Штаб-квартира – в Харькове. Подробности позднее.

В то время когда Рихард Зорге из Токио убеждает Сталина в том, что Япония не ударит в спину Москвы из Сибири, разведывательная сеть, руководимая Леопольдом Треппером, раскрывает замысел верховного немецкого командования о летней кампании 1942 года. Если Зорге помог избежать поражения под Москвой, то Треппер и его люди заложили основание побед Красной армии на Кавказе и под Сталинградом.

К декабрю 1941 года немцы методом радиопеленгации устанавливают место работы брюссельского передатчика – улица Атребат, 101. 12 декабря во время очередного сеанса связи немецкая зондеркоманда врывается в особняк. В ее руках оказываются радист, передатчик, шифровальщица, шифровальная книга, полуобгоревшая часть текста передаваемого сообщения, а также мастерская по изготовлению поддельных документов. Радиста зовут Камиллом. Он палестинский еврей, бывший боец интербригад. На допросах он не скажет ни слова и будет казнен. Шифровальщица Софи Познанская тоже не заговорит и покончит с собой в камере тюрьмы Сен-Жиль. Еще одна арестованная – Рита Арну. Она консьержка и в тайны организации не посвящена. Но именно благодаря ее показаниям немцам удается взять след Маленького шефа. В мастерской среди множества чистых бланков обнаружены фотографии, на которых изображены Большой и Маленький шефы.

В доме устраивается засада. Первый посетитель – владелец особняка. Он хочет получить арендную плату. После проверки его отпускают. Второй – небритый, давно не мывшийся оборванец. У него в руках корзина с кроликами. Мужчина объясняет, что давно поставляет кроликов проживающим в доме. Его прогоняют пинками. Позже выяснится, что это был… Большой шеф. У третьего визитера документы на имя Карлоса Аламо. При обыске у него обнаружены несколько шифровок. Щелкают наручники.

Центр разведывательной сети в Брюсселе прекратил существование. В жаргоне сотрудников фашистских контрразведывательных служб появляется термин «Красная капелла».

После облавы на улице Атребат Кент запаниковал. Треппер отправляет его в Марсель и держит в резерве. Большому шефу необходимо знать, что немцам удалось выведать у арестованных. Он формирует специальную группу. Ее задача – собрать сведения о поведении арестованных. От подкупленных охранников тюрьмы становится известно о молчании Аламы, Камилла и Софи Познанской, о показаниях Риты Арну. На повестку дня становится вопрос о реорганизации бельгийской сети. Кто возглавит работу в Брюсселе? Кент и Аламо вне игры; место Треппера – Париж. Москва назначает руководителем в Брюсселе Константина Ефремова (оперативный псевдоним Эрик Хорнстрем). Ко времени провала на улице Атребат он уже два года проживает в Бельгии под видом студента политехнического института, выходца из Финляндии. Ефремов и Треппер знакомы. Бельгийская сеть законсервирована. Берлинская организация также парализована. У Большого шефа нет радиостанции – генерал Суслопаров вместе с советским посольством отозван в Москву. Единственный выход – обратиться к французским коммунистам. Леопольд Треппер на свой страх и риск вступает в контакт с представителями Коммунистической партии Франции. Это происходит в феврале 1942 года, через два месяца после провала на улице Атребат.

В мае 1942 года прошедшие усиленную подготовку в советской разведшколе Эрна Эйфлер и Вильгельм Феллендорф десантированы над Восточной Пруссией. Оба – опытные подпольщики. Эрна работала рабкором в Германии и состояла в организации, подобной той, которой во Франции руководил Фантомас. Затем она выполняла различные миссии в Вене, Шанхае, Голландии и Англии. Феллендорф, бывший офицер интербригад, работал в Чехословакии, Бельгии и Голландии. Им необходимо добраться к надежным друзьям в Гамбург.

При десантировании Эрна и Вильгельм потеряли передатчик. Хотя им и удалось беспрепятственно добраться до своих друзей, наладить связь с Берлином долгое время не получается. В июле 1942 года они все еще находятся в Гамбурге. К этому времени активируется французская сеть Красной капеллы. Ее передатчик подолгу работает в эфире. 3 июня 1942 года сотрудники гестапо вламываются в дверь дома в Сен-Жермене. Прямо у передатчика схвачены радист Херш Сокол и его супруга Мира. На допросах она назовет один из псевдонимов Леопольда Треппера – Жильбер.

После этого провала Большой шеф приказывает Ефремову начать работу с одним из двух уцелевших в Брюсселе передатчиков. Шесть месяцев прошло со дня облавы на улице Атребат, и Треппер полагает, что в Брюсселе уже не так опасно. Передатчик работает ночами по нескольку часов подряд, и немцы устанавливают его местоположение. 30 июня 1942 года прямо за работой арестован Иоган Венцель. В руки гестапо попадают документы, содержащие разведывательные сведения о производстве немецких самолетов и танков, о потерях вермахта и его резервах, о подробностях немецкого плана наступления на Кавказ. Настоящая катастрофа! Немецкий генеральный штаб впервые после начала войны сталкивается с тем, что все его хитроумные операции оказываются разгаданными одна за другой.

Но настоящая катастрофа ждет Красную капеллу 14 июля 1942 года. В этот день немцы расшифруют содержание радиограммы, отправленной из берлинской резидентуры. В ней – дата и место экстренной встречи Хорнстрема с представителем Центра. 30 июля Ефремов арестован. На допросах он покажет, что сменил Кента на посту руководителя брюссельской разведывательной организации, выдаст радиста и своего связного с голландской разведсетью. Оба будут немедленно схвачены гестапо. Радист согласится участвовать в радиоигре с Москвой. Связной выдаст руководителя группы в Амстердаме Антона Винтеринка. В результате вся амстердамская группа будет арестована, а Винтеринк примет предложение о сотрудничестве с немцами.

По наводке Ефремова гестапо арестовывает Кройта, бывшего протестантского пастора в Голландии, сотрудника советской разведки, направленного Москвой в помощь Ефремову. Кройт знает Эрну Эйфель и Вильгельма Феллендорфа, а также об их миссии и месте нахождения.

Итак, лето 1942 года – время разгрома значительной части «Красной капеллы». Провалены брюссельская и амстердамская сети. Парижская уцелела и продолжает активно функционировать. Большой шеф проникает в высшие эшелоны немецкой военной иерархии. Но по-прежнему остро стоит проблема радиосвязи с Москвой – схвачены супруги Соколы и Фортнер; Кент паникует и отказывается выходить в эфир; передатчик есть у ветерана Коминтерна Робинсона, но он перепуган немецкими пеленгаторами и не хочет работать на передачу. Рассчитывать можно лишь на Пьера и Люсьен Жиро, связных с коммунистами Франции. Треппер отдает приказ супругам Жиро установить радиосвязь с Москвой. Попытка чуть не заканчивается провалом – в дом, где обосновались Пьер и Люсьен, нагрянуло гестапо. Чудом супругам удается спастись бегством.

Проблема вторая – Москва не верит сообщениям Большого шефа. У Треппера возникает мысль: либо в Центре находится вражеский агент, либо там считают, что он работает под контролем гестапо и именно он выдал Ефремова, Венцеля и Винтеринка.

В июле 1942 года гестапо берет след берлинской сети. Немцы устанавливают, что на советскую разведку работают офицер люфтваффе Харро Шульце-Бойзен, советник министерства экономики Арвид Харнак, литератор и директор киностудии «Прага филмз» Адам Кукхоф, сотрудница информационного отдела министерства иностранных дел Ильзе Штёбе, дипломат Рудольф фон Шелия и многие другие. Расправиться с сетью особого труда не представляет. Всего через неделю после начала облавы 118 человек брошены в тюремные застенки штаб-квартиры гестапо на Принц-Альбрехт-штрассе.

Так к исходу лета 1942 года после Брюсселя и Амстердама пришла очередь Берлина. Гестапо и абвер имеют приказ: любой ценой в кратчайший срок найти руководителя Красной капеллы. Специально созданную для этого зондеркоманду возглавляет мастер сыска Карл Гиринг. Арестованный Ефремов утверждает, что Большой шеф пребывает в Париже. Туда и направляется Гиринг. Но ни одной ниточки, ведущей к Большому шефу, у него нет. И тогда главе зондеркоманды приходит мысль поискать удачу в «Симексе». На предъявленной фотографии сотрудник фирмы Николаи опознает бизнесмена Жильбера, сотрудничающего с «Симекс». На известный ему почтовый адрес Николаи направляет Жильберу извещение о необходимости прибыть в фирму для продления якобы истекающего срока действия его аусвайса. Большой шеф на эту «удочку» не попадается. Доподлинно неизвестно, как Гиринг вышел на зубного врача, которого напоследок посещает Большой шеф. Но именно в кабинете дантиста Маленлату на запястьях Леопольда Треппера щелкнули наручники.

С арестом Большого шефа гестапо и абвер связывают надежду на непременный успех затеянной ими большой радиоигры с Москвой. Леопольд Треппер это хорошо понимает и дает согласие на сотрудничество. Кто он? Предатель или герой?

В документах гестапо и абвера (сфабрикованных?) в актив Треппера зачислены сдача им леонской группы, Лео Гроссфогеля, Кента, Робинсона, Каца и многих других советских разведчиков, рассказы о подробностях работы брюссельской сети… Но как объяснить неоспоримый факт: Леопольд Треппер под носом у своих новых хозяев находит уникальную возможность известить Центр о провалах в руководимой им сети, об арестах и предательствах некоторых членов его команды, о том, что сам он работает под контролем нацистов? С какой целью, совершив побег, Треппер возвращается в Москву, где, он знает, его ждут презрение руководства, длительное тюремное заключение и долгие годы забвения?

Итак, большая игра Берлина с Москвой вступает в апогей. Главная цель – развалить коалицию антифашистских государств, рассорив Сталина с союзниками. Для этого используются захваченные передатчики Красной капеллы. Первыми «солистами» становятся Ефремов, Венцель и Винтеринк, но во главе этой «новой» капеллы для убедительности необходимо поставить главного «дирижера» – Большого шефа. Его первым в радиоигре донесением станет составленный сотрудниками министерства пропаганды Геббельса доклад об итогах социологического исследования об отношении немецкого народа к войне. В докладе говорится о том, что большая часть населения Германии по-прежнему верит в победу над Советским Союзом, хотя и считает, что для этого необходимо вступить в переговоры с Западом. Доклад, разумеется, «совершенно секретный». Нацисты рассчитывают на то, что, получив это донесение, Сталин узнает о «действительной позиции союзников по отношению к СССР», ведь он уже подозревает Черчилля и Рузвельта в темных делах с фашистскими руководителями.

Январь 1943 года. Венцель и его соглядатай входят в комнату, где установлен передатчик. Печь давно не топлена. Немец склоняется, чтобы разжечь огонь. Венцель наносит ему удар по голове и сбегает. Немцы так и не найдут беглеца. Его место у передатчика займет Кент, и Москва не заметит подмены. Для двух оставшихся «пианистов», Винтеринка и Ефремова, условия содержания ужесточаются. Их помещают в камеры концентрационного лагеря Бреендонк. Отсюда они продолжат радиоигру.

Август 1943 года. Леопольд Треппер продумал план побега. Ему удается установить доверительные отношения со своим охранником. Иногда вечерами они устраивают попойки и ведут душещипательные беседы. Наутро после одного из таких вечеров Треппер предлагает съездить в аптеку, чтобы снять похмельный синдром. Там он рассчитывает оглушить немца и бежать. Все оказывается значительно проще: охранник остается в машине. Трепперу достаточно войти в одну дверь и выйти через другую. Проходными дворами он добирается до железнодорожного вокзала и прыгает в первый подвернувшийся поезд…

Майские дни 1944 года. Союзники ускоренным маршем продвигаются к Парижу. Леопольд Треппер убежден: большая игра близится к завершению. Для него важно выйти из нее, захватив в плен тех, кто преследовал его несколько лет и отнял близких людей. Что мешает напасть на парижскую зондеркоманду? С помощью французских коммунистов Треппер создает ударный отряд из 30 хорошо вооруженных бойцов. В Москву уходит радиограмма с просьбой разрешить операцию. Москва молчит.

Через два месяца после освобождения Франции в Париж прибывает советская военная миссия, которую возглавляет подполковник Новиков. 26 августа 1944 года Леопольд Треппер покидает свое парижское убежище и предстает перед Новиковым. Примерно в это же время в советскую миссию в Париже обращается и Шандор Радо, руководитель резидентуры Дора, разгромленной в 1943 году швейцарской полицией. Заподозренный Центром в сотрудничестве с Интелледженс сервис, он все же решается вернуться в Москву.

6 января 1945 года, спустя шесть месяцев после освобождения Парижа, Леопольд Треппер и Шандор Радо одним самолетом вылетают в Москву. На промежуточной посадке в Каире нервы Шандора Рады не выдерживают, и он исчезает. Рейс продолжается без него. Москва сообщает английским властям, что Шандор Радо дезертир. Он арестован и выдан советским представителям. Радо заплатит десятилетним заключением.

14 января 1945 года самолет с Леопольдом Треппером приземляется на небольшом подмосковном аэродроме. Его встречают и доставляют в Центр, на Знаменку. Потом будут Лубянка, допросы и сибирский лагерь под Воркутой. Приговор будет отменен с формулировкой «за отсутствием состава преступления». Но произойдет это через 10 лет. Леопольд воссоединится с женой и двумя сыновьями и уедет на родину – в Польшу. Шандор Радо будет освобожден. Свободу обретет и Гуревич, но по амнистии. Судьба Константина Ефремова автору статьи неизвестна.

До конца 1960-х многое в судьбах советских разведчиков, создавших эффективную подпольную организацию, оставалось для общественности загадкой. Нацисты позаботились о том, чтобы в немецких архивах сохранилось достаточно «документальных свидетельств» их измены. Миф об этом просуществовал многие годы, и почти 20 лет «Красная капелла» оставалась мишенью самых разных нападок.

Сегодня историография Красной капеллы представлена многими работами отечественных и зарубежных авторов, в том числе и Леопольда Треппера, и Шандора Радо, но во всех присутствует ряд неточностей, содержатся прямо противоположные оценки. Последняя официальная версия истории «Красной капеллы» изложена в коллективном труде, вошедшем в шестой том 12-томного издания «Великая Отечественная война 1941–1945 годов». Но и она не ставит точку в представлении об этой разведывательной организации.
Tags: вторая мировая война, германия, разведка, спецслужбы, ссср
Subscribe

Recent Posts from This Journal

promo mgu68 октябрь 14, 09:34 18
Buy for 110 tokens
Начну с главного: нужна срочная помощь психологу Борису Петухову, который занимается психореабилитацией детей Донбасса. Времени катастрофически мало. Пост создан близким другом семьи психолога, преподавателя и правозащитника Елены Алекперовой mgu68 и ее мужа, доктора наук, психолога,…
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 1 comment