varjag2007su (varjag2007su) wrote,
varjag2007su
varjag2007su

Categories:

Из воспоминаний натуралиста Родин

От Лиепаи до Плимута


Из воспоминаний натуралиста Родина, который в 1947 году во время экспедиции в Южную Америку на теплоходе "Грибоедов", сделал наблюдения относительно состояния Швеции и Британии после второй мировой войны.

В 1947 Академия Наук СССР для наблюдения солнечного затмения организовала экспедицию в Южную Америку. По пути теплоход экспедиции заходил в Швецию и Англию. Кроме астрономов, в экспедиции была включена и группа биологов и ботаников, одним из членов которой стал биолог и географ, в общем, натуралист, Родин, имевший привычку писать дневники и путевые заметки на самые общие темы. Вскоре эти свои записи он оформил в книгу, первое издание которой вышло в 1949 году [1], и в 1952 вышло второе, дополненное.
Первая глава из воспоминаний Родина и представлена ниже (сокращения коснулись преимущественно чисто внутренних экспедиционных вопросов и описания плавания морем). Полностью прочитать или скачать книгу можно, к примеру, здесь:
https://royallib.com/book/rodin_leonid/pyat_nedel_v_yugnoy_amerike.html

Чтоб читателю было проще оценить написанное Родиным, напомню, что все воюющие и даже многие невоюющие страны во время Второй мировой вводили рационирование продуктов и не только продуктов. Эти карточные системы были отменены далеко не сразу после Победы. Так, в Великобритании полноценная карточная система просуществовала вплоть до 1950 года, после чего постепенно, шаг за шагом отменялась по отдельным группам товаров (первыми в 1950 были отменены карточки на бензин), и полностью все ограничения там были сняты только в 1953-м году.

Карточная система в Советском Союзе была отменена одномоментно: а именно, 1 -го января 1947 года. Т.е. на момент начала той экспедиции, карточная система в СССР была отменена всего примерно за три месяца до этого.
Отметим также, что как раз в те годы Великобритания занималась разработкой собственной атомной бомбы, и финансирование атомного проекта имело высший приоритет [2] несмотря на тяжелейшее экономическое и финансовое, на грани дефолта, положение страны. Описывая ситуацию, Родин на тот момент ничего не мог знать, конечно, об их атомном проекте.
Ну а 1-ю английскую атомную бомбу взорвали в октябре 1952 года, т.е. примерно через 2,5 года после советской, несмотря даже на то, что многие английские физики до 1945 года были участниками и Манхетеновского проекта, и владели хотя бы частично соответствующей закрытой информацией.

Литература:

1. Л. Родин. Пять недель в Южной Америке. Записки натуралиста М.: Государственное издательство географической литературы, 1949. 256 с.
2. Трухановский В. Г. Английское ядерное оружие. Историко-политический аспект. М.: «Международные отношения», 1985. 232 с.


Л. Родин
Пять недель в Южной Америке. От Лиепаи до Плимута




Двадцать пятого марта 1947 г. на борт теплохода «Грибоедов» были погружены последние ящики и собрались все пассажиры-участники экспедиции Академии наук СССР по наблюдению солнечного затмения в Бразилии.

Только 8 апреля настал этот день [отплытие]. Погода была отвратительная — шел мокрый снег при порывистом западном ветре. Застучали дизеля, «Грибоедов» отдал швартовы и отошел от пристани..

Мы были уже на чистой воде в 11 часов 45 минут. Всего 4 мили была полоса льдов, прижатых к берегу. Начало качать. За кораблем летела большая стая чаек. Мы кидали им куски хлеба. Они ловко ловили их на лету или схватывали с поверхности воды.
За обедом по случаю выхода в море было открыто вино, прекрасное «Ркацители» урожая 1940 г. Капитан поздравил нас с началом плавания и пожелал успешного проведения работ и благополучного возвращения на Родину.
«Сибиряков» шел впереди, мы за ним, уже своим ходом. Наш первый порт - Карлсхамн в Швеции. «Грибоедову» было приказано направиться туда, чтобы пройти там размагничивание.

В 10 часов утра 14 апреля подошли к Карлсхамну. Пришли туда со «своими» чайками; они так и не покинули нас, питаясь отбросами с камбуза. Карлсхамн — это маленький портовый городок, построенный на гранитных скалах, которые выступают из воды и составляют основную черту всего пейзажа. Маленькие домики стоят прямо на скалах, иногда возле них натаскана земля и устроены садики, позади домиков и между ними на скалах же растут сосны, реже дуб и совсем редко береза и бук. Сосны корявые, всего 6–8 и не более 10 метров высоты. Гранитные скалы под сосняком чаще всего покрыты мхами, иногда встречаются небольшие куртины боярышника, малины и можжевельника.

Здесь уже весна. Днем было +8° и ласково светило солнце. Распускаются листья ивы и лопаются почки у березы. Ходим по городку в расстегнутых пальто.
В центральной части города (если так можно назвать улицу, где расположены магазины и учреждения) очень мало публики. В магазинах не видно покупателей. Прохожих очень мало. Но зато много велосипедистов. Население от мала до велика ездит на велосипедах. Возле магазинов и у подъездов устроены специальные стойки для переднего колеса велосипеда. Ездят на велосипедах виртуозно, прямо будто срослись с ними: здороваются на ходу за руку, угощаются сигаретами, закуривают и… почти не дают звонков, а ловко объезжают прохожих, хотя при этом переезжают почти на другую сторону улицы. На каждом велосипеде багажник и на нем, кроме того, еще бывают приделаны особые сумки или корзинки. Пожилые хозяйки везут в них снедь, обувь из ремонта и т. п. Возле порта находится цементный завод. В обеденный перерыв из ворот завода выезжают в разные стороны сотни две велосипедистов.

Швеция - одна из счастливых стран Европы, она не только не участвовала в мировой войне, но даже избегла немецкой оккупации, какой подверглась ее соседка Норвегия. Благодаря этому здесь только основные предметы питания были «рационированы»: мясо, хлеб, жиры, сахар. Были затруднения с одеждой, обувью; сейчас США наводняют Швецию своими лежалыми товарами, а «рационированные» продукты можно приобрести без ограничения по повышенным ценам.

Но это не для рабочих и мелких служащих. Часто мы видели, как у витрин магазинов стоят голодные «зрители» соблазнительной снеди и отутюженной одежды, лакированных ботинок и накрахмаленного белья, расположенных за толстым зеркальным стеклом: они недоступны карману рабочего человека из-за высокой цены, обозначенной на этикетке.
На причальной стенке порта постоянно «дежурят» безработные в ожидании случайной работы по разгрузке судов, а пока выпрашивающие у моряков набить табаком трубку или покурить сигарету.


В Карлсхамнском порту стояло десятка три парусников и штук пятнадцать пароходов и теплоходов. Большинство — шведских, часть финских. Шведские корабли выделяются чистотой и, как рассказывают, отличаются превосходными мореходными качествами.

Нам предстояло пройти самую узкую часть, соединяющую Балтийское море с Северным, — пролив Зунд. Плавание в Зунде всегда сопряжено с трудностями, особенно в туманы. А теперь, при наличии лишь узких проходов среди неразминированных участков, - и того более трудно.
Нам нужен был либо лоцман, который провел бы нас до Хельсингборга, либо новейшие лоции Зунда, где были бы указаны свободные от мин проходы.
Вскоре подошел катер с лоцманом (об этом можно было узнать издали по особому флагу на его мачте). Лоцман ловко поднялся по штормтрапу, привез пакет с картами, пробыл у капитана минут десять и уехал на другие корабли, которые стояли недалеко от нас с такими же сигналами и ждали лоцмана. Выяснилось, что пойдем только утром, ночуем здесь, на рейде, и «без гудков».

18 апреля. Пошли в 5 часов 30 минут. Лоцман идет у нас на корабле, остальные четыре парохода следуют за «Грибоедовым». Лоцман выбрал наш теплоход по простой причине: все лоцманы любят водить советские корабли, так как здесь их кормят вволю, чего не замечается за другими «флагами».

19 апреля. Всю ночь шли полным ходом. Утром +4°, легкая облачность. Земли не видно. В обед горизонт стало затягивать дымкой, а в 15 часов 30 минут «Грибоедов» начал гудеть из-за спустившегося тумана. Пошли малым ходом. Волна небольшая. В 16 часов из-за полной потери видимости продолжали подавать гудки. Стали совсем. Через полчаса пошли малым ходом, а в 17 часов туман также неожиданно разошелся, мы пошли полным. Под вечер был хорошо виден остров Гельголанд. Его сразу можно узнать по обрывистым берегам и плоской поверхности.

Мы оказались одними из немногих, кто видел Гельголанд накануне его «конца»: через несколько часов, как мы вскоре узнали по радио, на Гельголанде был произведен гигантский взрыв англо-американскими войсками с целью уничтожить имевшуюся там немецкую крепость, базу воздушного и подводного флота, и большие запасы снарядов, мин и авиабомб. Все жители были выселены с острова.

21 апреля. Утром миновали Портсмут и подошли к Саутгемптону. Приняли на борт лоцмана. Подняли флаги: «На корабле имеется лоцман; больных заразными болезнями нет». Лоцман повел нас к порту, но, не дойдя до берега 2–2,5; миль, поставил «Грибоедова» на якорь. По договоренности с нашим посольством в Англии, здесь, в Саутгемптоне, мы должны получить вакцину против желтой лихорадки.
***
Только мы стали на якорь, как к нам подошли два катерка с баржами на буксире; на баржах надпись «Fresh water» и названия фирм. Видимо, — конкуренты. Второй помощник капитана «нанял» обоих: одна водянка стала заполнять носовые цистерны, вторая - кормовые.
Один из матросов с водянки попросил папиросу. Кто-то из наших протянул целую пачку. Но с высокой палубы океанского корабля слишком большое расстояние до водянки, которая чуть возвышается над водой. Пачку пришлось бросить, но по пути ее подхватил ветер и швырнул в воду. К водянке была привязана маленькая шлюпка. Матрос отвязал ее, вскочил в шлюпку и погнался за пачкой «Казбека». Взамен «утопленницы» наши моряки уже протягивали новые пачки и бросали их на водянку, но матрос все же догнал тонувшую коробку и извлек ее из воды.

В результате «несчастного случая» с папиросами матросы с водянки на неделю были снабжены куревом. А папиросы в это время были предметом внимания всей Англии. Лейбористское правительство в своих беспомощных потугах наладить послевоенное хозяйство решило обложить высоким налогом табак, сигареты и другие табачные изделия. В результате средний рабочий мог позволить себе курить две сигареты в день. Пачка папирос в глазах матроса или рабочего — это недостижимое богатство.
Обнаружилось, что у нас на борту не один лоцман, а два. Они хорошо закусили и охотно приняли приглашение дождаться обеда, а тем временем сошли с мостика на ботдек - место наших прогулок.

Один из них - старый и почтенный лоцман Саутгемптона. Он с гордостью сообщил, что в свое время водил «Нормандию», которая с начала войны стоит на приколе в одном из портов США. Да ей теперь и не нашлось бы «работы»: охотников до заокеанских рейсов мало. На рейде стоят два «безработных» лайнера: «Франкония» в 24 тыс. тонн и «Джоджик» в 27 тыс. тонн. Даже внешний облик этих огромных кораблей свидетельствует об их печальной участи: краска на бортах облупилась, повсюду грязные потеки, словом - вид неприглядный. Теперь только одна «Аквитания» ходит из Саутгемптона в Нью-Йорк.

Оба лоцмана жаловались на трудности жизни: «рационированные» продукты, «боны» на промтовары, отсутствие топлива, холодные, как назло, зимы. Не забыли и новый «налог на курящих», как было воспринято населением увеличение цен на табачные изделия.
Показали нам «сегодняшнюю» газету Саутгемптона. В ней больше всего места занимали табачные «проблемы»: расчетливые советчики рекомендовали не выбрасывать окурки; карикатуристы изображали, как один счастливчик курит, а толпа ловит дым от его сигареты; парламентарии доказывали, что курящие и так помогают бюджету страны тем, что покупают табак, чего не делают некурящие, так за что же их, курящих, так несправедливо наказывают, оставляя незатронутыми бесполезных некурящих, и т. п.


Политических новостей в газете было мало. Основное место занимали подробное сообщение о путешествии королевской семьи в Южной Африке и табачный вопрос. Более половины газеты уделено объявлениям десятков мелких и крупных фирм и рекламам разнообразных патентованных средств, каждое из которых должно осчастливить покупателя. Сообщалось «потрясающее» событие: некто (указана фамилия) подал в суд на кухарку, якобы укравшую у него 200 шиллингов. В суде же истец заявил, что снимает свой иск, так как женится на ответчице. Далее газета под философским заголовком «Собачья верность» извещала читателей, что такса (кличка) вернулась к своим хозяевам (фамилия) после трехдневного отсутствия. Вот и вся газета. О чем будут писать ее корреспонденты, когда вернется королевское семейство и, не дай бог, перестанут пропадать собаки?

Лоцманов пригласили обедать к капитану. Пошли обедать к себе в кают-компанию и мы.
Вскоре прибыл представитель нашего посольства и привез нам вакцину против желтой лихорадки. Через час Николай Михайлович уже вызывал нас к себе в каюту: время годности вакцины исчислялось всего 50 часами, и он торопился применить ее, пока она была полноценной. Мы все охотно подверглись этой прививке.

Лоцманы шумно распрощались с капитаном, каждый из них получил сверточек со снедью впрок, и они нарочито твердыми шагами проследовали к парадному трапу, который был спущен к приезду представителей нашего посольства. Лоцман с «Нормандии» выведет нас завтра утром из гавани.

Настал вечер. Было тихо и тепло (+ 10°). Стали мигать маяки и буи на фарватерах, зажглись огни на кораблях, но в городе было темно. Большой портовый город был погружен во тьму. Падение добычи угля в Англии привело к тому, что почти все города были лишены электричества. Электроэнергия подавалась только крупным предприятиям и лишь тем из них, которые работали круглые сутки. Редкие огоньки на берегу можно было видеть только там, где шла разгрузка судов. Экономия электроэнергии дошла до того, что в городе кинотеатры работали только два раза в неделю и давали по одному сеансу.
И это - в Англии, в стране с богатейшими запасами угля, который она всегда экспортировала в огромных количествах в другие страны. Затемненные города, спустя два года по окончании войны, — не особенно большая заслуга лейбористов перед своим народом.

***
22 апреля. Проснулся около 8 часов: пустили в ход машины. Думая, что мы уже уходим, вышел на палубу. Над капитанским мостиком поднят лоцманский флаг (белый с красным); следовательно, лоцман прибыл, скоро пойдем. Прошла мимо нас «Аквитания»: огромная четырехтрубная громадина в 45 тыс. тонн. Плавучий небоскреб. Наш лоцман сообщил, что она опаздывает на 40 минут, так как встретила по пути шторм. Внешний вид ее такой же неряшливый, как и у ее «безработных» сотоварищей.

Около 12 часов отдали лоцмана и пошли полным ходом. По выходе в открытую часть Ламанша начало изрядно качать, угол до 12–15°. Небо ясное, море и волны замечательно красивы. Вспоминаю Айвазовского: как правдиво он изображал море, как передал «непередаваемую» глубину и прозрачность волны!

В 18 часов пришли на рейд Плимута. О нашем прибытии мы сообщили по радио, к нам вышел пароходик с лоцманом, но волна была такая, что пристать к нам он так и не смог. Бросили якорь на рейде, где уже стояло несколько кораблей, искавших пристанища на время шторма.
Позади нас, на скале у входа в гавань, стоял маяк. Волны бились у его основания, и столбы белой пены взлетали до половины его высоты.
Пока было светло - рассмотрели Плимут. Очень оживленный порт. Много кораблей стоят на рейде, много стоят у причалов. Постоянно, несмотря на шторм, снуют мелкие пароходики и буксиры с баржами. Видели несколько военных десантных судов с откидной кормой, которые перебрасывают автомашины и другие грузы; видели огромные плавучие барабаны, которые поддерживали нефтепровод через Ламанш во время высадки англо-американцев на материк Европы. Сам город тоже большой. Почти все дома под черепицей. Много фабричных зданий. Узкие улицы.
Ночью Плимут погрузился в такую же тьму, как и Саутгемптон. Только изредка видны огни автомобильных фар.
Последний прогноз погоды по-прежнему неблагоприятный. Английская служба погоды рекомендует кораблям не покидать гавани.

Добавление в издании 1952 года:

***

Прошло почти четыре года с той поры, как мы были у берегов Англии.
Что изменилось в этой стране былого морского величия и могущества?
29 января 1952 года в палате общин выступил министр финансов Батлер. Он объявил о новом предстоящем сокращении импорта продовольствия, о сокращении производства одежды и обуви и о разных других мерах «экономии».

В тот же день вечерние газеты в своих заголовках напечатали:
Газета «Стар» — «Батлер говорит - положение серьезно».
«Ивнинг ньюс» — «Будет сокращено производство обуви, одежды и кондитерских изделий». «Англия должна пойти на жертвы или голодать. Это было основной мыслью зловещей речи Батлера».
«Дейли Уоркер» редакционную статью озаглавила: «Грабеж - не меры спасения». В этой статье газета писала:
«Кризис, вызванный разорительными военными расходами, пытаются ликвидировать не путем сокращения этих расходов, а путем снижения жизненного уровня народа».
А в 1951 году жизненный уровень английского народа и без того понизился уже на 25 %.
«Дейли Уоркер» писала: «Предложенные меры экономии помогут богатым стать еще богаче, а бедным стать еще беднее».

Общее сокращение импорта будет произведено в денежном выражении на 500 миллионов фунтов стерлингов. Из этой суммы на 170 миллионов будет сокращен ввоз продовольственных товаров: консервированного мяса и ветчины, рыбных консервов, консервированных и свежих фруктов, сахара и жиров. Надо иметь в виду, что в Англии до сих пор сохранено «рационирование», то есть карточная система на важнейшие виды продовольственных товаров и одежды.
Будет сокращен импорт угля на 2,5 миллиона фунтов стерлингов. В то же время закупка американских фильмов сохранится в объеме 1951 года - на сумму 9 миллионов фунтов стерлингов. (При этом следует отметить, что английская кинопромышленность свернута более чем на 50 %.)


Батлер объявил о намерении правительства сократить число служащих государственных учреждений на 10 000 чело век в течение первого полугодия, а в последующие 6 месяцев продолжить это сокращение. На 5 % будут сокращены расходы на просвещение. Особо будет сокращено школьное строительство. Вообще будут сокращены все виды строительства, требующие стали и не имеющие «существенного значения для национальной экономики», — заявлял Батлер. В связи с этим, — дополнял он, — «осуществление программы восстановления городов, пострадавших от бомбардировок, придется по-прежнему задерживать».
Английское правительство намерено не проводить увеличения расходов, сравнительно с 1951 годом, ни по каким статьям бюджета, кроме военных, сумма расходов на которые будет снова увеличена.

В год нашего пребывания в Англии лейбористское правительство ввело «налог» на курящих, теперь консерваторы вводят своеобразный налог на лечащихся: вводится налог на каждый рецепт, выписанный врачом. Этим путем правительство намерено получить с трудящихся дополнительно 12 миллионов фунтов стерлингов.

В заключение своей речи Батлер подчеркнул, что объявленные им мероприятия, направленные на сокращение расходов, возможно, не удовлетворят правительство и что оно уже подумывает над новыми «мерами экономии, которые, вполне возможно, придется провести в будущем».

Со времени окончания второй мировой войны Англия находится сейчас в разгаре третьего финансового кризиса, — так расценивают положение газеты.
Subscribe

Recent Posts from This Journal

promo varjag2007su february 18, 2019 14:57 28
Buy for 100 tokens
Друзья и читатели моего блога! Вы все знаете, что все годы существования моего блога мой заработок не был связан с ЖЖ. Т.е. я не была связана и не имела никаких обязательств материального характера ни перед какими политическими силами и различными группами, кроме дружеских уз и благодарности…
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments