?

Log in

No account? Create an account
varjag2007su (varjag2007su) wrote,
varjag2007su
varjag2007su

Categories:

Дело Джулиана Ассанжа. Решение о депортации журналиста будет принято в начале января




Состоялась 4-ая, заключительная, неделя слушаний по вопросу об экстрадиции из Великобритании в США австралийского журналиста, основателя портала Wikileaks Джулиана Ассанжа. Власти Соединенных Штатов посчитали угрозой национальной безопасности публикации 49-летнего журналиста, который разоблачил преступления американской армии в Ираке и Афганистане


Сторона обвинения также утверждает, что Ассанж подверг опасности жизни своих источников и информаторов, опубликовав их имена. В случае экстрадиции его может ждать 175 лет заключения.

Нечеловеческие условия содержания в американских тюрьмах

В данный момент Джулиан находится в лондонской тюрьме Белмарш, где у ряда заключенных и надзирателей выявлен коронавирус, а потому журналист снова помещен в одиночное заключение на 24 часа в сутки.

Больше года назад врачи со всего мира в письменном обращении призвали министра внутренних дел Великобритании Прити Патель прекратить пытки и неоказание медицинской помощи Джулиану Ассанжу. Прямого ответа не последовало, но 25 ноября 2019 г. министр опубликовала заявление для СМИ следующего содержания:

«Утверждения, что Ассанж подвергался пыткам, не обоснованы и полностью ложны. Великобритания стремится поддерживать верховенство закона и гарантировать, что никто никогда не будет выше него».

Такой ответ по вопросу о политзаключенных запросто можно было бы себе представить от любого государственного органа Украины. Значит ли это, что Украина таки стала Европой, или, наоборот, Европа стремительно движется по пути украинизации, судить не беремся. Тем не менее, специальный докладчик ООН по пыткам установил, что Ассанж стал жертвой психологических пыток и ему угрожает смерть. Организация «Врачи за Ассанжа» в своем новом обращении прямо называет журналиста политическим узником «особых отношений» Великобритании и США, недвусмысленно намекая на ангажированность процесса. Врачи обеспокоены тем, что из-за распространения коронавируса в тюрьме Ассанжа лишили даже часа прогулки, и он теперь вынужден проводить 24 часа в сутки в одиночной камере, но это не обеспечивает его безопасность от вируса. Даже наоборот, хроническое заболевание легких и иммуносупрессия из-за длительных психологических пыток лишь повышают риск заражения. Мало того, зараженным коронавирусом заключенным тюрьмы Белмарш отказали в освобождении под залог, несмотря на согласованные на уровне ООН условия освобождения зараженных, и разместили их в тюремном крыле, где находится Ассанж.

Десятки свидетелей и экспертов, выступавшие в суде на 4-й неделе слушаний, говорили в том числе и об этом. Мы ознакомимся с самыми интересными показаниями.




Одной из главных проблем экстрадиции Ассанжа в США сторона защиты видит перспективу его размещения в тюрьме особо строгого режима в г. Александрия. Адвокат, представитель интересов неимущих обвиняемых в г. Александрия, доктор юридических наук Янси Эллис считает, что журналист, будучи «высокопоставленным федеральным обвиняемым», будет помещен именно в эту тюрьму, где уже побывали такие небезызвестные люди, как Пол Манафорт и Мария Бутина. Таких заключенных в Александрийской тюрьме часто, якобы в интересах их же безопасности, помещают под т.н. опеку в отделение ADSEG. Это небольшой блок с четырьмя-шестью одиночными камерами площадью около 4,5 квадратного метра, в каждой из которых имеется спальное место, раковина и туалет. Прогулка в блоке ADSEG происходит без встречи с другими заключенными. Двери в камеры и даже «кормушки» всегда закрыты, поэтому общаться ни с кем невозможно. По словам Янси Эллиса, в Александрийской тюрьме нет места для занятий спортом, а в блоке ADSEG нет даже окон.

«Насколько мне известно, в Александрийской тюрьме нет постоянных врачей. В штате есть медсестры и, возможно, фельдшеры. Большинство медицинских услуг предоставляются поставщиками медицинских услуг по контракту, а не сотрудниками шерифа, — заявил адвокат Эллис в своих показаниях. — Я представлял многих людей с подтвержденным психическим здоровьем. Некоторые клиенты ждали обращения к врачу несколько недель. Многие из моих клиентов стали разочаровываться в процессе и вообще прекратили принимать лекарства, что обычно вызывало дальнейшее ухудшение».

Очень напоминает отделение для содержания осужденных на пожизненное заключение в украинских следственных изоляторах. В американской тюрьме же речь идет вообще о еще неосужденных, т.е. по закону невиновных людях.

«На мой взгляд, блок ADSEG по сути то же самое, что и одиночное заключение», — подтверждает наши представления адвокат Эллис.
Еще об одной схожести американских тюрем с украинскими рассказал в лондонском суде другой юрист, адвокат Джоэл Сиклер.

«Тюрьмы переполнены. Чтобы справиться с этой переполненностью, система прибегает к двойному и тройному размещению заключенных в камерах на одного или двух человек», — пояснил он.

Теснота приводит не только к сокращению приема душа и других гигиенических процедур, ограничению возможности отдыха, более длительному ожиданию медицинской помощи, но и более высокому риску насилия вследствие общей напряженности среди заключенных.

«Недавно выпущенный клиент сказал мне, что не может удовлетворить даже элементарные медицинские потребности. Он рассказал о сокамерниках со сломанными костями, которых не лечили, об отсутствии ингаляторов для больных астмой, отсутствии доступных антидепрессивных препаратов, — говорит Сиклер. — Правительство просит суд поверить ему на слово, что медицинское обслуживание является надлежащим. Однако мой опыт показывает, что это не так. Мой недавно вышедший на свободу клиент сообщил, что ни один заключенный в его учреждении ни разу не мог получить психологическую помощь. Специалист по психическому здоровью время от времени прогуливался по территории тюрьмы и спрашивал заключенных, как у них дела. Это и было проверкой их психического здоровья».

Переполненность тюрем неизбежно создает среду, благоприятную для распространения инфекционных заболеваний, а COVID-19 становится потенциально смертным приговором. Находящиеся в федеральных тюрьмах клиенты адвоката Сиклера сообщают ему об отсутствии мыла и моющих средств (в некоторых тюрьмах за мыло нужно платить), отсутствии антисептиков для рук — это средство запрещено для проноса в тюрьму и обнаружение его в камере карается помещением нарушителя в карцер.
Юрист рассказал суду, что будет, если у Ассанжа в тюрьме проявятся известные симптомы коронавируса:

«Сначала придется ждать осмотра медперсоналом учреждения. После этого придется пройти тестирование, что стало практически невозможным не только для заключенных, но и для свободных людей. Председатель того самого федерального окружного суда, куда правительство хочет отправить г-на Ассанжа, написал: «…центр тестирования в нашем округе временно прекратит работу или сократил свой рабочий день из-за нехватки тестов».

«Эскалация силы» на Ближнем Востоке и узники Гуантанамо

В качестве свидетеля в суде выступил корреспондент The Independent на Ближнем Востоке и экс-сотрудник Financial Times Патрик Кокберн, который работал в горячих точках (Ирак, Афганистан, Ливия, Сирия, Йемен) с 1977 года.

«Я был в Кабуле, когда впервые услышал о публикациях WikiLeaks, которые подтвердили многое из того, что я и другие подозревали», — заявил он.

По словам Кокберна, убийство мирных граждан американскими военными проходило в документах под названием EOF (эскалация силы). Речь идет, например, о случаях на КПП США, когда нервные американские солдаты приказывали иракским водителям остановиться или повернуть с помощью непонятных сигналов, а затем открывали огонь. В отчете, озаглавленном «Эскалация силы на 3/8 северо-востока Фаллуджи» указано, как на окраине Фаллуджи, в сорока милях к западу от Багдада, на блокпосте убили женщину и ранили ее мужа с тремя дочерями. Американский морпех открыл огонь, потому что «не смог определить пассажиров в автомобиле из-за блика солнца, отражающегося от лобового стекла». В другом отчете отмечается момент, когда солдаты США застрелили человека, подкрадывающегося к их снайперской позиции, но позже узнали, что он был переводчиком их собственного подразделения.

«Эти два выстрела повторялись тысячу раз, хотя в сообщениях редко признавалось, что жертвами были мирные жители. Чаще мертвые были автоматически идентифицированы как террористы, пойманные на месте преступления, несмотря на наличие доказательств обратного», — утверждает журналист.

14 июля 2007 года он опубликовал в The Independent статью об убийстве одиннадцати человек американским вертолетом в Багдаде. Среди погибших были два иракских журналиста, работавших на информационное агентство Reuters. Было известно, что этот фильм об убийстве был снят на камеру американского вертолета Apache, но Пентагон отказался предоставлять его журналистам даже по запросу с учетом Закона о свободе информации. Как известно, младший аналитик американской разведки рядовой Мэннинг, потрясенный этим эпизодом, а также содержанием тысяч отчетов и телеграмм, хранившихся вместе с видео расстрела иракцев, передал весь архив WikiLeaks. Если бы не действия Мэннинга и публикация Ассанжа, подозрения журналистов и местной полиции Багдада никогда не стали бы достоверно установлены.
Кокберн заявил, что дискредитация Ассанжа была сосредоточена на попытке доказать, что разоблачения WikiLeaks непосредственно привели к гибели американских агентов и информаторов.

«Пентагон приложил немало усилий для обоснования этого утверждения: он создал рабочую группу по анализу информации, возглавляемую старшим офицером контрразведки бригадным генералом Робертом Карром, которая изучила влияние разоблачений и попыталась составить список людей, которые могли бы быть убиты из-за публикации WikiLeaks».

Однако уже в 2013 году на суде по делу Мэннинга команда Карра, состоявшая аж из 120 офицеров контрразведки не смогла найти ни одного человека среди тысяч американских агентов и секретных источников в Афганистане и Ираке, которые умерли из-за разоблачений WikiLeaks. Пострадавшие такого рода не обнаружены до сих пор, поэтому данные претензии американского правительства к Ассанжу выглядят странно.

«WikiLeaks сделал то, что должны делать все журналисты, — показал в суде Кокберн, — а именно сделал важную информацию доступной для общественности, позволяя людям судить об окружающем мире и действиях своих правительств на основании фактов. На мой взгляд, шаги, предпринятые против Ассанжа за публикацию столь важной информации, выдают истинную мотивацию американских властей».

Еще один журналист-расследователь, Энди Уортингтон, объяснил суду, что Ассанж предпринял все, чтобы обезопасить источники информации. По его словам, в марте 2011 года ему предложили присоединиться к проекту WikiLeaks по публикации историй нарушения прав человека в нелегальной американской тюрьме Гуантанамо. Нужно было изучить все имевшиеся документы и рассортировать их так, чтобы не навредить ни источникам, ни самим пострадавшим. В проекте намеревались участвовать и такие крупные издания, как New York Times и Guardian.

«Доказательства, обнаруженные в файлах, имеют чрезвычайно важное значения и в 2020 году, — заявил Уортингтон. — По сути это досье почти всех 779 заключенных, содержащихся в Гуантанамо». Информация о первых двух сотнях заключенных, освобожденных в период с 2002 по 2004 год, в отличие от информации об остальных заключенных никогда раньше не публиковалась. В большинстве новых документов повторяются сообщения о некомпетентности, о том, что невинные люди задержаны по ошибке, или о том, что США предлагали своим союзникам существенные награды за выдачу подозреваемых в участии в «Аль-Каиде» или «Талибане»».
Также в документах содержались доказательства применения пыток к заключенным Гуантанамо.

«Услуга всем людям в мире»

Адвокат Джулиана Ассанжа Гарет Пирс сказал, что сторона обвинения вменяет его клиенту тот факт, что «хотя Ассанж и WikiLeaks опубликовали некоторые документы, начиная с ноября 2010 года в отредактированном виде, в сентябре 2011 года они опубликовали более 250 000 документов в неотредактированной форме».

Защитник заявил, что Ассанж мог бы доказать обратное, имея доступ ко всем своим записям и записям ближайших соратников, включая информацию на компьютерах, телефонах и бумажных письмах, касательно доступа к зашифрованным данным. Однако почти ничего из вышеперечисленного для стороны защиты сейчас недоступно, поскольку при задержании Ассанжа в посольстве Эквадора все было изъято и до сих пор не возвращено. Коме того, в 2018 году умерли британский адвокат Джулиана Джон Джонс и главный партнер по WikiLeaks Гэвин Макфайден. Это значит, что проконсультироваться с ними и получить доступ к имевшимся у них записям тоже нельзя.

«Когда 11 апреля 2019 года г-н Ассанж был арестован, я немедленно связался с посольством по поводу конфиденциальных материалов, и г-н Ассанж очень обеспокоился тем, чтобы они были идентифицированы и переданы его адвокатам. Посольство полностью проигнорировало неоднократные запросы по телефону, электронной почте и заказной почте. На них так и не ответили».

Адвокат Пирс утверждает, что 9 мая 2019 года Эквадор отказал Специальному докладчику ООН по вопросам конфиденциальности в возможности присутствовать при изъятии собственности Ассанжа. После того как защите позволили собрать оставшееся имущество, за исключением двух томов документов Верховного суда и нескольких страниц разрозненной корреспонденции, там уже ничего не оставалось. Поскольку британское министерство игнорировало все запросы, адвокат Ассанжа в Эквадоре Карлос Поведа затребовал доступ к материалам, доставленным в Эквадор. В итоге ему дали доступ к пяти папкам по 100 стр. каждая с перечнем изъятого из посольства в Лондоне имущества. Поведе объяснили, что Эквадор никаких расследований не проводит, а все изъятые доказательства будут переданы в США. Сделать копии адвокату не позволили. Поведа обратился в эквадорский суд с требованием воспрепятствовать отправке данных, среди которых было следующее:

— запрос Минюста США к Эквадору о конфискации имущества Ассанжа и передачи его ФБР 8 апреля 2019 года, т.е. за три дня до ареста;

— список государственных служащих Эквадора, которые участвовали в захвате собственности;

— подтверждение того, что охранники, нанятые компанией Prom Security (которая обеспечивала безопасность посольства на момент ареста), входили и выходили в соответствующие комнаты с самого начала;

— подтверждение того, что некий близкий соратник проамериканского президента Эквадора Пабло Ролдан входил и выходил из соответствующих комнат, чтобы провести инвентаризацию, но никакой инвентаризации не зарегистрировано ни в одной системе, которую видели адвокаты Ассанжа в Эквадоре;

— фотографии, на которых видно, что печати на дверях в комнату Ассанжа были сломаны;

— доказательства того, что печати на опломбированных комнатах, куда сотрудникам посольства не разрешалось заходить неделю, оказались заменены на печати «для судебных целей».

Особо стоит выделить показания приглашенного в качестве эксперта всемирно известного ученого, профессора лингвистики в университете Аризоны Ноама Хомски.
«Меня спросили, можно ли считать работу и действия Джулиана Ассанжа «политическими», — начал ученый. — Мне сообщили, что это имеет значение для запроса об экстрадиции со стороны Соединенных Штатов. Я подтверждаю свою оценку того, что мнения и действия г-на Ассанжа следует понимать в их связи с приоритетами правительства».

Профессор заявил, что действия Ассанжа, которые были квалифицированы как преступные, на самом деле проливают свет на непрозрачные действия власти и дают возможность людям стать независимыми гражданами свободного общества, а не подданными господина. Позиция Ноама Хомски состоит в том, что предполагаемое преступление Джулиана Ассанжа состоит в том, чтобы приоткрыть завесу секретности, которая защищает власть от контроля. Ученый считает, что сильные мира сего хорошо понимают, что открытие этой завесы может лишить их власти, может привести к подлинной свободе и демократии, если люди поймут, что сила на их стороне и решат сами контролировать свою судьбу.

«На мой взгляд, Джулиан Ассанж, мужественно отстаивая политические убеждения, оказал огромную услугу всем людям в мире, которые дорожат ценностями свободы и демократии и поэтому требуют права знать, что делают их избранные представители», — подытожил профессор.

Уже по окончанию последней недели слушаний стало известно, что гражданская жена Джулиана Ассанжа Стелла Моррис обратилась к Дональду Трампу с просьбой о помиловании мужа, поскольку их двум сыновьям «очень нужен отец». Возможно, ее обращение не настолько бессмысленно, как кажется. Уходящий с должности Трамп имеет право помиловать нескольких обвиняемых, а в случае Ассанжа — оставить новые власти отдуваться за преследование журналиста. Тем более член палаты представителей конгресса Тулси Габбард тоже просит пока еще действующего президента США помиловать «смелых информаторов, разоблачающих ложь и преступления в нашем правительстве», говоря не только об Ассанже, но и об экс-сотруднике АНБ Эдварде Сноудене.

Реакция Трампа пока неизвестна, но как бы там ни было, а решение окружного судьи Ванессы Барайцер будет вынесено в лондонском суде Олд-Бейли 4 января 2021 года. Осталось совсем немного.


Tags: права человека
Subscribe

Recent Posts from This Journal

promo io_sono_qui 07:35, Вторник 102
Buy for 110 tokens
Получил обновленный и более полный список препаратов и средств защиты для ополчения Донбасса и для мирного населения, которое обстреливается при помощи артиллерии, противотанковых ракет, гранатометов. Друзья, нужен перепост. 2 мая, в день памяти жертв одесской трагедии в доме Профсоюзов, Фейсбук…
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments