?

Log in

No account? Create an account
varjag2007su (varjag2007su) wrote,
varjag2007su
varjag2007su

Categories:

Кафедра для предателей: униатская церковь Галиции в период Первой мировой войны



Не будет большим преувеличением сказать, что современный украинский национализм родился в австрийской Галиции. Собственно, история эрцгерцога Вильгельма Габсбурга (он же Василь Вышиваный) неплохое тому свидетельство. Почему униатская церковь, являясь изначальной базой украинского национализма, со временем потеряла этот статус?


Не будет большим преувеличением сказать, что современный украинский национализм родился в австрийской Галиции. Собственно, история эрцгерцога Вильгельма Габсбурга (он же Василь Вышиваный) неплохое тому свидетельство. Почему униатская церковь, являясь изначальной базой украинского национализма, со временем потеряла этот статус?

У униатской церкви Украины уникальная и очень тяжелая судьба. Изначально она была создана поляками для контроля над чужеродной им массой украинских крестьян. Само возникновение этой конфессии было основано на предательстве высшего православного духовенства Речи Посполитой и переходе в подчинение римских пап. Именно как на предателей смотрели на униатов вожди казацких восстаний XVII века.

После разделов Речи Посполитой и долговременной потери политической субъектности самих поляков униатская община оказалась разделена между владениями Романовых и Габсбургов. На русской стороне границы власти прилагали системные усилия (включая и жесткие меры) к возвращению униатов в православие и их растворению в массе малороссийских и белорусских верующих русской церкви.

А вот в австрийской Украине униатов начали поощрять и оберегать c целью обозначить противодействие естественному сильному влиянию России на Украину в частности и на славянское население Австро-Венгрии в целом.

Униатская церковь между немцами, поляками и русскими

К началу Первой мировой в Галиции существовало уже очень сильное украинское национальное движение, которое было исключительно лояльным Габсбургской монархии. Собственно, его основной функцией в регионе было бороться с сильным русским влиянием.
Униатская церковь была одним из двух столпов украинского национализма (другим была городская интеллигенция) — что было понятно: регион отличался крайне низким уровнем урбанизации, и для деревенского населения религиозная мотивация работала достаточно эффективно.

15 августа 1914 года униатский митрополит Шептицкий отправил в австрийский МИД детально разработанный план создания из земель царской Украины новой независимой державы с переводом всех малороссов в униатскую и католическую юрисдикцию, гетманом, казаками и пр.




Однако в структуре управления Королевством Галиции и Лодомерии важнейшую роль играли польские магнаты — собственно, управлял Галицией поляк Витольд фон Корытовский.

Поляки украинцев отчаянно не любили и считали их потенциально подрывным элементом, в том числе и потому, что украинская политическая мысль стояла на понятных в аграрном регионе позициях передела земли, что крупнейших землевладельцев (в основном поляков) не могло устраивать. С первых же дней война для Австро-Венгрии складывалась неудачно, и в регионе развернулись репрессии против реальных и мнимых симпатизантов России, что привело к многотысячным арестам, в том числе и среди униатских священников (на какой-то момент в концентрационном лагере Талерхоф униатские священники составляли 7% от всех заключенных).

Австриякам это, однако, не помогло, русские войска заняли территорию Галиции, вскоре начали свои чистки: помимо прочего, депортировали в Россию митрополита Шептицкого за проповеди против русской власти и не допускали его сторонников до кафедры.

Впрочем, вопреки ожиданиям украинских националистов, русская администрация Галиции не творила ничего особенно жесткого — богослужениям униатов никто не мешал. Более того, православных священников посылали только в те деревни, где было прошение об этом от 3/4 местного населения или, в худшем случае, если униатские священники сбежали и оставили свой приход.

Большая часть прозелитических мер (вроде репрессий против иезуитов и базилианцев и создания должности митрополита для всего украинского населения Австро-Венгрии) осталась только в планах. Однако русские власти в целом были настроены на перевод края под русскую духовную юрисдикцию: приехавший из России архиепископ Евлогий руководил переходом униатских верующих в православие — в период 1914-1915 годов из 1874 униатских приходов в православие перешли 81 — что довольно немало, если учесть, что русская администрация была там совсем недавно.

Однако успехи русских миссионеров пошли насмарку после отступления русских войск, и с возвращением австрийской армии пришла волна репрессий против русофилов. Удивительным образом она снова затронула очень многих униатов. Скорее всего, дело в том, что для австрийских силовых ведомств всё восточнославянское население подсознательно воспринималось как «русское».

К слову, упомянутый ранее Шептицкий среди польской и немецкой элиты Галиции считался «русофилом» (!), несмотря на очевидные проявления лоялизма.

Униаты под ударами со всех сторон

Напуганные репрессиями иерархи униатов в возвращенной австрияками Галиции старались вести себя максимально прогабсбургски.

Так, епископ Григорий в 1916-м предложил перевести празднование церковных праздников на григорианский календарь, но представители светской украинской интеллигенции внезапно выступили против этой инициативы — чтобы не создавать раскола между украинцами с габсбургской стороны границы и теми, кто жил в Российской империи.

Очевидно, что для будущих петлюровцев и членов Центральной Рады власть над более-менее целой Украиной была приоритетом, в то время как униатское духовенство было озабочено сохранением своих позиций в Галиции.

Война, как все мы знаем, закончилась для Австро-Венгрии и России распадом, поэтому через некоторое время в регионе образовался вакуум власти, и свежеиспеченные республики начали воевать друг с другом.

Так, в 1919-м началась война поляков с украинцами, в ходе которой поляки предсказуемо захватили у украинцев западные земли. В первое время оккупации польские части участвовали в репрессиях против униатских священников, которые им небезосновательно виделись как агенты украинского национального движения — репрессии прекратились только после визита папского посла к главе Польши Юзефу Пилсудскому.

Закат униатского влияния

Возможно, в ходе чтения этого материала у вас сложилось впечатление, что униатская церковь была больше объектом, нежели субъектом в период Первой мировой — ее постоянно репрессируют, разгоняют, она прогибается под требования новых хозяев региона. И знаете что? Это впечатление абсолютно верное.

Первая мировая стала переломным моментом в истории украинского национализма, когда светская националистическая интеллигенция перехватила инициативу.

Иван Франко, Михаил Грушевский и другие светские интеллектуалы и агитаторы — вот что зажигало украинских деятелей в 1910-е годы. Одно из ключевых изданий украинских националистов той эпохи, ежедневная газета «Дело», постоянно твердило о необходимости бороться за светскость подрастающего поколения украинцев и препятствовать религиозному влиянию.

Крайне симптоматично и то, что украинофильское издательство «Просвита», основанное в 1868 году священником Стефаном Качалой, к 1908 году тоже стояло на позициях секуляризации образования и повседневной жизни.

Тот же митрополит Шептицкий «на бумаге» был очень видным деятелем.

После Февральской революции в России он подружился с новой администрацией и выехал из России, после чего начал бурную деятельность (или, скорее, ее имитацию): встречался с австрийским императором Карлом I, премьер-министрами Франции и Англии, президентом США; активно участвовал в дебатах по вопросу о создании автокефальной всеукраинской церкви и пр. — но реального эффекта от его деятельности было ноль.

На местах вопросы решали немцы, петлюровцы, белогвардейцы, кто угодно — но только не униатские иерархи, которые после войны постоянно оставались на вторых ролях и выступали в качестве интеллектуальной обслуги победившего режима.

Почему униатская церковь потеряла свои позиции

История униатской церкви австрийской Украины периода Первой мировой — это история упадка и крушения некогда сильной организации в период превращения религиозного общества в светское.

Габсбурги поддерживали униатов в целом из тех соображений, что они поддерживали культурную самобытность практически всех народов империи — немцы не имели решающего численного превосходства над другими народами (немецкоговорящие в империи на момент начала войны составляли почти 24% населения — и понятно, что даже среди них не все были этническими немцами/австрийцами), поэтому Габсбурги действовали исходя из предпосылок «не можешь победить — возглавь».

Собственно, их можно считать крестными отцами народов-лимитрофов Восточной Европы. Униатство — это идеальная лимитрофная религия: не католики, но и не протестанты, «чужие среди своих, свои среди чужих».

Региональная администрация Галиции прессовала униатов потому, что она в значительной мере опиралась на поляков-землевладельцев. Поляки видели в украинцах классовых врагов (что было справедливо — поляки были меньшинством края, но имели непропорционально большое влияние в экономике региона), поэтому активно выражали свою нелюбовь.

Националистическая интеллигенция Украины недолюбливала церковь за чрезмерный лоялизм по отношению к Габсбургам (и воспринималась как институт, работающий на медленную латинизацию украинцев), а также за то, что в ее рядах было очень много прорусских элементов.

В случае последнего, конечно, нужно делать поправку на антирусскую паранойю среди украинствующего элемента, которая и тогда, и в наши дни позволяла сторонникам самостийности находить «национал-предателей» под каждой кроватью.

Но, действительно, униаты довольно легко переходили в православие, что указывает на изначальную шаткость основ этой религиозной конфессии. При полноценной аннексии региона Российской империей за 1-2 поколения, скорее всего, от униатов практически ничего бы не осталось — большая часть населения перешла бы в православие без особого ропота.

При «старом порядке» эти силы сосуществовали более-менее мирно, ограничиваясь в основном публицистический полемикой. Но с началом глобальной войны индустриальной эпохи «разговорчики в строю» решили не допускать и поэтому закрутили гайки. Униатская церковь как формальный институт была на виду у всех, и поэтому каток репрессий со всех сторон конфликта прошелся по ней сильнее, чем по тем же радикальным националистам, которые умели и могли действовать эффективно на нелегальном положении.

Каких-то эффективных механизмов подпольной деятельности униатская церковь не имела, поскольку в основе своей была механизмом колониальной администрации (сначала польской, потом австрийской) и быстро сдала позиции под напором светских националистов.

При этом, конечно, униатство осталось питательной средой национализма, поскольку иных культурных основ у украинства не было. Но и ведущие позиции в формировании внутриукраинской повестки церковь по результату Первой мировой войны утратила.


Tags: угкц
Subscribe

Recent Posts from This Journal

promo varjag2007su февраль 18, 2019 14:57 28
Buy for 100 tokens
Друзья и читатели моего блога! Вы все знаете, что все годы существования моего блога мой заработок не был связан с ЖЖ. Т.е. я не была связана и не имела никаких обязательств материального характера ни перед какими политическими силами и различными группами, кроме дружеских уз и благодарности…
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments