varjag2007su (varjag2007su) wrote,
varjag2007su
varjag2007su

Category:

«Доигрался, подлец!»

Последние дни и ночи Адольфа Гитлера

ссср, германия, история, великая отечественная война, берлин, гитлер На Зееловских высотах началась сокрушительная Берлинская операция Красной армии. Фото из Федерального архива Германии

История жестоко наказывает тех, кому не впрок идут ее уроки. Нет ничего более поучительного для современных любителей военных авантюр, чем судьба фюрера Третьего рейха Адольфа Гитлера. В канун 76-й годовщины Великой Победы во Второй мировой войне полезно напомнить, как закончил свою жизнь нацистский диктатор, развязавший эту войну.

Перелистаем календарь событий второй половины апреля 1945 года – последних пятнадцати дней жизни Гитлера.

ПОДАРКИ КО ДНЮ РОЖДЕНИЯ

15 апреля. Гитлер официально объявил Берлин городом-крепостью, заявив в воззвании к немецкому народу: «Если каждый немецкий солдат правильно исполнит свой долг, то Красная армия обязательно будет обращена в бегство и Европа никогда не станет советской!»

16 апреля. В 03.01 войска 1-го Белорусского фронта под командованием Маршала Советского Союза Г.К. Жукова начали Берлинскую наступательную операцию, обрушив всю свою мощь на группу армий «Висла» под командованием генерал-полковника Готхарда Хейнрици, державшую оборону на Зееловских высотах. В ходе ожесточенных боев к 19 апреля Красная армия овладела Зееловскими высотами.

20 апреля. 56-й и последний день рождения Гитлера. Утром советские войска, находившиеся всего в 17 км от имперской канцелярии и бункера Гитлера, начали массированный артиллерийский обстрел Берлина из тяжелых орудий.

Гитлер, находившийся в бункере, спросил своего адъютанта: «Что происходит? Откуда эта пальба?!» В ответ он сначала получил поздравления со своим 56-летием, а затем – доклад о том, что это стреляет русская артиллерия.

Гитлер в ярости закричал: «Русские всего в 17 км от центра Берлина, а мне не докладывают?!»

Около 12.00 Гитлер в последний раз в своей жизни поднялся из бункера во двор имперской канцелярии, где его встретили несколько десятков юношей из гитлерюгенда. Он долго вглядывался в их лица остекленевшими глазами, пытался похлопать их по щекам и приободрить. По словам одного из стоявших в той шеренге, 12-летнего Альфреда Цеха, награжденного Железным крестом 2-го класса, Гитлер пожал всем руки и сказал: «Когда из этих руин вырастет новая Германия, вы станете ее героями!»

Затем Гитлер, пытаясь скрыть сильную дрожь левой руки, волочащейся походкой вернулся в бункер.

В 14.00 в конференц-зале бункера началось совещание с участием Германа Геринга, Иоахима фон Риббентропа, Карла Деница, Эрнста Кальтенбруннера, Альберта Шпеера, Вильгельма Кейтеля и Ганса Кребса. Они поздравили Гитлера с днем рождения. На совещании после обсуждения сложившейся ситуации Гитлер отверг все предложения скрыться в Баварии или на севере Германии под охраной СС, говоря, что будет сражаться «до последнего вздоха в Берлине». После чего Гитлер приказал гросс-адмиралу Деницу заняться организацией сопротивления на севере Германии. Рейхсмаршала Геринга он направил для организации обороны на юг – в Баварию.

Последним приказом, отданным на совещании, стал приказ генералу Кребсу проследить за подготовкой наступления 4-й танковой армии при поддержке 3-й танковой армии на позиции Красной армии для ее «полного и окончательного обращения в бегство и разгрома». Присутствующие понимали, что приказ невыполним, так как обе армии едва ли удержат оборону. Однако возражать Гитлеру не стали.

Приблизительно в 16.30 пришла радиограмма, что группа армий «B», находящаяся под командованием Вальтера Моделя, в полном составе (375 000 человек) прекратила сопротивление союзникам и сложила оружие в районе Рура. Пришедший в ярость Гитлер объявил всех солдат и офицеров «трусами и предателями родины», а Вальтера Моделя заочно приговорил к расстрелу. На следующий день, узнав об этом, Модель застрелился.

Около 17.00 Гитлер удалился в свои покои, где лег спать около 18.00.

Вечером того же дня из столицы рейха началось массовое бегство нацистских бонз. Из города вереницей тянулись машины, груженные имуществом и документами государственных и политических организаций Германии.

Исход из Берлина осуществлялся и по воздуху. Среди тех, кто покинул Берлин, были Геринг, Гиммлер, Риббентроп, Дениц, Шпеер и многие другие.

ВОЙНА, ОКАЗЫВАЕТСЯ, ПРОИГРАНА

21 апреля. В 09.30 советская артиллерия вновь нанесла по Берлину мощный удар. Разрывы снарядов разбудили Гитлера. По телефону правительственной связи он узнал от генерала Карла Коллера, что советская артиллерия, находящаяся на расстоянии 15 км от бункера, бьет по центру города прямой наводкой. Гитлер вновь пришел в ярость, крича, что «его окружают бездарные предатели, которых давно стоило бы перевешать!».

На дневном совещании он приказал связаться с генералом войск СС Феликсом Штайнером, который должен был «немедленно начать энергичное и неослабевающее наступление на позиции Красной армии с целью прорыва ее обороны и спасения Берлина». На этот контрудар Гитлер возлагал большие надежды, считая, что он способен переломить ход войны. Фанатичная вера в свою судьбу и предназначение, упование на чудо не позволяли ему трезво оценить обстановку. Контрудар Штайнера уже был невозможен, но в глазах фюрера это был последний шанс.

Ближе к вечеру Гитлер приказал своему личному врачу Теодору Морелю передать все полномочия доктору Вернеру Хаазе. Морель покинул Берлин утром 23 апреля.

22 апреля. Гитлер встал около 09.00. Заслушав доклад об обстановке, он, к удивлению участников совещания, остался абсолютно спокойным, говоря, что «наступление Штайнера сможет стабилизировать фронт». Однако после длительной паузы слово взял генерал Кребс, который сообщил, что «Штайнер отказывается идти в наступление, ссылаясь на то, что его войска едва держат оборону».

После паузы Гитлер буквально взорвался вспышкой гнева. По словам очевидцев, он с криком «Наступление Штайнера было приказом!» швырнул указку, которой водил по оперативной карте, на стол так сильно, что она сломалась. После чего Гитлер впал в неконтролируемый гнев, крича до хрипоты в голосе, что его «окружает кучка презренных лжецов и предателей», которые, кроме того, еще и «осмеливаются нарушать его приказы». В конце своей речи, немного успокоившись, Гитлер впервые, по словам очевидцев, признал, что война проиграна, так как «в такой обстановке невозможно командовать». После чего заявил, что отныне все могут делать «что хотят», а он «скорее останется в Берлине и застрелится, чем убежит».

После окончания совещания в бункер прибыли Йозеф и Магда Геббельс со своими шестью детьми. Узнав о вспышке гнева Гитлера, Геббельс еще раз вяло пытался уговорить того скрыться в своей резиденции в Берхтесгадене. Получив категорический отказ, он объявил, что «на некоторое время» вместе с семьей поселится по просьбе Гитлера в фюрербункере.

Чета Геббельсов уверила Гитлера в своей преданности и намерении покончить с собой, но не сдаться в плен. Фрау Геббельс добавила, что она намерена предварительно отравить своих детей и никакие возражения даже со стороны фюрера она не приемлет.

Около 17.00 Гитлер удалился в свои покои в сопровождении Евы Браун, своего личного повара Констанции Манциарли, Мартина Бормана и секретарей Траудель Юнге и Герды Кристиан, которым предложил немедленно (в течение часа) покинуть Берлин на самолете, ссылаясь на скорое окружение города советскими войсками.

Однако они отказались это сделать. Ева Браун заявила, что останется с Гитлером до конца и, если нужно, умрет вместе с ним. После чего, на удивление присутствующих, Гитлер впервые публично обнял ее и поцеловал в губы. Затем Гитлер открыл ящик стола, достал несколько ампул с цианистым калием и раздал яд присутствующим.

КРЫСЫ ПОКИДАЮТ КОРАБЛЬ

23 апреля. Между 01.00 и 01.30 Гитлер получил телеграмму из Берхтесгадена от Германа Геринга. Из нее следовало, что Геринг считает Гитлера потерявшим способность к принятию решений. И он, Геринг, готов взять на себя ответственность за переговоры с противником.

После того как Мартин Борман в присутствии Йозефа Геббельса закончил чтение телеграммы, Гитлер некоторое время молчал, вглядываясь остекленевшими глазами в стену. А затем разразился гневной тирадой: «Геринг – толстый продажный лентяй! Этот выскочка бросил люфтваффе на произвол судьбы! Его пример позволил коррупции распространиться по всей стране! Я всегда все о нем знал! Этот морфинист смеет заявлять, что я не способен принимать решения?! А завтра он объявит меня мертвым?! Да как он посмел предать меня?!»

Гитлер приказал Мартину Борману «лишить Геринга всех полномочий, чинов и наград и поместить под арест, а в случае сопротивления казнить на месте как предателя». Геббельс полностью поддержал Гитлера, назвав предложения Геринга «попыткой путча», Борман предложил «немедленно расстрелять Геринга без суда и следствия».

Через два часа Гитлер вызвал к себе обергруппенфюрера СС Юлиуса Шауба и приказал ему сжечь все личные вещи и документы, находящиеся в имперской канцелярии. После того как этот приказ был выполнен, Гитлер отдал Шаубу приказ проследить за уничтожением своего личного поезда. После чего Шауб отправился в Мюнхен, где на личной квартире Гитлера также сжег все его личные вещи и документы.

17-12-2480.jpg
Макет бункера Гитлера на художественной
выставке в Берлине. Фото Reuters
Утром около 09.00 Гитлер получил ложный донос на командующего 56-м танковым корпусом генерала артиллерии Гельмута Вейдлинга – о том, что тот якобы передвинул свою линию обороны на несколько километров западнее советских позиций.

Пришедший в ярость Гитлер приказал доставить Вейдлинга в бункер и расстрелять его «как труса и предателя». Однако генерал, предупрежденный о предстоящем аресте, лично прибыл в фюрербункер с докладом и добился встречи с Гитлером. После двухчасового разговора с Вейдлингом, около 11.30, Гитлер одобрил доклад Вейдлинга, отменил приказ о его казни и назначил генерала командующим обороной Берлина.

Взятый позднее в советский плен генерал Вейдлинг вспоминал о тех днях в бункере: «Когда я увидел Гитлера 23 апреля, я был поражен. Передо мною сидела развалина. Голова у него болталась, руки дрожали, голос был невнятный и дрожащий. С каждым днем его вид становился все хуже и хуже. 29 апреля я был совершенно потрясен его видом. При этом, а это был мой последний доклад ему, он мне показался просто фантазером. Я обратился к нему: «Мой фюрер, как солдат я должен сказать, что нет больше никакой возможности защищать Берлин и вас. Может быть, есть еще возможность для вас выбраться отсюда». Он ответил: «Бесцельно выбираться, мои приказы ведь все равно никем не выполняются».

В середине дня 23 апреля Гитлер принял Альберта Шпеера, который в отличие от других членов ближайшего окружения советовал ему остаться в Берлине: «Фюрер должен оставаться на сцене, когда падает занавес». После чего Шпеер признается Гитлеру, что не выполнял его приказа о тактике выжженной земли.

Гитлер согласился со Шпеером: «Приказ был поспешен, так как после победы в войне Германии было бы сложнее восстановиться!» После этого заявления Шпеер сказал Гитлеру, что покидает Берлин и пришел попрощаться. Гитлер (очевидно, впав в шоковое состояние) никак не реагировал на это заявление и даже отказался от последнего рукопожатия. Шпеер молча покинул бункер. По его воспоминаниям, к тому времени дисциплина в бункере уже практически перестала существовать, в коридорах было полно пьяных офицеров, которые курили, даже когда Гитлер входил в комнату, что раньше категорически запрещалось.

Затем Гитлер принял министра иностранных дел Иоахима фон Риббентропа, которого с абсолютным равнодушием отстранил от должности с формулировкой «в связи с утратой доверия». После этого Риббентроп покинул Берлин, отправившись в Гамбург.

ПОСЛЕДНИЙ ПРОБЛЕСК НАДЕЖДЫ

24 апреля. Около 10.00 Гитлер отправил телеграмму генерал-полковнику авиации Роберту Риттеру фон Грейму с приказом «немедленно прибыть в здание рейхсканцелярии».

В 12.00 на плановом совещании по военной обстановке после доклада об успешной локальной атаке немецких войск во фланг 1-го Белорусского фронта в районе Герлица в Гитлере вновь пробуждается надежда на «чудесное спасение». Воодушевленный, он приказывает немедленно контратаковать советские войска с севера, чтобы «уже к вечеру освободить Берлин от большевистских орд». Любые возражения он в резкой форме отклоняет.

Ближе к вечеру генерал Вейдлинг доложил Гитлеру о полном окружении Берлина советскими войсками. Однако Гитлер продолжал надеяться на «чудесное спасение», пытаясь убедить себя и всех присутствующих на совещании, что «частям СС еще удастся отбросить превосходящие силы противника от города и прорвать окружение».

Выйдя из комнаты совещаний, Вейдлинг впервые публично признал, что Гитлер утратил всяческое понимание реальности, назвав его «безумным фантазером».

На совещании Гитлер, не обращая внимания на возражения большей части присутствующих, яростно требовал «немедленно начать наступление». Единственным реальным решением, принятым на совещании, стал приказ о «финальной тотальной мобилизации всех жителей Берлина, способных держать оружие, на борьбу с частями Красной армии». С этого дня по все еще контролируемым немецкими войсками районам Берлина стали ходить патрули СС, которые вылавливали дезертиров и уклонистов и расстреливали их на месте «за предательство».

В 20.00 по радио выступил Йозеф Геббельс, который зачитал «воззвание фюрера к немецкому народу»: «Будьте бдительны! Обороняйте с крайней самоотверженностью жизнь ваших жен, матерей и детей! Большевики ведут войну без пощады!»

25 апреля. В районе города Торгау на Эльбе произошла встреча советских и американских войск. Союзники соединились. Надежда Гитлера на их военное столкновение оказалась тщетной. Это означало крах последней надежды Гитлера, многие годы использовавшего противоречия и разногласия между СССР и западными державами.

Утром 25 апреля генерал Грейм, вызванный накануне к Гитлеру, и любимый пилот Гитлера Ханна Райч прорвались в Берлин на аэродром Гатов. Отсюда они вылетели в центральный район Берлина на легком самолете «Физелер-Шторх». Над Тиргартеном они были обстреляны советскими зенитками. Грейм получил ранение в ногу. Райч взяла управление на себя и посадила самолет на автомагистраль близ рейхсканцелярии. Приняв Грейма, Гитлер сообщил ему об отстранении Геринга со всех должностей и назначил Грейма главнокомандующим люфтваффе с присвоением ему звания генерал-фельдмаршала. Ханна Райч предложила вывезти Гитлера из Берлина на своем самолете, но тот отказался. По приказу Гитлера фон Грейм и Райч вылетели из Берлина.

26 апреля. К концу дня 26 апреля Рейхстаг, имперская канцелярия и бункер Гитлера были уже в зоне досягаемости артиллерийского огня советских войск. Разрывы наверху, гулко отдававшиеся в подземном бункере, напоминали всем его обитателям о неизбежном близком конце.

Во время артобстрела офицер связи СС при ставке верховного главнокомандующего обергруппенфюрер СС Герман Фегелейн потихоньку покинул бункер и сбежал.

27 апреля. Высланная на поиски Фегелейна группа арестовала его в берлинском районе Шарлоттенбург, который вот-вот должны были захватить советские войска.

17-12-1480.jpg
Восстановленный кабинет фюрера, в котором
он провел свои последние часы. Фото Reuters
ГИБЕЛЬ МУССОЛИНИ И КАЗНЬ ФЕГЕЛЕЙНА

28 апреля. Рано утром в район Рейхстага был переброшен сводный батальон СС, состоявший из 900 отборных военнослужащих, в том числе морской пехоты. Это был последний резерв Гитлера. Однако один батальон, естественно, не мог уже ничего изменить.

В этот день нацистского диктатора потрясла весть из Италии. Духовный собрат Гитлера и дуче итальянских фашистов Бенито Муссолини вместе со своей любовницей Кларой Петаччи был казнен в деревушке возле озера Комо. Затем трупы дуче и его спутницы жизни привезли в Милан и повесили на фонарных столбах вверх ногами у бензоколонки на Пьяцца Лорето. Толпа осыпала трупы ударами, забрасывала камнями и оплевывала.

Знал ли Гитлер о подробностях смерти дуче – неизвестно. Однако его решимость покончить с собой в последний критический момент была продиктована желанием не попасть живым в руки русских. В последние дни своей жизни от Гитлера часто можно было услышать опасения, что он может стать «экспонатом в московском зоопарке» или главным действующим лицом в «поставленной евреями пьесе».

28 апреля. Связь бункера фюрера с Генеральным штабом сухопутных войск окончательно прервалась. Генштаб сухопутных войск, размещавшийся в лесу в 2 км юго-восточнее берлинского пригорода Цоссен, был захвачен войсками 1-го Украинского фронта.

СВАДЬБА, ПОХОЖАЯ НА ТРИЗНУ

Вечером 28 апреля Гитлер и Геббельс получили перехваченное сообщение агентства Reuters о тайных переговорах рейхсфюрера СС Гиммлера с графом Бернадоттом о готовности немецких армий сдаться американским войскам. После измены Гиммлера подозрения Гитлера в отношении СС и представителя этой организации в ставке стали маниакальными. Желая отомстить Гиммлеру, Гитлер приказал казнить Фегелейна. Не помогло Фегелейну и то, что он был женат на родной сестре Евы Браун по имени Гретель.

Ночь с 28 на 29 апреля. Гитлер вступил в законный брак с Евой Браун. Более 12 лет Ева была любовницей фюрера и за две недели до своего конца приехала в бункер на свою свадьбу и смерть.

Церемонию регистрации брака провел Вальтер Вагнер, один из чиновников мэрии Берлина, вызванный из оборонявшейся недалеко от бункера Гитлера части фольксштурма. Свидетелями на брачной церемонии были Геббельс и Борман. Весь обряд бракосочетания был проведен в быстром темпе по законам военного времени. Новобрачные заявили о своем безупречном арийском происхождении и отсутствии наследственных болезней. Неофициальная часть брачной церемонии также была короткой: новобрачные и их гости, в основном близкие помощники, секретари, обслуживающий персонал и адъютанты, собрались в личных покоях Гитлера на церемониальный фужер вина.

ЗАВЕЩАНИЕ ГИТЛЕРА

Сразу после свадебной церемонии глубокой ночью Гитлер составил свое политическое завещание. В 04.00 29 апреля в присутствии Геббельса, Бормана, Бургдорфа и Кребса он подписал этот документ:

«Прошло уже более 30 лет с тех пор, как я в 1914 году в качестве добровольца вложил свои скромные силы в первую, навязанную рейху мировую войну. В течение этих трех десятилетий при всех моих мыслях, действиях и жизни мной руководили только любовь и верность моему народу... Это неправда, что я или кто-то другой в Германии хотели войны в 1939 году. Ее хотели и ее развязали исключительно те международные государственные деятели, которые или были еврейского происхождения, или работали в интересах евреев...» Затем Гитлер перешел к обоснованию своего решения погибнуть в горящем Берлине: «Я не хочу попасть в руки врагов, которые для увеселения своих подстрекаемых масс нуждаются в инсценированном евреями зрелище. Поэтому я решил остаться в Берлине и здесь добровольно избрать себе смерть».

Вторая половина политического завещания менее эмоциональна. Гитлер посвятил ее конкретным вопросам политического наследства – распределению ролей в новом германском правительстве после своей смерти. Прежде всего из партии волею фюрера были изгнаны Геринг и Гиммлер, которым в вину были вменены попытки войти в сговор с западными державами без ведома Гитлера, стремление захватить власть в государстве и личная измена фюреру. В состав нового правительства Гитлер назначил тех, кто, по его мнению, могли бы довести борьбу до конца:

«Чтобы дать немецкому народу правительство, состоящее из честных людей, которые выполнят обязательство дальше продолжать войну всеми средствами, я назначаю в качестве руководителей нации следующих членов нового кабинета: рейхспрезидент Дениц, рейхсканцлер доктор Геббельс, министр партии Борман, министр иностранных дел Зейсс-Инкварт, министр внутренних дел гауляйтер Гизлер, военный министр Дениц, главнокомандующие: сухопутными войсками Шернер, военно-морскими силами Дениц, военно-воздушными силами Грейм».

Новому правительству Гитлер завещал быть «твердыми и справедливыми». Документ заканчивается такими словами: «Я обязываю руководство нации и подчиненных прежде всего к неукоснительному соблюдению расовых законов и к беспощадному сопротивлению мировому отравителю всех народов – международному еврейству».

Вслед за политическим завещанием Гитлер написал и свое личное завещание:

«Поскольку в годы борьбы я считал, что не могу взять на себя ответственность за создание семьи, то теперь, перед окончанием этого земного пути, я решил взять в жены девушку, которая после долгих лет дружбы по собственной воле прибыла в уже почти полностью окруженный город, чтобы разделить свою судьбу с моей. Она по своему желанию, как моя супруга, уходит вместе со мной из жизни. Смерть заменит нам то, чего лишал нас обоих мой труд на службе моему народу. Все, чем я владею – если это вообще имеет какую-либо ценность, – принадлежит партии. Если она перестанет существовать – государству; если же будет уничтожено и государство, то какие-либо распоряжения с моей стороны будут уже не нужны. Я всегда собирал мои картины в приобретенных мною в течение этих лет коллекциях не для личных целей, исключительно для расширения галереи в моем родном городе Линце на Дунае. Чтобы это наследие было там – вот мое самое заветное желание. Исполнителем завещания назначаю моего преданнейшего товарища по партии Мартина Бормана... Я сам и моя супруга, чтобы избежать позора смещения или капитуляции, выбираем смерть. Мы хотим, чтобы нас немедленно сожгли вместе на том месте, где проходила наибольшая часть моего труда в течение двенадцатилетнего служения моему народу».

Когда Гитлер подписал свое завещание, бои шли уже в центре Берлина, в непосредственной близости от рейхсканцелярии. Непрерывный грохот артиллерийской канонады, автоматных и пулеметных очередей ни на минуту не стихал в поверженном Берлине. Советские войска упорно продвигались вперед.

Наступавший день был последним в жизни Адольфа Гитлера. Жить ему оставалось 12 часов.

ПОСЛЕДНИЕ ЧАСЫ

30 апреля. Ранним утром начался общий штурм Рейхстага. В 11.00 после сильной артподготовки части 79-го стрелкового корпуса начали третью и окончательную атаку Рейхстага, закончившуюся к 14.00 водружением Красного знамени над его куполом.

Гитлеру оставалось жить менее двух часов.

Все утро 30 апреля Гитлер провел в церемониях прощания со своим ближайшим окружением, помощниками, слугами и охраной. Им были написаны несколько прощальных писем родным и знакомым. После обеда он удалился вместе с Евой Браун в свой кабинет.

Геббельс, Борман и еще несколько человек стояли в коридоре в ожидании дальнейших событий. Через несколько минут они услышали выстрел. Подождав немного, они вошли в комнату фюрера. Тело Гитлера лежало распростертым на диване, с которого стекала кровь. Он покончил с собой выстрелом в рот. Рядом лежала Ева Браун, принявшая яд.

Этот последний акт жизненного фарса фюрера произошел между 15.30 и 15.50 в понедельник, 30 апреля 1945 года.

Камердинер Гитлера Гейнц Линге и часовой у входа вынесли тело Гитлера, завернутое в армейское темно-серое одеяло, скрывавшее изуродованное лицо. Тело Евы Браун вынес Борман. Трупы перенесли в сад и во время затишья положили в одну из воронок, облили бензином и подожгли.

ПИСЬМО ГЕББЕЛЬСА И ОТВЕТ СТАЛИНА

В ночь на 1 мая в 03.30 на участок 8-й гвардейской армии в качестве парламентера явился начальник Генерального штаба сухопутных войск вермахта генерал пехоты Кребс в сопровождении начальника штаба 56-го танкового корпуса полковника Генштаба фон Дуфвинга, переводчика и одного солдата.

Выбор Кребса в качестве парламентера был, очевидно, не случаен. В свое время Кребс был военным атташе Германии в СССР, немного говорил по-русски и был известен в советских военных кругах. Генерал Кребс был уполномочен передать Советскому Верховному главнокомандованию письменное заявление за подписью Геббельса и Бормана следующего содержания:

«Я как первый из немцев сообщаю вождю советских народов, что сегодня, 30 апреля 1945 года, в 15.50 вождь немецкого народа Адольф Гитлер покончил жизнь самоубийством. В соответствии с законно отданным им распоряжением он передал свою власть и ответственность гросс-адмиралу Деницу как президенту империи и министру доктору Геббельсу как имперскому канцлеру, а также назначил исполнителем своего завещания своего секретаря рейхсляйтера Мартина Бормана. Я уполномочен новым имперским канцлером и секретарем Адольфа Гитлера Мартином Борманом установить непосредственный контакт с вождем советских народов. Этот контакт имеет целью выяснить – в какой мере существует возможность установить основы для мира между немецким народом и Советским Союзом, которые будут служить для блага и будущего обоих народов, понесших наибольшие потери в войне. Доктор Геббельс, Борман».

В 04.00 генерал-полковник В.И. Чуйков позвонил по телефону в штаб фронта Г.К. Жукову и доложил о первых результатах допроса Кребса. Ввиду важности сообщения командующий войсками фронта немедленно направил в 8-ю гвардейскую армию своего заместителя генерала армии В.Д. Соколовского, который должен был потребовать от немецкого командования безоговорочной капитуляции.

Вслед за тем он позвонил в Москву и доложил Сталину о самоубийстве Гитлера и парламентерской миссии Кребса. Несколько часов спустя Жуков направил в Москву подробную шифротелеграмму с текстом немецкого обращения к Сталину.

По воспоминаниям Жукова, Сталин отреагировал на телефонную весть о самоубийстве Гитлера очень эмоционально: «Доигрался, подлец! Жаль, что не удалось взять его живым. Где труп Гитлера?» Жуков ответил: «По сообщению генерала Кребса, труп Гитлера сожжен на костре».

Реакция Сталина на немецкое обращение была однозначной – никаких переговоров и немедленная безоговорочная капитуляция Германии.

Tags: вторая мировая война, гитлер, история
Subscribe

Recent Posts from This Journal

promo varjag2007su february 18, 2019 14:57 28
Buy for 100 tokens
Друзья и читатели моего блога! Вы все знаете, что все годы существования моего блога мой заработок не был связан с ЖЖ. Т.е. я не была связана и не имела никаких обязательств материального характера ни перед какими политическими силами и различными группами, кроме дружеских уз и благодарности…
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 7 comments