?

Log in

No account? Create an account
varjag2007su (varjag2007su) wrote,
varjag2007su
varjag2007su

Category:

Беззащитный правозащитник. Как Эстония бросила в тюрьму «русского омбудсмена» Сергея Середенко



3 июня Харьюский уездный суд в Эстонии продлил содержание под стражей русского правозащитника Сергея Середенко


Обвинительный акт до сих пор не предъявлен, и общественности неизвестно, какие именно действия Сергея трактуются властями Эстонии как антигосударственные. 8 июня в Таллине, возле здания Генпрокуратуры Эстонии, и в Риге, у посольства Эстонской Республики, прошли пикеты в поддержку политзаключенного.

Неустановленные контакты с неустановленными агентами

С Сергеем Середенко мы познакомились в 2020 г. на онлайн-конференции портала RuBaltic, посвященной преследованиям оппозиционных русскоязычных журналистов в странах Балтии и Украине. В данном дискурсе Украина появилась не так давно, но уже успела занять прочное место среди стран постсоветского пространства с жесточайшей дискриминацией русского меньшинства как такового и голоса этого меньшинства в лице ряда журналистов, блогеров и общественных деятелей.




На конференции Сергей делился с коллегами своим опытом по отстаиванию прав русских в недружественной среде ультранационалистического государства. И опыт этот огромен. С 2000-х годов профессиональный юрист Середенко занимался правозащитной деятельностью, выступал за освобождение политзаключенных, за право для нацменьшинств на образование на родном языке, защищал участников движения «Ночной дозор» по сохранению памятников воинам Великой Отечественной войны, организаторов акции «Бессмертный полк» в Таллине, выступал с докладами о нарушении прав человека на сессиях ОБСЕ. Когда-то Сергей даже сделал юридическую экспертизу идеологии и программы украинской ультраправой партии «Свобода», определив ее как фашистскую.

Деятельность Сергея Середенко была столь значительной, что он даже получил неофициальный статус «русского омбудсмена Эстонии». В итоге власти устроили ему такой остракизм, что он потерял работу по специальности и был вынужден трудиться обычным дворником в гимназии в Маарду. Тем не менее Сергей не перестал помогать людям. Он бесплатно консультировал правозащитников и русских активистов Литвы и Латвии, участвовал в международных конференциях, в соавторстве с Александром Гапоненко выпустил книгу о преследованиях русских правозащитников в Прибалтике, был членом непарламентской Объединенной левой партии Эстонии (ОЛПЭ).

Кроме того, Середенко вел правозащитную колонку «Политкорректор» на сайте Baltnews, где не забывал и об Украине. Особенно мы благодарны ему за неоднократные публикации наших комментариев об украинских проблемах.

И вот 2 марта 2021 г. Сергея задержали и, не сообщив никому, взяли под стражу. Только в конце марта друзья и соратники смогли узнать, куда пропал правозащитник, а в апреле гендиректор эстонской Полиции безопасности Арнольд Синисалу официально заявил, что Середенко задержан за «контакты со спецслужбами России». Иного и ожидать было нельзя. Правда, в чем заключались эти контакты и что в них противозаконного, общественности неизвестно. Эстонские политики Яна Тоом и Мария Юферева-Скуратовски запросили в правоохранительных органах информацию о Сергее Середенко и получили полный цинизма ответ. Оказывается, Генпрокуратура не может пока открыть подробности уголовного производства, поскольку задержанному еще не предъявлено обвинение, а значит важно обеспечить его презумпцию невиновности. Если вы предполагаете, что человек может быть невиновным, к чему содержание под стражей во время досудебного следствия? Он представляет опасность для общества? Какую? А почему домашний арест или электронный браслет — недостаточная для эффективного осуществления следствия мера пресечения? Ответов нет. Все как на Украине.

Несмотря на декларируемую презумпцию невиновности, Середенко заперли в одиночной камере без права на свидания и переписку. Друзья и родные нашли деньги на адвоката и передачи. Также обеспечили узника финансовой возможностью раз в две недели пользоваться услугами тюремного магазина — разрешено покупать там товары на сумму в рамках минимальной месячной зарплаты в Эстонии. Контактировать с Сергеем может только адвокат Владимир Садеков, но он не имеет права делиться подробностями до окончания следствия.

Цель — самооговор

Что на данный момент известно точно, так это фигурирующая в подозрении статья 253-1 Пенитенциарного кодекса Эстонии. Звучит она как «создание или поддержание отношений с иностранным государством, иностранной организацией или лицом, действующим по заданию иностранного государства, с целью совершения преступления, направленного против Эстонии». Формулировка статьи настолько размыта, что привлечь и посадить на срок до 6 лет по ней можно любого гражданина, который, скажем, получает иностранные гранты на культурную или правозащитную деятельность в Эстонии — и это не нравится властям. Но дело в том, что Середенко отродясь никаких грантов не получал. Также очень сомнительно, что, работая дворником в школе, он мог осуществлять опасные для эстонского государства иностранные контакты. Да в это никто и не верит. Скорее всего, виновен Сергей лишь в том, что разоблачал дискриминационную политику властей Эстонии, называющих карателей СС национальными героями и лишающих русское меньшинство конституционных прав.

Косвенно это подтверждается и словами начальника Охранной полиции, который сообщил, что за Середенко вели наблюдение 8 лет, с 2013 года. Причина — якобы публикации, в которых он отрицал оккупацию Эстонии Советским Союзом, «координируясь с российскими спецслужбами». Оккупацию-то он, может, и отрицал, поскольку никакой советской оккупации никогда не было, но зачем для этого нужна координация с российскими спецслужбами, ей-богу, непонятно. Разве что это ритуальная фраза в духе пресс-службы СБУ: «По заданию неустановленных кураторов станы-агрессора в неустановленном месте в неустановленное время». Так что дело, конечно, не в «шпионаже», а именно в не устраивающей власти антифашистской деятельности Середенко. Но поскольку за антифашизм судить в Эстонии пока нельзя (судя по тенденциям, это временно), нужно было найти максимально подходящую статью с максимально размытыми формулировками. Собственно, статья 235-1 и была принята для таких целей. Данная статья, как это называется в юриспруденции, бланкетная, т.е. что именно означает «поддержание отношений с иностранным государством» — надо смотреть в других статьях. Поскольку власти продолжают скрывать от общественности материалы дела, мы можем только предложить несколько вариантов из Пенитенциарного кодекса Эстонии на выбор: посягательство на суверенитет и территориальную целостность, шпионаж, попытка захвата госвласти и т.д. И все это — человек, работавший дворником, а на досуге писавший статьи и научные монографии по истории и социологии. Много ли мы знаем разоблаченных агентов влияния среди дворников?

Итак, рискнем предположить, исходя в том числе из собственного опыта, что Середенко безо всяких объяснений держат в полной изоляции, не пуская к нему ни родственников, ни журналистов, т.е. оказывают физическое и моральное давление, исключительно с одной целью — самооговор и признание вины без суда, в котором придется предъявлять хоть какие-то доказательства. А доказательств нет и быть не может. Это обычная практика для СБУ, и вряд ли эстонская «охранка» действует иначе.

В апреле НКО «Русская школа Эстонии» написала обращения в ООН и ПАСЕ по вопросу Сергея Середенко, но обратной связи все еще нет. В мае евродепутат Татьяна Жданок, эстонский парламентарий Михаил Стальнухин и депутаты фракции «Русского союза Латвии» в Рижской думе обратились к президенту Эстонии Керсти Кальюлайд, требуя прекращения преследования гражданских активистов, проявления гуманности и изменения Сергею Середенко меры пресечения на не связанную с содержанием под стражей.

Учитывая решение суда от 3 июня, воз и ныне там. Если дискриминирующее часть своих граждан государство решило репрессировать защитника гражданских прав, апелляция к гуманности вряд ли чем-то поможет. Тем не менее долг каждого порядочного человека — поддержать Сергея Середенко в его неравной борьбе с несправедливой системой и героизирующим эсэсовцев режимом. Практика — критерий истины, и имеющаяся практика говорит: чем больший резонанс, чем больше упоминаний в СМИ, чем больше выступлений на международных площадках и обращений от уважаемых и авторитетных лиц и организаций, тем больше шанс, что система пойдет на попятную и отпрыгнет, а Сергей Середенко окажется на свободе.


Tags: права человека, эстония
Subscribe

promo varjag2007su февраль 18, 2019 14:57 28
Buy for 100 tokens
Друзья и читатели моего блога! Вы все знаете, что все годы существования моего блога мой заработок не был связан с ЖЖ. Т.е. я не была связана и не имела никаких обязательств материального характера ни перед какими политическими силами и различными группами, кроме дружеских уз и благодарности…
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments