varjag2007su (varjag2007su) wrote,
varjag2007su
varjag2007su

Categories:

Волынская резня. Рассказ Станислава Сроковского "Красивая корзина"

Ансельм Шрам потупив взор, сидел печальный у порога дома и держал голову в руках,. Время от времени он сердито стискивал зубы и угрюмо хмурил брови. Аниса, его жена, ухаживала за хозяйством и бормотала что-то непонятное под нос. Теплый весенний ветерок качал развешенное на веревках белье. Солнце только что поднималось над крышей. Дом стоял на окраине деревни и отгорожен был от других рощей. Его окружали буки, грабы и высокие, толстые дубы, кроме того, орешником, так что ничего издалека не было видно.
- Ну и посмотри, Аниса – произнес мужик. – Опять нас провели.
Женщина не ответила.
- Должно быть, их было побольше, – бормотал он. – Хряк был большой и тяжелый. Двое, видимо, его тянуло.
Женщина, без слов, развешивала мокрые полотенца.
- Это уже в третий раз в этом месяце, - буркнул Шрам. – Будет так дальше, мы пойдем побираться.
У калитки остановилась соседка, Ядька Куликова. Бледная, с отекшими глазами не могла удержать трясущихся рук.
- Что такое, Ядьик? - оживился Шрам, видя, что женщина прикусывает губы и едва сдерживает слезы. – Случилось что-то?
- Ты еще не знаешь?! – закричала.
- А вроде что я должен знать? – Посмотрел на нее с любопытством.
- Мой с базара не вернулся. Я не спала целую ночь.
- Что? – Ансельм сдвинул брови – Иди-ка сюда, говори.
У женщины было мертвенно-бледное лицо. Она подошла к стене и остановилась. Аниса, глянув на соседку, оторвалась от работы и застыла.
- Как не вернулся? – сказал после минуты Шрам, как будто только сейчас дошли до его сознания слова соседки.
- Пошел и не вернулся. Ты знаешь, какие теперь времена. Люди пропадают, страх выйти…
Шрам подумал, что скажет Ядьке о своем несчастии, но ему стало как-то неловко. Пропал человек, а он бы говорил о свиньях? Правда, он уже подумал заговорить о хряке, которого ему украли этой ночью, но он прикусил язык. Черт с ним, с хряком, мужик Ядьки домой не вернулся. Сжал кулаки, и раскрыв рот глазел на бабу.
- И что мне делать? – спросила Ядька – Посоветуй, Ансельм. Ты старше, ты знаешь, как поступить. Свекровь с утра рыдает. Свекор поморщился, ссутулился и как сел под липу на рассвете, так до тех пор сидит. Скажи, где мне его искать?
Шрам прикусил губы. Аниса стояла без движения, а ее глаза так застыли, что она показалась больной.
- Я скажу тебе что-то Ядька – заговорил, наконец, Ансельм – В Рудне, около Львова, у вас родственник, правда?
- Ну да, есть, а что?
- А то, что он мог по пути зайти к нему и остаться ночевать. Поболтать, узнать, как они.
- Нет, Ансельм. Яромирь сказал, что прямо с базара пойдет домой. Он должен быть вернуться до заката солнца, а смотри, скоро опять полдень, – взглянула на небо – а его все нет.
Шрам почесал затылок, но ему это не помогло. Аниса подошла к Ядьке и, смотря ее в лицо, сказала:
- Подожди вечера, если он не вернется, тогда мой Ансельм возьмет телегу, и утром вы поедете разыскивать его.
Ядька вернулась домой.
Вечером Шрам решил подкараулить вора свиньи. Ему ничего не осталось, как схватить преступника за руку. Иначе раскрадут ему целое имущество. Сон одолевал его, поэтому он тер глаза, зевал, раз даже ему показалось, что кто-то пролезает через забор, но это был только короткий сон. Сообразив, что он вздремнул на минуту, он начал шевелить руками, крутить головой, чтобы опять не уснуть. Когда совсем стемнело, он придвинул к себе топор и стал прислушиваться. Что-то зашелестело. Будто кто-то прикоснулся к ветке. Но потом стало тихо. Долгое время ничего не происходило. Прошел час, а может больше, когда Шрам четко услышал, как кто-то подкрадывается. Взяв топор, Шрам тихо придвинулся к двери и ждал. Скоро тонкий клин лунного света впал внутрь. Шрам затаил дыхание. Кто-то медленно открывал дверь. Шрам поднял топор, а когда увидел высунутое плечо, рубил изо всех сил. Он послышал глухой стон. Под ноги Шрама что-то упало.
- Блядь – кто-то выругался, и Шрам послышал топот ног.
С топором в руке он бросился за беглецом, но никого уже не было. Темная роща только зашумела, и, через минуту, все утихло. Шрам вернулся в свинарник, широко открыл дверь и остановился пораженный. У его ног лежало несколько отрубленных пальцев.
На следующий день, утром, когда он рассказывал Анисе, что случилось, пришел к ним волостной посланец с поручением. Шрам немедленно должен был явиться по служебному делу.
- Чего они хотят?! – расстроился он – Наверняка опять из-за налогов гонят!
Ему пришлось пойти. С управлением нет шуток. Войт был украинец и секретарь тоже, а времена такие, что лучше с ними не задирать. Он еще размышлял, но знал, что ему надо пойти. Аниса подсказала, что, может быть, из-за шарварка его вызывают, но Шрам ответил, что шарварк уже давно отработал.
- Иди, коль требуют – поторапливала его Аниса – И быстро возвращайся, так как весна и работы вброд.
-Я скоро вернусь, Анись, скоро – обещал он.
Он накинул на плечи кофту ушел.
Прошел час, второй, а его как нет, так и нет. А волость недалеко, десять минут ходьбы. Аниса смотрит в окно, выглядывает из двери. Как раз Ядька пришла, чтобы во Львов поехать, так как мужик с базара не вернулся. И уже обе поглядывают в сторону дороги, но Шрама не видно. Аниса посмотрела на солнце и опустила руки.
- Это уже три часа как его нет. Наверно по какому-то делу его проверяют. А может, он рассказал о краже и сейчас спрашивают как, где и когда.
Женщины все больше и больше волновались. Когда они увидели, что соседка, украинка, Марина Керышка тащится с какой-то корзиной, Аниса быстро открыла дверь и с радостью пригласила в избу.
- Здорово Марина! – Кружкой молока хочет ее угостить, спрашивает, не хочет ли краюшки хлеба. А эта кислая какая-то, холодная, будто чужая. Еще вчера за молоком приходила. Смеялась. А тут сжатые губы, глаза опущенные, растерянный вид.
- Что с тобой, Марина? – спрашивает Аниса.
А она:
- Где ваш? – Как-то официально спрашивает, строго, как бы они не знали друг друга.
- В волость пошел – отвечает Аниса.
Марина держит большую, плетеную корзину и как бы не знает, что с ней сделать.
- Садись – приглашает Аниса, но эта стоит, дуется, голову поворачивает. Наконец она ставит корзину на скамейку и неохотно говорит:
- Это для Шрама. Подарок.
Говорит она, не смотря в глаза, как-то чуждо, брюзгливо. Не для Ансельма, а для Шрама говорит, неохотно, сухо. Ядька с Анисей посмотрели друга на друга, пожали плечами, а Марина говорит:
- Передайте ему, когда придет.
И странно морщится. Она отходит без слов, будто обиженная. Еще Аниса успела крикнуть: - Марина, не случилось ли что-нибудь? – но та быстро выбежала.
Аниса и Ядька смотрели на корзину и не знали, что они должны думать обо всем этом. Наконец Аниса не выдержала и открыла корзину.
- Боже! – охнула и отскочила.
На дне корзины лежала отрубленная голова Шрама.
Аниса зарыдала, а Ядька упала на пол.
Так началась для них весна 1943 года.
https://szturman.livejournal.com/292257.html
Tags: оун-упа, польша
Subscribe

Recent Posts from This Journal

promo varjag2007su февраль 18, 2019 14:57 28
Buy for 100 tokens
Друзья и читатели моего блога! Вы все знаете, что все годы существования моего блога мой заработок не был связан с ЖЖ. Т.е. я не была связана и не имела никаких обязательств материального характера ни перед какими политическими силами и различными группами, кроме дружеских уз и благодарности…
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments