varjag2007su (varjag2007su) wrote,
varjag2007su
varjag2007su

Categories:

Тайна июньской катастрофы 1941 года. Как и почему 80 лет назад Гитлер напал на Советский Союз


"Германский народ! Национал-социалисты! Обремененный тяжкими заботами, принужденный молчать месяцами, я дождался часа, когда, наконец, могу говорить открыто".

"Граждане и гражданки Советского Союза! Советское правительство и его глава товарищ Сталин поручили мне сделать следующее заявление: сегодня, в 4 часа утра, без предъявления каких-либо претензий к Советскому Союзу, без объявления войны, германские войска напали на нашу страну".

Так начинались два выступления, прозвучавших по радио 22 июня 1941 года. Одно - из Берлина, другое - из Москвы. Несмотря на крайнюю важность обеих речей, с ними выступили не первые лица государств - Адольф Гитлер и Иосиф Сталин, - а их ближайшие помощники.

Формально названный "Обращением фюрера к германскому народу" текст в 05.30 по берлинскому времени (в 07.30 по Москве) зачитал третий человек в Третьем Рейхе Йозеф Геббельс. Заявление советского правительства - в 12.15 по московскому времени - второй человек в СССР Вячеслав Молотов.

Именно в этих двух речах прозвучала основа версий причин германского нападения на Советский Союз, ставшего началом Великой Отечественной войны.

Нацистская версия состояла в том, что Москва якобы готовилась к наступлению и сосредоточила на германской границе "все свои вооруженные силы, готовые к броску", в связи с чем Гитлер отдал приказ о наступлении, которое должно спасти Европу от "еврейско-большевистских орд".

Советская - в том, что СССР жил мирной жизнью, добросовестно выполнял договор о ненападении 1939 года, а потому нападение было вероломным, что и привело к неудачам первого периода войны.

Это были первые, но далеко не последние версии. В 1950-х годах, в период "развенчания культа личности", советская версия была дополнена тремя тезисами: а) перед войной Сталин уничтожил командный состав Красной армии, б) Сталин не верил в нападение, не хотел его провоцировать и потому не давал привести войска в боевую готовность, в) после начала войны Сталин растерялся, бросил управление страной. Все это стало считаться основными причинами, приведшими к поражениям первых недель.

Эта же версия к концу 1950-х перекочевала и в западные исторические исследования, став там основной.

Отметим, что нацистскую версию никто из историков (в том числе и на Западе) после войны всерьез не воспринимал, считая ее пропагандистской выдумкой для оправдания агрессии.

Неожиданно возродилась она лишь в конце 1980-х, когда, накануне распада Союза, вышла книга бывшего советского разведчика Владимира Резуна (Виктора Суворова) "Ледокол". В ней автор попытался доказать, что руководство СССР на июль 1941 года готовило нападение на Германию.

В такой интерпретации агрессия нацистов против СССР подавалась как превентивная мера, а катастрофа советских войск лета 1941 года - как следствие отсутствия оборонительных мер, так как готовились к наступлению.

С тех пор историки много раз доказывали недостоверность этой версии.

Более того, на официальном уровне она отметается даже в Германии, что показало, недавнее заявление канцлера Ангелы Меркель.

"Через несколько дней, 22 июня, будет 80-я годовщина нападения нацистской Германии на Советский Союз. После того как с немецким нападением в 1939 на Польшу была развязана Вторая Мировая война, 2 года спустя Германия открыла следующую ужасающую главу. Для нас, немцев, этот день - повод для стыда. ФРГ признает свою сохраняющуюся ответственность за преступления нацистского режима. К этому относится и постоянная память о том, что произошло. Это не должно быть забыто", - заявила канцлер Германии.

Однако в медиасфере каждый год, накануне 22 июня, вновь начинаются споры о причинах начала войны, в ходе которой обильно цитируется все тот же Суворов.

"Страна" провела реконструкцию событий 80-летний давности, рассказывая как на самом деле велась подготовка к войне, было ли нападение полностью неожиданным для СССР и в чем причины тяжелейших поражений 1941 года.

Верил ли Гитлер в нападение СССР?

Один из ключевых вопросов всех книг Виктора Суворова, посвященных 1941 году, звучит так: "Верил ли Сталин в нападение Германии?". Автор доказывает, что не верил и не имел оснований верить. Из этого делается вывод, что все военные приготовления 1939-41 годов делались не для обороны, а для нападения, и что эти приготовления вынудили Гитлера осознать: подписав Договор о ненападении с СССР, он попал в ловушку, потому единственный выход - ударить по Красной армии раньше, чем она ударит по Германии.

Однако в этих книгах ни разу не задан обратный вопрос, который является ключевым для понимания того, было ли нападение германской армии на Советский Союз превентивной мерой: верил ли Гитлер в нападение СССР?

Между тем, для ответа на него не нужно было писать целую книгу - обошлось бы всего одной главой. Но только одна эта глава сделала бы остальную книгу бессмысленной.

Все доказательства "агрессивных намерений" Сталина так или иначе сводятся к трем аргументам, высказанным в меморандуме германского правительства, который был вручен представителям СССР в Берлине и Москве утром 22 июня 1941 года. Это, во-первых, антинемецкая внешняя политика СССР, во-вторых, подрывная деятельность советской разведки в оккупированных немцами странах, в-третьих, сосредоточение большого числа дивизий Красной армии на границе с Германией и многочисленные факты нарушения этой границы.

Тут стоит сказать, что внешняя политика Советского Союза в последние полгода перед войной действительно была далеко не дружественной по отношению к Гитлеру.

Так, советское правительство уже в конце 1940 года предлагало помощь финансами и оружием Югославии и Болгарии - чтобы те не присоединялись к военно-политическому союзу Германии, Италии и Японии.

Правда, это происходило за кулисами. А вот договор о дружбе и взаимопомощи с Югославией в апреле 1941 года был подписан публично - сразу после того, как в Белграде к власти пришли военные, свергнувшие пронемецкое правительство. Этот последний факт так возмутил Гитлера, что он упоминается и в меморандуме немецкого правительства от 22 июня, и в обращении фюрера за тот же день (хотя в обращении даже не говорится о сосредоточении советских войск).

Однако при этом собственные антисоветские действия Гитлер либо не стал упоминать, либо представил как оборонительные меры. Во время визита Молотова в Берлин в ноябре 1940-го основным его требованием было вывести войска из Румынии и Финляндии, пребывание которых там Москва не без оснований считала направленным против СССР. А что касается немецких войск в Финляндии, это было прямым нарушением договора 1939 года, по которому данная страна отходила в зону советских государственных интересов. Так что в этом случае смена курса советской политики была лишь следствием аналогичных действий Берлина.

Но главное даже не в этом, а в том, верил ли Гитлер собственному меморандуму, аргументы которого и сегодня используются для версии о подготовке Советским Союзом нападения на Германию. Ответ на этот вопрос фюрер дал, как минимум, трижды.

9 января 1941 года на совещании в Ставке Вермахта (вооруженных сил Германии) Адольф Гитлер заявил: "Хотя русские вооруженные силы и являются глиняным колоссом без головы, однако точно предвидеть их дальнейшее развитие невозможно. Поскольку Россию в любом случае необходимо разгромить, то лучше это сделать сейчас, когда русская армия лишена руководителей и плохо подготовлена, и когда русским приходится преодолевать большие трудности в военной промышленности, созданной с посторонней помощью".

Обратим внимание на дату. Согласно версии о превентивной войне, в июле 1940 года фюрер испугался того, что Сталин оккупировал Бессарабию и Северную Буковину, и принял решение напасть на СССР. Согласно той же версии, в декабре 1940 года Гитлер, испуганный мощью Красной армии, подписал директиву на выполнение плана "Барбаросса" - превентивной войны против Советского Союза. А в январе 1941-го вождь немецкого Рейха вдруг перестал бояться и назвал Красную армию "глиняным колоссом без головы" - но при этом от плана "превентивной войны" почему-то не отказался.

Еще интереснее ситуация сложилась 21 июня. В этот день Гитлер подписал уже упомянутый меморандум немецкого правительства с обвинениями в адрес Москвы, который должны были огласить на следующий день. И в тот же день он написал письмо Бенито Муссолини, которое огласке не подлежало. В котором звучат совсем другие аргументы.

"После уничтожения Франции - вообще после ликвидации всех их западноевропейских позиций - британские поджигатели войны направляют все время взоры туда, откуда они пытались начать войну: на Советский Союз. Оба государства, Советская Россия и Англия, в равной степени заинтересованы в распавшейся, ослабленной длительной войной Европе. Позади этих государств стоит в позе подстрекателя и выжидающего Североамериканский Союз. После ликвидации Польши в Советской России проявляется последовательное направление, которое - умно и осторожно, но неуклонно - возвращается к старой большевистской тенденции расширения Советского государства. Затягивания войны, необходимого для осуществления этих целей, предполагается достичь путем сковывания немецких сил на Востоке, чтобы немецкое командование не могло решиться на крупное наступление на Западе, особенно в воздухе", - так фюрер оценивает ситуацию непублично.

Уже из этой цитаты видно, что цели Сталина немецкий вождь видит вовсе не в нападении, а в том, чтобы сковывать немецкие силы на Востоке и не дать Вермахту нанести полноценный удар по Великобритании. И в этом, естественно, русских поддерживает Лондон, заинтересованный в том же самом.

Но это еще не все признания. Далее Гитлер уже прямым текстом пишет о том, чего на самом деле боится: "Русские имеют громадные силы - я велел генералу Йодлю передать Вашему атташе у нас, генералу Марасу, последнюю карту с обстановкой. Собственно, на наших границах находятся все наличные русские войска. С наступлением теплого времени во многих местах ведутся оборонительные работы. Если обстоятельства вынудят меня бросить против Англии немецкую авиацию, возникнет опасность, что Россия со своей стороны начнет оказывать нажим на юге и севере, перед которым я буду вынужден молча отступать по той простой причине, что не буду располагать превосходством в воздухе. Я не смог бы тогда начать наступление находящимися на Востоке дивизиями против оборонительных сооружений русских без достаточной поддержки авиации".

То есть Гитлер считает, что "все наличные русские войска" стянуты к границе Германии, но боится он не нападения, а того, что Сталин предъявит требования "на юге и севере" (то есть во все тех же Румынии и Финляндии), и ему придется уступать, поскольку напасть сам он не сможет!

Таким образом, совершенно очевидно, что 21 июня 1941 года немецкий лидер не верил в нападение Советского Союза и весь его меморандум был не более чем пропагандой?

Тем более что далее он дает еще более конкретный ответ на то, будет ли война против СССР превентивной: "Мое отступление принесло бы нам тяжелую потерю престижа. Это было бы особенно неприятно, учитывая возможное влияние на Японию. Поэтому после долгих размышлений я пришел к выводу, что лучше разорвать эту петлю до того, как она будет затянута". "Эту петлю" - это не о нападении Советского Союза, а о возможном шантаже Сталина. И только в отношении подобных действий Гитлер считал войну "превентивной".

А последний гвоздь в крышку гроба версии о "превентивной войне" фюрер вбил, как ни парадоксально, публично - в уже упомянутом обращении к немецкому народу 22 июня 1941 года. О нем ни разу не упоминается в книгах Виктора Суворова по одной причине: эта речь направлена против… Британской империи.

Представьте ситуацию: Гитлер действительно боялся нападения СССР и потому напал первым. Будет ли он говорить еще о чем-то в день начала войны? А основная мысль обращения фюрера 22 июня - это обвинения в адрес Лондона, который подстрекает всех, кого может, на враждебную политику против Германии. На этом фоне совершенно теряется пара ритуальных фраз о "еврейско-большевистских ордах" и 160 дивизиях, стоящих на немецкой границе. В угрозу от которых, как мы уже знаем, фюрер не верил.

Германское нападение на Советский Союз исходило из собственных планов Гитлера, основной целью которого было устранение последнего препятствия для решающего сражения с Британской империей. И даже если бы Сталин держал на границе с Германией в два раза меньше войск, в немецких планах это ничего не меняло: Вермахт должен был сокрушить "колосса на глиняных ногах" до того, как он станет реальной угрозой.

Поэтому, естественно, никакую "превентивную" войну Гитлер не начинал. Он означально планировал наступление, которое и началось 22 июня 1941 года.

На что рассчитывал Гитлер?

Довольно часто встречается аргумент о том, что Гитлер дескать напал на СССР без какой-либо подготовки, срочно, без расчета на зимнюю войну. Мол, торопился нанести "превентивный" удар.

Что касается "без подготовки", то это очевидная ложь, потому что план "Барбаросса" начал писаться еще в 1940 году.

А к зимней войне гитлеровцы не готовились по простой причине - по этому плану разбить советские войска они планировали еще до наступления морозов, выйдя на линию Архангельск-Астрахань. К тому моменту организованное сопротивление СССР, как предполагали немцы, уже будет сломлено.

С учетом того, как шла война на самом деле, подобный план выглядит полностью абсурдными, как и само нападение на Советский Союз. Но Гитлеру, очевидно, в 1941 году так не казалось.

Он никогда не воспринимал СССР как страну, с которой Третий Рейх может мирно сосуществовать. Антикоммунизм, теория о необходимости завоевания «жизненного пространства на востоке» и расовая доктрина, согласно которой славяне считались "недочеловеками" ("унтерменшами"), определяли отношение Гитлера к Советскому Союзу.

Поэтому для Гитлера не стоял вопрос нападать на СССР или нет.

После разгрома Франции стоял другой вопрос - на кого напасть первым. Добить ли Британию, а потом приняться за Советский Союз. Либо наоборот. В 1940 году параллельно начали готовиться оба плана. Но, в конечном итоге, Гитлер остановится на втором.

Судя по многочисленным свидетельствам, он руководствовался при этом следующими соображениями.

Первое - трудности с организацией морского вторжения на Британские острова. При этом, как, например, утверждал в своих мемуарах знаменитый гитлеровский диверсант Отто Скорцени, среди немецких военных был заговор с целью убедить фюрера не нападать на Британию, в которой часть германского генералитета, не любившая Гитлера, видела союзницу. Именно поэтому, как пишет Скорцени, военная разведка "Абвер" сильно преувеличивала готовность Британии к обороне от вторжения.

Второе - сравнение потенциалов сухопутных сил СССР и Британии. По расчетам немцев, даже в случае затяжной войны с СССР Британия, не имея сильной армии, не сможет атаковать на западе (что, кстати, как оказалось, было не далеко от истины - Второй фронт открыли только в 1944 году после разгрома основных сил Вермахта в Советском Союзе). А вот СССР, если война с Британией для Германии будет долгой и тяжелой, вполне был способен нанести сокрушающий удар по немцам, уничтожив Третий рейх.

Третье - крайняя недооценка военного потенциала СССР и готовности страны и народа к сопротивлению. О последнем факторе немцы начали прямо говорить уже к концу 1941 года, когда стало понятно, что блицкриг рухнул и начинается затяжная война, в которой шансов победить у Германии практически нет.

К какой войне готовился СССР?

Полностью

Tags: великая отечественная
Subscribe

Recent Posts from This Journal

promo varjag2007su february 18, 2019 14:57 28
Buy for 100 tokens
Друзья и читатели моего блога! Вы все знаете, что все годы существования моего блога мой заработок не был связан с ЖЖ. Т.е. я не была связана и не имела никаких обязательств материального характера ни перед какими политическими силами и различными группами, кроме дружеских уз и благодарности…
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 5 comments