varjag2007su (varjag2007su) wrote,
varjag2007su
varjag2007su

О "демократизации" ОУН и 3-й конференции ОУН

Я не раз писала, что от идеологии интегрального национализа Донцова идеологи ОУН стыдливо в 1943-м году отказалась, чтобы не отталкивать от себя потенциальных работодателей из западных спецслужб.

Сегодня о "демократизации" ОУН - более подробно из первоисточника - допроса одного  из лидеров ОУН, члена Рады сеньйоров и Украинской национальной рады, члена Провода ОУН(б) с 1942 г., краевого проводника  на западноукраинских землях (ЗУЗ), участника III Чрезвычайного великого сбора ОУН(б) в августе 1943 г. и автора ряда его резолюций, выступавшего за "демократизацию" внутренней жизни ОУН - Степаняка Михаила Дмитриевича.

novoross_73 пишет  в ОУН и немцы - 3
Думаю, ув. френды, вы все в курсе, что сегодня на Украине активно внедряется концепция, представляющая УПА «третьей» силой, которая, якобы, вела «двофронтовую боротьбу» не только с Советской властью, но и с немецкими оккупантами. В качестве подтверждения этой концепции, как правило, приводятся упоминания о многочисленных стычках подразделений УПА с немецкими тыловыми частями, в частности, нападение на бараки немецкой полиции в г. Владимирец Ровенской области 7 февраля 1943 г. и т.д. и т.п.

Наличие подобных «сражений» позволяют делать украинским историкам вывод о том, что «ОУН-УПА протягом більшого часу Вітчизняної війни ... проводило непримиренні жертовні військові змагання з німецькими загарбниками, які відповідали їм тим же».

В то же время УПА представляла собой вооружённую формацию, действующую не стихийно, а подчиненную и контролируемую бандеровской ОУН. В связи с этим особый интерес, на мой взгляд, представляет выяснение позиции членов Центрального Провода и их отношение к «антинемецкому» фронту.
Как сражался на "антинемецком" фронте Бандера, мы уже выяснили здесь и здесь. Теперь же посмотрим, что думали по этому поводу члены ЦП, оставшиеся на Украине. Считается, что событием, которое окончательно оформило переход ОУН (б) к активной фазе борьбы с немцами, была III конференция ОУН, которая состоялась 17-21 февраля 1943 г. возле местечка Олеськ (Львовская обл.)

Одним из участников этой конференции был уже неоднократно упоминавшийся мною Михаил Степаняк. На допросе в Отделе по борьбе с бандитизмом НКВД УССР он дал развёрнутые показания не только о том, как проходила III конференция ОУН, но и коснулся других, не менее интересных вопросов: Третий Чрезвычайный Великий сбор ОУН, создание УПА, разногласия по этому поводу среди членов Центрального Провода.

Следует уточнить, что Степаняк был первым из ведущих функционеров ОУН, кого НКВД удалось захватить живым, и именно от него в таких подробностях чекисты впервые узнали о структуре националистического подполья и взаимоотношениях среди членов Центрального Провода.
Думаю, ув. френдам будет любопытно ознакомиться с показаниями этого деятеля.
Выше я уже приводил его краткую биографическую справку, но для лучшего понимания положения, которое М.Степаняк занимал в ОУН, стоит на некоторых деталях остановиться более подробно.


Степаняк Михаил Дмитриевич. Клички - "Лекс", "Сергий", "Долышний", "Дмытрив".


Родился 24 января 1905 г. в с. Дзвиняч на Станиславщине (Солотвинский район Ивано-Франковской области) в многодетной крестьянской семье (имел четырёх сестёр и двух братьев). В 1918-1926 гг. учился в Станиславской гимназии, а в 1926-1931 гг. - на юридическом факультете Львовского университета. Магистр права (1934 г.) Во время учёбы увлёкся коммунистическими идеями и вступил в КПЗУ, за что после окончания университета арестовывался польской полицией, но из-за недоказанности обвинения в апреле 1934 г. был освобождён и вернулся в родное село.
С начала 1935 г. работал помощником частных адвокатов в г. Бережаны (Тернопольская обл.). После присоединения Западной Украины к УССР с сентября 1939 г. становится секретарём Бережанской временной уездной управы, с декабря 1939 г. - заведующим общим отделом Бережанского районного исполнительного комитета, а в марте-апреле 1940 г. - секретарём Бережанского городского совета.
В апреле-мае 1940 г. у Степаняка состоялась встреча со специально прибывшим из Кракова представителем ЦП ОУН Г. Голяшем-«Беем» и членом Краевого Провода ОУН Л. Зацным-«Трояном». Они предложили Степаняку вступить в ОУН, которой срочно требовался квалифицированный юрист для подготовки проекта организации органов государственной власти «самостийной» Украины. Таким образом, Степаняк становится членом ОУН, переходит на нелегальное положение и принимается за работу. На протяжении лета и осени 1940 г., скрываясь в разных селах Западной Украины (деньги на его содержание выделяла ОУН), он подготовил указанный проект.
В мае 1941 г. руководитель Львовского Краевого Провода ОУН И. Клымив-«Легенда» сообщил М. Степаняку об утверждении Центральным Проводом его проекта государственного устройства «УССД» и принятии его к практическому исполнению. С началом Великой Отечественной войны согласно проекту М.Степаняка оуновцы создают на оккупированной территории свои органы власти.
После провозглашения акта "30 червня 1941 р." М. Степаняк назначен помощником Л. Ребета, заместителя «премьера» Я.Стецько и шефа «Державного устрою» при ЦП ОУН. В сентябре 1941 г. Ребет был арестован немцами, и Степаняк занял его место. Учитывая особые заслуги Степаняка перед ОУН, он был введен в т.н. «Раду Сеньйорів» под патронатом митрополита А.Шептицкого, своеобразный бандеровский предпарламент при «правительстве» Я.Стецько, созданный для видимости "народной" поддержки действиям ОУН.
В том же 1941 году Степаняк становится во главе важнейшей структурной единицы подполья – Краевого Провода ОУН «Галычина», или КП ОУН на Западноукраинских землях (ЗУЗ). В конце 1941 г. «урядуючый» проводник М. Лебедь-«Рубан», возглавивший ОУН вместо находящегося под "арестом" Бандеры, ввёл Степаняка в состав Центрального Провода.
М. Степаняк принимал активное участие в I, II и III конференциях ОУН, а на Третьем Большом Чрезвычайном сборе ОУН в августе 1943 г. был избранный членом Главного Совета ОУН. Автор большого количества официальных документов, многие из которых были опубликованы в центральном оуновском журнале «Идея и Чин». Прилагал усилия к консолидации всех украинских эмигрантских движений, противостоящих Советской власти, участвовал в переговорах с польским эмигрантским правительством по поводу совместных действий. Выступал за "демократизацию" внутренней жизни ОУН и отказ от идеологии донцовского интегрального национализма. На этой почве у Степаняка возник серьёзный конфликт с Шухевичем, в результате которого Шухевич в середине декабря 1943 г. снял Степаняка с должности Краевого Проводника ЗУЗ, исключил из состава ЦП ОУН и выслал на Волынь.
Там Степаняк вновь активно включается в работу, и совместно с М.Лебедем, В.Куком, Я.Буселом и другими членами Краевого Провода ОУН на «ПСУЗ» (северо-западных украинских землях) в июне 1944 г. создаёт оппозиционную ОУН Шухевича «Народно-вызвольну революцийну организацию» (НВРО). Руководство «НВРО» поручает Степаняку подготовить программу новой организации.
Однако до конца завершить свою работу он не успел, т.к. 30 июля 1944 г. был захвачен чекистами в схроне в лесу между сёлами Буща и Дермань Мизочского района Ровенской области. При задержании был тяжело ранен брошенной в схрон гранатой и потерял сознание.
Я уже говорил, что Степаняк был первым из руководителей ОУН такого высокого ранга, захваченным живым, и чекисты старались наиболее эффективно использовать полученную от него информацию, а потому тщательно скрывали факт ареста М.Степаняка - никаких официальных сообщений по этому поводу не было. Более того, в отличии от других задержанных оуновцев, которые активно выступали в газетах и на митингах с осуждением своей «деятельности», Степаняка в пропагандистских целях не использовали. Долгое время его дело не направляли в суд. Его допрашивали, использовали в опознании убитых участников ОУН-УПА, вновь допрашивали, перевозили из Львова в Киев и обратно.
Только 26 марта 1947 г. Военный трибунал войск МВД Киевской области осудил М. Степаняка по ст.ст. 54-1 «а» и 54-11 Уголовного кодекса УССР к высшей мере наказания - расстрелу. Однако 23 июня 1947 г. Военная коллегия Верховного Суда СССР, ссылаясь на ст. 3 Указа Президиума Верховного Совета СССР от 26 мая 1947 г., заменила расстрел на 25 лет ИТЛ.
Наказание отбывал в Песчаном лагере (Карагандинская область, Казахстан). После смерти Сталина написал несколько жалоб в разные инстанции, добиваясь пересмотра дела. Лишь 8 апреля 1961 г. Президиум Верховного Совета УССР помиловал Степаняка и снял с него судимость, а 12 апреля он был освобождён. После освобождения, вместе с другими амнистированными проводниками В.Галасой, В.Куком, М.Матвиейко, М.Степаняк выступил с осуждением своей деятельности в ОУН.
Умер 13 февраля 1967 г. в с. Дзвиняч.
Реабилитирован 3 января 1995 г. прокуратурой Ровенской области.



ПРОТОКОЛ ДОПРОСА





обвиняемого СТЭПАНЯКА Михаила Дмитриевича




от 25 августа 1944 года

Anchor[...]
ВОПРОС: Дайте подробные показания о 3-й конференции ОУН.
ОТВЕТ: 3-я конференция ОУН состоялась в феврале месяце 1943 года в селе Теребеже или Валуйки, вблизи города Олесько Львовской области, в квартире крестьянина, фамилии которого не помню.
Участниками конференции являлись:
1. ЛЕБЕДЬ Николай - «МАКСИМ РУБАН»
2. ШУХЕВИЧ Роман - «ТУР»
3. ОХРИМОВИЧ Василий - «БАРД»
4. «ГАРМАШ» - «ВЛАДИМИР»
5. «КОСАР», «ТАРАС»
6. МАТЛА - «ДНИПРОВЫЙ»
7. «ПЕТРО»
8. Я - СТЭПАНЯК - «СЕРГЕЙ».
Руководил этой конференцией также «МАКСИМ РУБАН». Докладчиком был я - СТЭПАНЯК.
Основное содержание конференции сводилось к следующему:
1. Оценка международного положения.
2. Оценка внутреннего положения.
3. Оценка тактики ОУН, исходя из изменения международного и внутреннего положения на Украине.
В прениях участвовали все представители конференции.
В своем докладе я охарактеризовал международную обстановку и какое может оказать влияние на деятельность ОУН победа тех или иных государств и в связи с этим какова должна быть позиция ОУН.
Я указал, что в ходе войны СССР вырисовывается как победитель, но так как СССР продолжает оставаться основным врагом «Украинской самостоятельности», за которую борется ОУН, организация должна сделать все, что необходимо для успешной борьбы против СССР.
Я говорил, что в СССР существует украинское правительство,
что СССР ведет тяжелую войну и в связи с этим в[о] мнении украинских масс и внешнего мира СССР выступает как единственная сила, защищающая Украину от немецкого рабства. Поэтому необходимы такие факторы, которые бы говорили, что украинская проблема в СССР не разрешена и, что украинский народ недоволен политикой СССР в отношении Украины.
С другой стороны, ОУН заинтересована, чтобы показать СССР как «агрессора, угнетателя украинского народа».
Учитывая, что немцы, хотя еще находятся на Украине, фактически же войну на востоке проиграли и, следовательно, на Украину должны прийти большевики, - я делал анализ, что если это так, какие могут быть факторы, которые бы показали силу украинского «самостоятельного» движения, руководимого ОУН и, с другой стороны, показали бы СССР, что и без его помощи Украина может быть освобождена от немцев, а Советский Союз при этом положении, идя на Украину, выглядел бы, как империалист.
Я сделал вывод, что таким фактором может быть только восстание на Украине и захват власти без помощи Красной Армии, восставшими под руководством ОУН.
Я рекомендовал, при удаче восстания, немедленно создать «Украинское правительство» или что-либо подобное. Отмечал, что следует учесть наличие противоречий между интересами Англии и Америки, с одной стороны, и СССР - с другой. Я указывал, что рано или поздно, эти противоречия должны привести к серьезному конфликту, тем более, что союзники заинтересованы, чтобы Советская власть не извлекала никаких политических выгод из победы над Германией.
Я говорил, что если бы восстание дало положительные результаты, Англия и Америка не только вынуждены были бы считаться с наличием крупных антисоветских сил внутри страны, но этот фактор ускорил бы столкновение между СССР и ее нынешними союзниками, так как Англия и Америка имели бы возможность оправдаться перед своими народами о причине поворота своей политики в сторону враждебности к СССР, ориентируя их на то, что народы СССР живут, якобы, в кабале, и СССР проявляет в отношении их элементы агрессии, не дает им возможности лично
решать свою судьбу.
Какие силы, по моему мнению, могли поднять восстание? Я полагал, что поскольку на Украине, кроме ОУН, имеются и другие националистические формирования, как УНДО, УСРП, УНРовцы и другие, которые значительно слабее ОУН, но все же имеют под своим влиянием некоторое количество единомышленников, следовало бы объединить свои усилия, создать общее руководство, которое бы возглавляло все течения и имело бы достаточное влияние на военщину, не желавшую идти в ОУН. Особенно это касалось старых военных специалистов - УНРовцев.
Кроме того, я докладывал о том, что создание такого общего представительства разных националистических формирований необходимо еще и потому, что перед украинским народом и внешним миром можно было бы продемонстрировать единство и консолидацию сил Украины и облегчить этим связь с Англией, Америкой и другими государствами в борьбе против СССР, поскольку ОУН создала о себе неприятное впечатление, как фашистская организация, находившаяся под влиянием немцев.
Я также предлагал создать «Украинский военный комитет», который руководил бы военной стороной восстания и обосновывал, что войсковая референтура ОУН с такого масштаба работой не справится.
Все делегаты с данным мною анализом и предложенными мероприятиями согласились, что имело свое отражение в резолюции конференции.
Однако, под влиянием члена центрального провода, впоследствии члена бюро провода - ШУХЕВИЧА «ТУР», намеченный курс на этой конференции был отклонен, а политика организации в вопросах вооруженной борьбы пошла по линии, практически осуществлявшейся уже на Волыни «КЛИМОМ САВУРОМ», как командиром УПА, т.е. борьбы против красных партизан и поляков.
Когда на 3-й конференции ОУН были приняты предложенные мною планы по восстанию и созданию украинского политического представительства и центрального Военного комитета, мне «РУБАН» предложил наладить связь со всеми украинскими националистическими формированиями и подготовить почву для создания указанных представительств.
В мае месяце 1943 года на заседании провода, руководимого ШУХЕВИЧЕМ - «ТУР», я был назначен ответственным за ведение переговоров от имени ОУН и должен был войти в состав руководящего коалиционного представительства, однако ШУХЕВИЧ позже, как я уже показал, изменил такой курс политики ОУН.
[...]
ВОПРОС: Чем была вызвана необходимость созыва «3-го надзвычайного велыкого збора ОУН», в котором вы принимали участие?
ОТВЕТ: «3-й надзвычайный велыкий збор ОУН» в основном был вызван внутриоуновскими трениями между членами центрального провода, с одной стороны, и «МАКСИМОМ РУБАН» - с другой. Предстоял созыв 4-й конференции ОУН, на котором намечалось разобрать следующие вопросы:
1. Программные и тактические.
2. Организационные.
3. Утверждение нового провода.
По инициативе ШУХЕВИЧА - «ТУР», который на заседании центрального провода 13 апреля 1943 года был избран председателем бюро провода и сменил «РУБАНА» как проводника ОУН, вместо конференции состоялся «Велыкий збор», поскольку этим збором закреплялось положение ШУХЕВИЧА - «ТУР» как проводника организации.
ВОПРОС: Чем было вызвано переизбрание центрального провода ОУН и устранение «РУБАНА» как проводника ОУН?
ОТВЕТ: «МАКСИМ РУБАН» на протяжении своей работы проводника ОУН показывал себя как диктатор, лишал всякой инициативы референтов центрального провода, чем последние были недовольны, в результате, в конце 1942 года или начала 1943 года наметился явный упадок оуновской работы.
Краевые проводники не получали соответствующих указаний и территориальные ОУН были, по сути, предоставлены сами себе. Особо отсталая работа наблюдалась по линии войсковой референтуры, тем более, что к тому времени стали стихийно создаваться вооруженные отряды ОУН, которые вопреки желанию оуновского руководства, имели тогда вооруженные столкновения с немцами.
К тому времени назрело ряд политических вопросов:
1. Необходимость налаживания закордонных связей.
2. Изменения политической программы ОУН и организационного статута.
3. Создания общеукраинского военного и политического руководства в соответствии с решением 3-й конференции ОУН.
9-го апреля 1943 года «МАКСИМОМ РУБАН» было созвано очередное заседание центрального провода ОУН, для обсуждения создавшейся тогда ситуации. Это заседание носило бурный характер и длилось вплоть до 13-го апреля включительно.
На этом заседании при обсуждении вопроса о положении на Волыни, где в первую очередь стали создаваться вооруженные отряды и более мощные, чем в других местах, выяснилось, что «МАКСИМ РУБАН» не руководит политической и организационной работой ОУН, не может дать положительного разрешения стоящих перед ОУН вопросов, в частности о том, как организационно возглавить начавшееся движение по созданию вооруженных отрядов. Не может ответить на вопрос, как рассматривать эти отряды, как народное или оуновское движение, почему не реализуются решения 3-й конференции ОУН об общеукраинском политическом представительстве, выполнение которого «РУБАН» явно затягивал.
В процессе заседания ряд членов центрального провода высказывались за представление инициативы референтам провода.
Я предлагал заменить уставные положения ОУН, предоставлявшие право диктаторства проводника, на введение системы коллегиального решения политических вопросов.
Против этих предложений резко выступил «МАКСИМ РУБАН», хотя все члены центрального провода его ни в одном из стоявших вопросов не поддержали.
На этом заседании центрального провода ник каким конкретным решениям ни по одному выдвинутому вопросу не пришли.
«РУБАНА» стали обвинять, что он не дает возможности проявить инициативу членам центрального провода и как диктатор опасается упустить из-под своей власти членов провода, что приводит к упадку и разложению всей ОУН, и фактически ряд краевых проводников и референтов центрального провода ведут линию самостоятельную от центра, что грозит плохими последствиями.
«РУБАН» требовал безоговорочного ему подчинения и оправдывал практику своего руководства, обвинял членов центрального провода в плохой работе.
Тогда ШУХЕВИЧ, как более старый и авторитетный член ОУН, предложил «РУБАНУ» выйти из зала заседания, для решения без него вопросов членами центрального провода, что следует в дальнейшем предпринять для исправления создавшегося положения.
Когда «РУБАН» вышел, ШУХЕВИЧ заявил, что «РУБАН» ни на какие отклонения от занятой им линии диктаторства не пойдет, что он действует методами, которые устарели, без учета обстановки.
ШУХЕВИЧ предложил решить, какими путями члены центрального провода мыслят разрядить кризис организации, и высказал мнение, что «МАКСИМА РУБАНА» от руководства ОУН следовало бы устранить.
Я поддержал мнение ШУХЕВИЧА и заявил, что «РУБАНА» нужно немедленно снять с руководства центрального провода и вместо него избрать руководство в лице бюро из 3-х человек, но один из них должен быть, так называемый, первый из равных, как бы по типу римского триумвирата.
Я предложил также созвать конференцию, на которой рассмотреть вопрос о «РУБАНЕ» и предложение членов центрального провода об изменении программы устава и тактики ОУН.
«ЛЕМИШ» поддержал ШУХЕВИЧА и мое выступление, и внес предложение в состав бюро избрать ШУХЕВИЧА, «ТАРАСА» и «ДНИПРОВОГО», причем ШУХЕВИЧА «першим миж ривными».
При голосовании они были избраны единогласно.
[...]
На «3-м надзвычайном велыком зборе» усугубилось положение «РУБАНА» в связи с такими обстоятельствами:
«РУБАН» не только не запротестовал против наименования конференции конгрессом, т.е. «Велыким збором», а даже дал согласие на такое переименование, хотя в нарушение статута, не были приглашены все областные руководители ОУН, отсутствовал ряд краевых проводников, вместо других были лишь их представители, что по уставу является уже нарушением.
«РУБАН» отказался от своего права отчитаться перед конгрессом о проделанной под его руководством работе, он также отказался потребовать от конгресса рассмотрения вопроса о правильности его устранения от руководства ОУН, обстановка же сложилась такая, что наиболее влиятельные руководители ОУН по разным причинам стали в оппозицию к «РУБАНУ», помимо претензий к нему, как к руководителю.
«ОХРИМ» к моменту «Надзвычайного велыкого збора» на территории своего края стал объединять разрозненные военные группы в единую военную силу, распространив свое влияние не только по своему краю, ной по другим краям. Таким образом, он фактически возглавил все вооруженные силы ОУН, после чего объявил о создании УПА и себя как главнокомандующего, под кличкой «КЛИМ САВУР».
Тогда же он издал первый приказ, в котором указал, что наивысшей суверенной властью Украины является командование УПА, и фактически подчинил ОУН, на территории которой действовала УПА, командованию последней.
Поскольку это были самочинные действия со стороны «ОХРИМА»-«КЛИМА САВУРА», «МАКСИМ РУБАН» посылал к нему своих представителей для выяснения положения на месте, ввода своих представителей в руководство УПА, чтобы УПА не выходила из-под влияния центрального провода.
«КЛИМ САВУР» отправил обратно посланных «РУБАНОМ» людей и, таким образом, перестал подчиняться центральному проводу, мотивируя это тем, что центральный провод сам остался в стороне, и ему, «КЛИМУ САВУРУ», пришлось возглавить и собрать вооруженные силы, стихийно возникшие, перешедшие в некоторых случаях к активным выступлениям против немцев, что угрожало использованием этих сил красными партизанами.
«МАКСИМУ РУБАНУ» так и не удалось договориться с «КЛИМОМ САВУРОМ» и он решил привлечь последнего к ответственности, что стало известно «КЛИМУ САВУРУ» и настроило его против «РУБАНА».
Когда он посылал на конгресс своих представителей - «ГАЛЫНУ» и «ГОРБЕНКО», он им дал указания выступать против «РУБАНА» в пользу ШУХЕВИЧА и других избранных в бюро.
В свою очередь «ЛЕМИШ», хотя открыто об этом не говорил, был недоволен «РУБАНОМ» в связи со снятием его с работы 2-го организационного референта центрального провода и посылкой на должность краевого проводника «Пивдня».
Кроме того, «ЛЕМИШ» учитывал необходимость изменения программы ОУН, что особо чувствовалось в восточных областях Украины, которые входили в район его деятельности, с чем категорически не соглашался «РУБАН», поэтому, посылая на конгресс своего представителя «ИВАНИВА», он дал ему аналогичные указания, что «КЛИМ САВУР» своим представителям.
Я лично был также против «РУБАНА» за его консервативность, диктаторство и нежелание понять обстановки, неумение оценить даже то, что оценил «КЛИМ САВУР» в части быстрого охвата своим влиянием стихийно создавшихся вооруженных групп.
Все это и соответствующая дипломатическая работа ШУХЕВИЧА создали твердую оппозицию против «РУБАНА» не только на конгрессе, но и вообще.
ШУХЕВИЧ, открыв конгресс, как «Перший миж ривными» членов бюро, предложил избрать председателем президиума конгресса-представителя «КЛИМАСАВУРА» «ГОРБЕНКО», чем подчеркнул свое согласие с «КЛИМОМ САВУР» и несогласие с «РУБАНОМ», так как было известно, что «РУБАН» подозревает «ГОРБЕНКО», что он тайный немецкий агент, поскольку, будучи арестованным немцами летом 1941 года, он в 1943 году очутился на свободе, заявив, что его немцы освободили, в то время, когда никого из видных националистов они тогда не отпускали. В результате «ГОРБЕНКО» был избран в бюро.
Впоследствии ШУХЕВИЧ «ГАЛЫНУ» и «ИВАНИВА» - представителей «КЛИМА САВУРА» и «ЛЕМИША» ввел в центральный провод ОУН.
ВОПРОС: К чему сводилась программа «3-го Надзвычайно-го велыкого збора»?
ОТВЕТ: В программу «3-го Надзвычайного Велыкого збора» входили:
1. Доклад о международной и внутренней ситуации.
2. Смена программы.
3. Смена организационного устава.
4. Выборы центральных органов.
5. Прочие вопросы.
Докладчиком по первому вопросу был «ГАРМАШ» - «ВЛАДИМИР».
По второму - «ИВАНИВ».
По третьему - «КОСАР», «ТАРАС».
В прениях выступали почтичвсе делегаты, особенно «ГОРБЕНКО», «МАКСИМ РУБАН», «ГАЛЫНА», «ИВАНИВ», ШУХЕВИЧ, «РОБЕРТ» и я - СТЭПАНЯК.
ВОПРОС: Дайте показания о содержании докладов и выступлений.
ОТВЕТ: Обрисовав общую международную обстановку на данный момент, «ГАРМАШ» - «ВЛАДИМИР» заявил, что страны «ОСИ» войну проиграют, а СССР выходит на арену, как победитель.
В то же время существуют большие противоречия между Англией и Америкой - с одной стороны, и СССР - с другой, которые по мере приближения войны к окончанию, будут обостряться, и есть основание рассчитывать на перерастание этих противоречий после разгрома немцев вплоть до вооруженных столкновений.
Борьба народов, порабощенных немцами, будет расширяться и в результате явится фактором, который будет иметь колоссальное значение в формировании послевоенных международных отношений.
Политика немцев против народов СССР является их самоубийством, и это же укрепляет позицию СССР, который сейчас
сцементирован единым желанием - мести Германии.
Однако, по мере того, как под натиском Красной Армии немцы будут отступать на востоке из оккупированных ими территорий, для народов СССР возникнет проблема их «Государственной самостоятельности».
Длительная кровопролитная война, безусловно, настроила массы СССР против войны. Надо считаться с тем, что когда Красная Армия подойдет к старым границам СССР и очистит свою территорию от немцев и их союзников, а СССР захочет продолжать войну за пределами своих границ с целью «приобретения новых территорий», и он это, безусловно, сделает, внутри СССР будут «усиливаться антивоенные настроения».
Такая политика СССР создаст врагов Советскому Союзу не только со стороны ее союзников, но и порабощенных немцами народов Европы, борющихся за свое освобождение.
Из всего этого «ГАРМАШ» - «ВЛАДИМИР» сделал вывод, что в дальнейшем ходе военно-политических событий создадутся внешние и внутренние условия для успешной борьбы за государственную «самостоятельность» народов «угнетенных» или находящихся под угрозой «угнетения» со стороны СССР
На этом основании он предложил:
1. Направить работу организации на «революцию в СССР» путем создания «единого фронта с другими народами СССР» и военной активизации УПА.
2. Связаться с народами Европы, не входящими в состав СССР для единых действий.
3. Добиваться поддержки со стороны Англии. Относительно внутреннего положения на Украине «ГАРМАШ»
- «ВЛАДИМИР» подчеркнул рост силы и значения ОУН, которая, по его заявлению, стала «единственной революционно-политической руководящей силой на Украине» и, что авторитет ОУН возрос с момента создания УПА.
Он предлагал закрепить достижения ОУН и УПА, так как наличие вооруженных сил ОУН вынудит к признанию этой организации как руководящую силу со стороны всех украинских антисоветских политических групп.
После соответствующих прений по докладу «ГАРМАША» -«ВЛАДИМИРА» было принято решение, в пользу которого выступал ШУХЕВИЧ - «ТУР», «ГОРБЕНКО», «ГАЛЫНА» и «ИВАНИВ». Оно сводилось к тому, что:
1. Немедленно развернуть работу по пополнению УПА, добиваясь ее количественного роста до крайних пределов за счет мобилизации населения.
2. Создать подпольные склады запасов продуктов питания, одежды и оружия и в связи с наступлением Красной Армии, УПА сосредоточиться в местах, природные условия которых способствуют сокрытию там большой силы.
3. Выждать продвижения фронта на запад, ослабления этим гарнизонов Красной Армии, продвигаться на восток Украины и даже за пределы Украины, вплоть до Кавказа, в Белоруссию и т.д. где поднимать народы к восстанию против СССР.
Я и «РУБАН» считали принятое решение неправильным, обреченным на уничтожение массы украинского народа, так как противопоставление УПА, технически почти безоружной, против вооруженной до зубов современными техническим вооружением многочисленной Красной Армии, к тому же ободренной успехами победы, являлось бессмыслицей, а объективно - провокацией.
[...]
ВОПРОС: К чему сводились дискуссии об УПА и «КЛИМЕ САВУРЕ»?
ОТВЕТ: В основном, дискуссия по этому вопросу была вокруг практической деятельности УПА под руководством «КЛИМА САВУРА», проводившего массовые уничтожения польского населения и о роли УПА в создании «Украинского самостоятельного государства».
В защиту деятельности «КЛИМА САВУРА» в отношении поляков выступали особо резко «ГОРБЕНКО», «ГАЛЫНА», «ИВАНИВ» и ШУХЕВИЧ. С критикой выступали я и «РУБАН».
Поскольку в защиту «КЛИМА САВУРА» выступало все бюро провода, «Велыкий збор» оправдал действия «КЛИМА САВУРА», хотя в официальных решениях конгресса это не было отражено.
Все защищавшие на конгрессе «КЛИМА САВУРА», защищали также тезис, что УПА является основным средством в борьбе за «Украинскую державу», что имело отражение в решениях сбора.
Были противники такого определения, считавшие, что УПА скомпрометирована своими бандитскими действиями против польского населения и, что она основным средством борьбы за «самостоятельность Украины», даже из этих соображений не может являться.
Эти лица, к которым относятся «РУБАН» и я, высказывались, что основным средством борьбы за «самостоятельную Украину» должна являться политическая деятельность, т.е. политическая, а не военная организация.
Протокол записан с моих слов верно, мне прочитан, в правильности изложенного расписываюсь.
Стэпаняк


ДОПРОСИЛ: НАЧАЛЬНИК СЛЕДСТВЕННОГО ОТДЕЛЕНИЯ
ОББ НКВД УССР - МАЙОР ГОСБЕЗОПАСНОСТИ
Спиваковский


ГА СБУ. - Ф.6. - Д.75135-ФП. - Л. 19-41.


Tags: архивная полка, лебедь, оун-упа, степаняк, шухевич
Subscribe

Recent Posts from This Journal

promo mgu68 11:59, Вторник 258
Buy for 110 tokens
Заранее прошу прощения за длинный текст, но другого выхода нет, ситуация слишком серьезная. Украинской армии и лично г-ну Зеленскому даже коронавирус не помешал ни продолжать убивать мирное население Донбасса, ни клеветать в нашу сторону, при этом "предлагая помощь Донбассу". В разгар прошлой…
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments