?

Log in

No account? Create an account
varjag2007su (varjag2007su) wrote,
varjag2007su
varjag2007su

Categories:

«Заведение прививания». Как Екатерина II вакцинировала Малороссию (документ)



На аукционе в Лондоне, который пройдет 1 декабря этого года будет выставлен уникальный лот, который, внезапно, имеет отношение и к российской истории, и к дню сегодняшнему, а именно, к проблемам массовой вакцинации.


Речь идет о ранее неизвестном письме Императрицы Екатерины II к графу Петру Александровичу Румянцеву-Задунайскому от 20 апреля 1787 г., о том, как правильно, по мнению Её Императорского Величества, организовать кампанию «вариоляции».

Прежде чем перейти к содержанию этого короткого, но очень емкого документа с конкретными рекомендациями, стоит поговорить о том, чем была оспа для России и мира в XVIII веке, и почему борьба с ней была настолько важна.

Эта болезнь была «чумой» не только XVIII, но отчасти и XIX столетий. В отдельные периоды смертность от данного заболевания достигала 20-60% от числа заражённых. А среди младенцев и до 90%. При этом, дети в возрасте от пяти до девяти лет болели, и болеют оспой даже сейчас с минимальными последствиями. Речь идет о так называемой «ветряной оспе» или «ветрянке», что также было зафиксировано тогдашними врачами. Как и пожизненный иммунитет к вирусу у людей, перенесших эту инфекцию и выживших в итоге.




Стоит сказать, что оспа не щадила никого в тогдашнем сословном обществе, и косила как простолюдинов, так и аристократов. Периодически добираясь и до монарших семей. От оспы, например, умерли королева Англии Мария II в 1694, император России Петр II в 1730, король Франции Людовик XV в 1774, курфюрст Баварии Максимилиан III Иосиф в 1777.

Екатерина II, которая, которая в 1775 году писала Людовику XV по поводу смерти его предшественника «стыдно Французскому королю, в XVIII столетии, умереть от оспы», знала, о чем говорила. Поскольку сама стала примером для своих подданных в деле вакцинации. А вернее, пока еще «вариоляции» от оспы.

Вариоляция, в свою очередь, была по нынешним меркам довольно экстремальной процедурой. Человеку, желающему привиться, надрезали кожу ланцетом и в надрез вводили материал из пустулы (пузырька) с тела больного оспой «донора».

Подобным образом в 1768 году была привита по собственной инициативе и российская Императрица, ставшая впоследствии примером, как минимум, для собственной аристократии.

Эта прививка от оспы считается первой в российской истории. Проводил её врач Томас Димсдейл, британец и выходец из семьи квакеров, то есть, радикальных (по тем временам) протестантов, которые ставили «откровение Святого Духа в самом человеке» выше библейских текстов, поскольку «Библия — есть лишь декларация Откровения». В ту эпоху квакеры не только для Британии, но и для остальной просвещённой Европы были явлением в некоторой степени безумным. Поскольку их доктрина толкала их на самые «смелые дела».

Однако, как показала история, иногда и у них срабатывало. Особенно на российской почве.

Томас Димсдейл по одной из версий, которая, впрочем, выглядит уж слишком авантюрно, был «похищен и тайно привезен в Россию», а по другой, получил официальное приглашение и приехал в нашу страну на пике очередной эпидемии оспы.

Материал из пустулы британским доктором был взят у некоего крестьянского мальчика Александра Маркова, который впоследствии получил дворянский титул и стал именоваться «Марков-Оспенный».

Императрица перенесла прививку болезненно, вплоть до того, что была вынуждена удалиться на несколько дней в Царское Село. Однако, примерно через две недели после «вакцинации» Екатерина II полностью оправилась от болезни, предстала перед двором, и придворные по её примеру потянулся на вариоляцию.

Здесь нужно отметить, что шансы у её Императорского Величества после такой «прививки» отойти в мир иной были весьма существенные. Вариоляцию по данным того времени (очень приблизительным и крайне неполным по вполне понятным причинам) не переживали от 2,5% до 3% вакцинированных. И насколько тут нужно умножать летальный процент — это вообще науке пока неизвестно.

Тем не менее, Екатерина II идет на этот шаг, после чего прививается и её двор, и монаршее семейство. А далее, государыня-матушка начинает «прививочную кампанию». При этом, что характерно, не методами принуждения, а агитации и пропаганды.

Например, через выпуск лубочных картинок, где привитые от оспы «прекрасные юноши» пользуются популярностью у девушек, в отличие от мужчин с оспинами на лице. Девушки, к слову, изображались в этих материалах примерно в той же антитезе.

Стоит отметить, что Императрица решилась ввести декрет об обязательной вакцинации от оспы незадолго до своей смерти в 1796 году. Однако, какого-то практического продолжения этот указ не получил. Слишком велики были расстояния, неразвита инфраструктура, да и инерция воззрений давала о себе знать.

И тем интереснее узнать о том, что думала Императрица по поводу вакцинации и как её планировала в Малороссии, — регионе, отличавшимся определенным своеобразием и в те времена.

К этим территориям, а также людям их населяющим, Екатерина II подошла с политической токи зрения «рачительно», а с чисто человеческой — «бережно». Как следует из её письма, Государыня действительно заботилась о том, что сейчас называют «сбережением народа».

В частности, в письме к генерал-губернатору Малороссии Румянцеву Императрица пишет: «Граф Петр Александрович, между прочими предметами должности Приказов общественного призрения Губерний вам вверенных, один из главнейших почитаться должен заведение прививания оспы, которая, как нам известно, великий вред, а особливо в простом народе, причиняет».

С первого же абзаца довольно короткого письма говорится не про аристократию, не про помещиков или некую экономическую элиту, а о «простом народе».

Это можно было бы сейчас назвать популизмом, если бы не конкретные меры, которые Екатерина II далее предлагает графу Румянцеву, в которых говорится:

«Чтобы тамошнее прививание учинялось общим повсюду, об том ныне тем вящая предусматривается удобность, когда по всем почти уездам имеются доктора или лекари и когда оное не требует больших издержек».

То есть, речь идет, с одной стороны, о необходимости наличия соответствующего медперсонала, который уже должен быть в Малороссии, разделенной на губернии с утвержденным штатом персонала по общероссийскому образцу. А с другой — говорится о финансовой стороне вопроса в чрезвычайных обстоятельствах очередного пика эпидемии оспы.

При этом, Екатерина II предлагает решение инфраструктурных проблем:

«Для показания сему примера прикажите на первый случай при каждом губернском городе, где нет излишних Монастырских подворий или же упраздненных небольших Монастырей, построить самое малое число постоев для пребывания временного таковых, кои не в состоянии у себя дома пользоваться таким прививанием, на что нужно деньги заимствовать, можно из городских доходов».

Речь идет о том, что прививаться от оспы Императрица предлагает за счет государственного бюджета. При этом, опираясь на Церковь, которая со времён Петра I хоть и подверглась секуляризации, все равно была достаточно мощной инфраструктурой, которая могла обеспечить и попечение над больными и организацию пунктов вакцинации. И только в случае отсутствия «подворий и монастырей» речь в письме Екатерины II идет об организации отдельных «постоев» для инфицированных.

Завершается же письмо Государыни пассажем о финансовом обеспечении и выплате определённых надбавок врачам, которые работают в сфере вакцинации: «Доктора губернские могут исправлять сие дело и особливо как в них имеются присланные от НАС небольшим противу штата жалованием пользующиеся, а как в Новгород-Северском доктор Гунд может с успехом производить сие прививание, то и прибавить ему по штатному его окладу по триста рублей из оставшихся доходов с имений за монастырями бывших».

Здесь разговор переходит на тему финансового обеспечения врачей из, если так можно выразиться, «средств регионального бюджета», которые должны стать надбавкой к основному жалованию. И одновременно с этим дается четкая директива, откуда искать необходимые средства: с секуляризованных монастырских поместий. То есть, от Церкви земли, конечно, отторгли, но эти земли пусть послужат на благо людей. На благо жизни и здоровья.

Письмо Екатерины Великой графу Румянцеву-Задунайскому важно не только как источник по истории отечественной медицины, но и демонстрирует истиннле отношение императрицы к жителям Малороссии. С легкой руки Тараса Шевченко её образ буквально демонизирован современной украинской традицией. В то время как в реальности никакой «антиукраинской деятельностью» Екатерина Великая конечно же не занималась.

Судя по тому, что Украина и та её часть, которая называется Малороссия, живы до сих пор, граф Румянцев-Задунайский успешно реализовал мероприятия по вакцинации местного населения. Не исключено, что с использованием некоторых силовых мер. Так на то он и был человеком военным и решительным до резкости. Победителей, а особенно в борьбе с эпидемиями, впрочем, не судят.

В завершение отметим, что поскольку содержание этого послания является неотъемлемой частью исторического наследия Росси и Украины, то для наших читателей, а также широкого круга любителей отечественной истории, будет полезной публикация полного текста письма в современной орфографии. Поскольку текст воспроизводится по опубликованным в СМИ фотографиям документа, в нем возможны небольшие неточности, не влияющие, в прочем на восприятие основного содержания документа.

Автор выражает признательность настоятелю Михаило-Архангельского монастыря Александровской епархии города Юрьев-Польский, отцу Афанасию (Селичеву), без участия которого ряд ключевых моментов в этом письме нам бы не удалось разобрать никогда.

И дабы более не держать интригу, которая и так затянулась, мы приводим расшифрованный текст письма целиком:

«Граф Петр Александрович, между прочими предметами должности Приказов общественного призрения Губерний вам вверенных, один из главнейших почитаться должен заведение прививания оспы, которая, как нам известно, великий вред, а особливо в простом народе, причиняет.

Чтобы тамошнее прививание учинялось общим повсюду, об том ныне тем вящая предусматривается удобность, когда по всем почти уездам имеются доктора или лекари и когда оное не требует больших издержек.

Для показания сему примера прикажите на первый случай при каждом губернском городе, где нет излишних Монастырских подворий или же упраздненных небольших Монастырей, построить самое малое число постоев для пребывания временного таковых, кои не в состоянии у себя дома пользоваться таким прививанием, на что нужно деньги заимствовать, можно из городских доходов.

Доктора губернские могут исправлять сие дело и особливо как в них имеются присланные от НАС небольшим противу штата жалованием пользующиеся, а как в Новгород-Северском доктор Гунд может с успехом производить сие прививание, то и прибавить ему по штатному его окладу по триста рублей из оставшихся доходов с имений за Монастырями бывших. Пребываем, впрочем, вам благосклонны».


Tags: история, медицина
Subscribe

Recent Posts from This Journal

promo varjag2007su february 18, 2019 14:57 28
Buy for 100 tokens
Друзья и читатели моего блога! Вы все знаете, что все годы существования моего блога мой заработок не был связан с ЖЖ. Т.е. я не была связана и не имела никаких обязательств материального характера ни перед какими политическими силами и различными группами, кроме дружеских уз и благодарности…
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 3 comments